LAT
Ваш браузер устарел. Пожалуйста, обновите его..
Файлы cookie позволяют нам улучшать услуги для удобства пользователей. Продолжая использовать наш сайт, Вы соглашаетесь на использование нами этих файлов. БОЛЬШЕ >

Аллигатор из Латгалии смотрит на мир через моторы

Елена Иванцова, специально для TVNET/ Русский TVNET 1
Фото: Фото автора

Старый сарай рядом с таким же старым домом в глухой латгальской деревне вдали от большой дороги стал главной «приманкой», не оставившей сомнений для Олега Паршуто – это именно то место, которое он искал, поэтому пора перебираться жить сюда.

Что может двигать человеком, всю жизнь прожившим в городе, оставить работу, удобства и переехать в староверское село? «Мечта и ясная цель, к которой я двигаюсь», - говорит Олег, который за это время ни разу не пожалел о своем решении. За 2 года он привел дом и запущенную территорию в порядок.

Раньше на месте аккуратно скошенной лужайки росли деревья, о канализации и тем более интернете и речи не шло. Он по церковным книгам выяснил, что место было обжито уже в конце 19-го века, а храм, который находится по соседству, стоит с 1910 года, и на его крыше до сих пор видны отметины от снарядов. Когда убирали территорию, нашли саперную лопатку, старинный безмен, подковы лошадей, таскавших полевые пушки.

«Значит, мое место, оно меня ждало, - говорит хозяин, который искал это «свое» несколько лет.

-Когда увидел этот сарай, то даже дом не смотрел. Здесь был земляной пол, сено. Померил шагами – моя «полуторка» влезает идеально. Все, беру! Про свежий воздух и деревенские просторы и говорить не буду, все и так понятно».

FOTO: Фото автора

Олег Паршуто, он же Аллигатор - реставратор военных машин, выпущенных до 1945 года, его цель – построить музей военной техники. Сарай, в котором стоит транспорт, «рабочий офис» Олега, здесь он проводит почти все время. Реставрация, сбор автомобилей буквально по винтикам, самому молодому из которых 70 лет, не прихоть и не сумасшествие, это работа, причем любимая, от которой по коже бегают мурашки, а руки чешутся от удовольствия.

На дом Олег заработал, когда одна из его машин снималась в фильмах «Хроники Мелании» (Латвия) «1944» (Эстония).

Знаки и подсказки

Все началось 10 лет назад и закономерно, не спеша, двигалось в нужном направлении. Как это часто бывает, только впоследствии понимаешь те знаки, которые жизнь преподносит в те или иные моменты, говорит Олег. Все детство прошло в гаражах и машинах, потому что отец был водителем, и в кружке картингистов тоже время проводил не зря.

Поэтому пошел учиться на автослесаря. После армии заинтересовался ювелирным искусством, читал книги, экспериментировал. В Резекне поступил на отделение металлообработки художественного колледжа, куда его взяли посреди учебного года и без экзаменов. Но из колледжа пришлось уйти, и вскоре знакомый позвал работать в Ригу в ювелирную мастерскую. Было очень тяжело и физически, и эмоционально, но приобретенный опыт был огромный. «В один прекрасный день понял, что больше не хочу», - говорит Олег.

То, чего действительно хотелось — работать с железом, собирать буквально по крупицам машины, в свое время спасавшие сотни людей, например, на «дороге жизни» по Ладожскому озеру. В 2006 году Олег нашел раму от «полуторки» (ГАЗ АА), один крестьянин использовал ее в качестве прицепа для перевозки сена. Еще одна полуторка гнила у хозяина во дворе где-то в Литве. Купил за 5000 евро.

«Можно было нормальную тачку купить. Но такая готовая машина стоит около 20 000 евро, и их нет»,

рассказывает реставратор, чья первая отреставрированная полуторка сейчас находится в Европейском музее.

Глаза горят и руки чешутся

Со временем Олег самостоятельно освоил специальность сварщика, оброс знакомствами и связями, зарегистрировался на тематических форумах (Аллигатор — прозвище, придуманное сестрами еще в детстве). Реставраторы, поисковики и прочие заинтересованные люди — это очень узкий круг, в котором все друг друга знают и, понятное дело, нередко конкурируют.

FOTO: Фото автора

«Это определенный круг людей, у которых, грубо говоря, все схвачено. Кто-то где-то что-то услышал, нашел, откопал — сразу садишься на телефон, а потом за руль, потому что остро чуешь, что там твое. Бывает, полгода ничего, а бывает, так «выстрелит», что бросаешь все и мчишься с горящими глазами за сотни километров за мелкой, но очень важной деталькой», - рассказывает Олег.

