LAT
Ваш браузер устарел. Пожалуйста, обновите его..
Файлы cookie позволяют нам улучшать услуги для удобства пользователей. Продолжая использовать наш сайт, Вы соглашаетесь на использование нами этих файлов. БОЛЬШЕ >

Европейцы, учитесь у румын!

Иван Пауков, специально для TVNET/ Русский TVNET 12
эксклюзив
Фото: AP/Scanpix

Длящиеся уже третью неделю в Бухаресте и других крупных городах Румынии масштабные протесты по числу участников превышают даже памятные стране демонстрации декабря 1989 года. Если обозреватели лондонской The Guardian считают их самым впечатляющим примером приверженности европейским ценностям в ЕС после Брекзита, то для их восточноевропейских коллег происходящее в Румынии - прежде всего неожиданно сильный и сплочённый ответ молодого гражданского общества на очередную попытку необольшевицкого реванша в «новой» Европе.

Что заставило сотни тысяч теплолюбивых южан выйти на улицы в семиградусный мороз, всем, вроде бы, известно: избранное в декабре новое правительство на парламентской сессии в ночь с 30 на 31 января пилотировало законопроект, декриминализирующий любые злоупотребления должностных лиц, если сумма ущерба от нх не превысит 200 000 RON (44 000 EUR). Но ведь глас народа был услышан: 5 февраля законопроект отозвали, а министр юстиции Флорин Иордаке, ответственный за внедрение этой скандальной инновации в действующий УК, был вынужден подать в отставку. Однако акции протеста продолжаются. Каждый вечер после семи. Почему?

«Не хотим польского сценария!»

- можно прочесть на многих транспарантах. Возможен ли он в Румынии? Безусловно. Более того: теоретически угроза поворота к национал-популизму здесь всегда была особенно ощутимой. Страна, где половина населения до сих пор живёт на селе, где в головах многих рядовых граждан необходимость образования никак не связывается с материальным успехом, где не изжит посткоммунистический олигархат, где очень влиятельная Православная церковь не устаёт повторять, что покорство судьбе - главная добродетель христианина; где популярные телепрограммы до отказа набиты конспирологическими «откровениями» и трёхгрошовой эсхатологией, а кумовство и подкуп остаются наиболее эффективной «смазкой» социальных механизмов, -

в теории именно такая страна должна была бы «оступиться» первой.

Историческая логика, однако, полна парадоксов. Горизонты Европы уже заволокли тучи, а традиционно отстающая Румыния смотрела в будущее с оптимизмом. Когда необольшевицкая контрреволюция поразила самое развитое восточноевропейское общество, Румыния только входила в зенит евроинтеграционного процесса. Системный кризис, охвативший ЕС в 2014 году, в этом углу континента почти не ощущался. Потоки азиатских и африканских мигрантов в 2015 году сюда не стремились. Да и транзит через Румынию, не входящую в Шенгенский союз, был бы непростым.

В прошлом году экономический прирост составил здесь внушительные 4,8%, а скорость развития инфраструктуры оставалась самой впечатляющей в «новой» Европе. События «арабской весны» ощутимо подстегнули интерес европейского туриста к сказочно красивой Румынии. Потоки льющихся сюда в тёплые сезоны евро, фунтов, крон и швейцарских франков заметно возросли. В Брюсселе тем временем оценивали успехи румынской демократии, обоснованно считая деятельность здешнего Национального антикоррупционного бюро (DNA) самым эффективным в ЕС.

Благодаря DNA многие политики, мечтающие вернуть Румынию к ситуации 90-х годов, когда страной фактически управляла мафия посткоммунистических клептократов, оказались за решёткой. Многие, но не все. В нынешней парламентской фракции большинства, и особенно среди депутатов от социал-демократов (PSD) немало находящихся под следствием. Суда ожидают президент Палаты депутатов и председатель Сената. То есть, два из трёх основных лиц в правительстве. Сравнительно «чистой» пока остаётся репутация третьего - нового премьера Сорина Гриндяну. Хотя всем и ясно, что получил он портфель по единственной причине: метивший на эту должность главный вдохновитель реванша, шеф PSD Ливиу Драгня о премьерстве и мечтать не может. Сильно мешает существующее законодательство.