Бывает, откапывается реальное сокровище, как это было, например, с задней грузовой платформой от американского «Доджа», которую выуживали из одного болота в Курземе.

Кстати, реставраторы не говорят Курземе — только Курляндия.

Вторая «ласточка» у него так случайно и появилась — ему позвонил незнакомый человек и сообщил, что в Даугавпилсе есть автомобиль «ГАЗ АА». Утром то, что от машины осталось, уже было в мастерской Олега, и за 3 года он собрал ее, да так, что

«полуторка» стала актрисой, сыграв в нескольких фильмах.

После войны на ней, кстати, возили по деревням киноустановку. «Реставраторы никогда не берут целые, готовые машины, иначе смысл теряется вообще. Реставратор — это охотник», - напоминает он главное правило. Глядя на груду ржавого, покореженного железа, трудно поверить, что его можно вернуть к жизни, но в этом-то и вся фишка.

В земле, увы, мало что осталось, слишком многое повыкапывали в 90-е годы. И барыги никуда не делись.

У третьей машины — американца «Dodge WC-51» с открытой двухместной кабиной — тоже богатая биография. «Я нашел его по объявлению, в свое время машина побывала на Кольском полуострове. Во время войны автомобиль перевезли через океан. А сколько таких утонуло… Их выпускали лишь 5 лет, с 1941 по 1945 годы», - говорит реставратор, поглаживая бампер, на котором видны военные «шрамы».

«Она уже догнивала где-то в Лиепае, служила мусорником. Счищая краску, я выяснил, что «додж» работал пожарной машиной — такая судьба была у многих военных автомобилей. После того, как обрел заднюю грузовую платформу, дело за малым — когда соберу,

это, скорее всего, будет единственная такая машина в Европе».

Через год он планирует собрать и трехосную полуторку «ГАЗ 3 А»– она еще в состоянии конструктора. Но рама есть - это главное. В Латвии и Литве таких машин нет вообще, в Эстонии осталось две.

На батон хватит

Четвертая машина «ЗИС 5В» - игровой автомобиль, с деревянной кабиной, Олег собрал ее зимой по чертежам. Машина-кормилица: 9 мая участвовала в празднованиях в Даугавпилсе, в конце июля поедет на военно-исторический фестиваль в Валге. Олег говорит, что иногда ездит на исторические, военные и ретро-фестивали.

Один съемочный день исторического автомобиля стоит приличных денег.

«Конечно, если бы фестивали проводились часто, мы бы сейчас уже в музее находились», - говорит реставратор. Он не скрывает, что в киноиндустрии среди владельцев военных машин существует большая конкуренция.

Находятся те, кто говорит режиссеру: с этим латгальцем не связывайся, он же русский.

«Я на жизнь смотрю через моторы. Идет, например, фильм по ТВ, там машина проедет, и я знаю, в каком году она выпущена».

FOTO: Фото автора

Место для будущего музея давно выбрано — рядом с мастерской. В нем будет несколько крупных экспонатов, вокруг каждой машины создастся определенный антураж из раритетных вещей, которые сейчас ютятся по стенам мастерской.

На закономерный вопрос о наличии танка в коллекции Олег отвечает отрицательно, ему намного более интересны легковые автомобили, выпускавшиеся до 1945 года, например, к «Willys».

Вопрос, на что он будет жить на пенсии, Олега не смущает: «Когда мне все это надоест, а руки не смогут работать, продам все и буду жить в свое удовольствие.

Одна машина может стоить 30 000 евро, на батон и консервы хватит», - смеется он.

Дочка уже интересуется машинами, и отец надеется, что она будет вести экскурсии в будущем музее. Жена после переезда нашла работу в ближайшем городке.

На генном уровне

Совсем недавно Олег получил очередной знак, после которого все окончательно встало на свои места. В 2014 году он отправил запрос в военный архив Подольска о своем деде, который прошел всю войну, но замерз по дороге домой в 1949 году. В ответе сообщалось, что дед, Анфим Исаев, в январе 1944 года в бою за деревню Монаково псковской области, будучи наводчиком 45-миллиметрового противотанкового орудия, после выхода из строя всего личного состава боевого расчета в одиночку метким огнем уничтожил огневую точку противника, чем обеспечил дальнейшее продвижение пехоты Красной армии.

За это смельчаку вручили медаль «За отвагу», с которой его потом и похоронили. «Орудие, наводчиком которого дед был, буксировалось «полуторкой«. Он служил в 125 полку 43-й Латышской гвардейской стрелковой дивизии, и я теперь живу там, где он когда-то проходил с боями. Я в армии служил в мотострелковом батальоне, присягу принимал на плацу Брестской крепости. Так что теперь все ясно — и моя страсть к реставрации ретротехники, и к истории. Зов крови я услышал верно».

История
1 Комментарии