В 2015 году следственной группой DNA было доказано, что, тремя годами ранее заседая в комиссии по импичменту президента Бэсэску, Драгня сфальсифицировал данные референдума. Приговор суда был довольно мягким: год условно. Но упёртый политик не сдавался. Апелляционные инстанции жалобу, конечно, рассмотрели. Обвинение подтвердили. И накинули ещё один условный годик. За неуважение к правосудию. Ущерб от злоупотреблений суд оценил тогда в 150 000 RON; срок же возможной активизации двухлетнего приговора, естественно, в силе и поныне. Понимаете теперь, откуда взялся 200-тысячный «порог» - не говоря уж о спешке?

Но они-то весь праздник и испортили. Если бы, оказавшись в парламентском большинстве, наследница компартии PSD первым делом «наехала» на гражданские свободы - как сделала это польская PiS, - отреагировали бы лишь самые просвещённые и молодые. Сотни тысяч на улицы Бухареста, Клужа, Ясс и Тимишоары не высыпали бы. Но язык цифр - особенно когда речь не об абстрактных ВВП или экономическом приросте - для ширнармасс определённо самый доходчивый.

Такая наглость возмутила даже убеждённых, что жизнь без бакшиша бывает только в раю.

Готовя «ползущий госпереворот», польская PiS годами оттачивала стратегию, учась на собственных ошибках и обеспечивая тылы. Например, сильно повлияв на ход президентских выборов 2015 года, PiSовцы для начала внедрили «своего» главу государства. Превратившегося после парламентской победы партии в её безотказного нотариуса. PSD счастия такого определённо лишён - по крайней мере до конца каденции президента Клауса Иоханниса.

Безусловное сходство обеих партий - в их почерке. От ставки на пенсионеров, село и провинцию до общебольшевицкой любви к ночным заседаниям. Подобно PiS, PSD желает видеть своим ближайшим союзником духовенство. Ещё до парламентской победы функционеры PSD оживлённо обсуждали с церковными иерархами подготовку «марша в защиту традиционных ценностей». Нет нужды объяснять, кому и зачем нужны такие марши, особенно в православных странах. Однако на данный момент церковь предпочла поддержать протестующих. Не диво: в отличие от благосостояния политиков, процветание клира от его популярности в народе зависят напрямую.

Фундаментальное отличие PSD от PiS состоит в том, что румынские необольшевики лишены ярко выраженного идеологического фанатизма партии Качиньского. В иерархии их «традиционных ценностей» идеям отводится место более скромное, чем деньгам и власти. Надо думать, последние считаются наиболее традиционными.

Риторика же являет общий для всех популистов набор банальностей. «Это - подрывные беспорядки, - жестикулировал Драгня с телеэкранов, - и закон - только предлог!» В своей громкой неудаче шеф PSD уже успел обвинить двух президентов - Румынии и... Молдовы. А также легион внутренних и внешних врагов румынского народа, руководимых, конечно же, всесильным Джорджем Соросом, давно ставшим эвфемизмом «мирового жидомасонского заговора». В общем, всё как обычно, никакой изобретательности.

А тут ещё и старый скелет из шкафа выпал: сильно заинтересованный в успехе PSD бывший двукратый президент Румынии Ион Илиеску высказался вполне в унисон: «президент Иоханнис разжигает страсти и поддерживает анархию». Как не понять экс-коммунистического ветерана: сам на старости лет угодил под суд. В том числе и за кровавую борьбу с «анархией» в обличье мирных демонстраций в Бухаресте 90-х.

Моя соседка Лаура

Ясно, что довольно топорному Драгне до виртуоза Качиньского - как до звезды небесной. Но это не снижает опасности его партии для румынской демократии. Очевидно, что следующим ходом правящей коалиции, в которой PSD образует большинство, станет попытка «подкопа» под DNA. Сценариев тут может быть масса. Например, реструктуризация бюро путём его слияния с антикоррупционной полицией автоматически привела бы к кадровым перестановкам. А ведь европейская известность и безупречная репутация бюро во многом обусловлены харизмой его лидера - 43-летней Лауры Кёвеши, самого молодого генерального прокурора в стране и первой женщине в этой должности в истории румынской государственности. Поэтому если даже большой ротации устроить не удастся, где сказано, что каденция шефа DNA будет длиться вечно?

Латвийскому читателю про такое долго растолковывать не нужно: все хорошо помнят, какой силой был KNAB в эпоху Алексея Лоскутова, и как подупала его эффективность при дальнейших руководителях.

Другое дело, что у PSD нет времени «пересиживать» Лауру Кёвеши, как PiS «пересидел» непокорного председателя Конституционного трибунала Польши. Потому как нет никакой гарантии, что очень скоро желающим «пересидеть» генпрокурора DNA делать это придётся совсем не в парламенте. Сама же Лаура давно стала народным героем Румынии. И не только. В 2016 году её наградили французским орденом Почётного легиона.

С виду же - обыкновенная интеллигентная дама из Бухареста. Пару лет назад стала моей соседкой, купив дом в трансильванской деревне, где я обычно провожу лето. Приезжает на выходные на довольно скромном автомобиле. Улыбчивая, открытая. Никак не напоминающая фанатичного «сталинского прокурора», каким назвал её столичный Jurnal National. Хотя было бы странным, случись оно иначе в издании, принадлежащем концерну Intact Media Group. Чей владелец, не чуждый политике пресс-магнат Дан Войкулеску в августе 2014 года был осуждён на десять лет за отмывание денег.

По миру миллиардера, впрочем, не пустили, конфисковав ровно столько имущества, сколько требовалось на покрытие ущерба. Подозреваю, что настоящий сталинский прокурор потребовал бы несколько иного приговора.

- Думаю, правовая система в стране серьёзно изменилась, - сказала Лаура на днях корреспонденту The Guardian, - ведь я начала работать прокурором 15 сентября 1995 года. Тогда было совсем не как теперь. Прокуроры не были независимыми. В те времена никто не расследовал действий министров и депутатов парламента. Не все были равны перед законом...

Даже ещё пять лет назад рядовому гражданину Румынии

не могло и присниться, что за взяточничество и отмывание денег в места не столь отдалённые отбудут восемнадцать министров прежних правительств

(не считая экс-премьера Виктора Понты) и сотни госслужащих и представителей крупного бизнеса. А сотни других окажутся под следствием - по той же самой причине.

На вопрос корреспондента ВВС, как оценивет она успех первой волны протестов, Лаура ответила: «Считаю, что риск не уменьшился. Каждый день и час теперь можно ожидать новых попыток модифицировать законодательство».

«Дядя Сорос, не дешевле ли купить PSD?»

То, что борьба будет долгой и утомительной, знает каждый, кто продолжает приходить холодными вечерами на площадь Victoriei или к зданию парламента, чтобы снова и снова громко требовать отставки правительства. «Наши братья из Молдовы смотрят на Румынию как на успешный пример евроинтеграции, а наше новое правительство хочет превратить Румынию во вторую Молдову!» - слышно в толпе.

«Орбан? Качиньски? Лукашенко? Путин? Спасибо, не надо!» - написано на транспарантах.

Столичный музей национального фольклора уже начал коллекционировать образцы острого народного слова последних недель. Румынские авторы портала politico.eu обратили международное внимание на один из них: «Дядя Сорос, не дешевле ли купить PSD, и закрыть её?» (в разговорном румынском языке глагол «закрыть» имеет точно такое же второе значение, что и в русском...)

В PSD, естественно, ни о какой отставке и слышать не хотят, звоня во все колокола о «праве большинства» и «народном выборе». Хотя «подмазанный» правящей коалицией «народ», иногда собирающийся под президентским дворцом и требующий отставки Иоханниса, на «большинство» никак не тянет. Поскольку исчисляется десятками.

По данным Eurostat, коррупция ежегодно «умыкает» из румынского ВВП приблизительно 15%. Большинство же румын убеждено, что цифра эта сильно занижена.

Поэтому не следует ожидать, что, начавшись на таком накале, здешний парламентский кризис окончится, как недавний польский, одной лишь локальной уступкой. Уже не кончился. Польский урок румыны, похоже, усвоили. Да и за компроматом на PSD теперь далеко ходить не придётся: сами себя ославили. После долгих лет массовой апатии, на удивление многим, в Румынии успело вырасти гражданское общество. Активное не только по восточноевропейским, но и по западным меркам. Есть чему поучиться.

Эксклюзив ЕС KNAB
12 Комментарии