Григорий Зубарев: я «латышский националист» и принципиальный противник нынешнего режима

 
Григорий Зубарев, специально для TVNET


Так уж устроены некоторые, что сложное оставляют на потом. То ли надеятся, что само рассосётся, то ли ждут, когда уже назад хода не будет, и тогда — делать нечего! - берутся за это самоё сложное. Тот, кто поступает именно так, тот я, продюсер и ведущий программы «За кадром» на Первом Балтийском канале. Перед тем, как передача должна была выйти в эфир в 150-й раз, многим обещал ответить на их вопросы в связи с этим событием. Теперь же, когда готовится к эфиру уже 153-й выпуск программы, как бы не любил рассказывать о своей работе, делать нечего — не рассосётся. Отвечаю на ниболее частые вопросы зрителей.

- Как давно на телевидении? Как попал в эту профессию? Почему в ней остался?

- Было это в году 1993-м или 1994-м. Этап, когда участвовал в создании Российской товарно-сырьевой биржи и Международной гильдии брокеров, завершился. Многие из моих партнёров со сделок с товарами перешли на операции с ценными бумагами. Поработав на фондовом рынке России, озаботился тем, что в Латвия в этом смысле — ноль.

Реклама

Стал кое-что делать, чтобы и в нашей стране появился рынок ценных бумаг: от открытия в Риге первой школы по подготовке лицензированных специалистов фондового рынка до создания первой в стране фондовой биржи. Но, прежде всего, необходимо было объяснять людям, что это за зверь такой, ценные бумаги. С этим и пошёл к Василию Гильтайчуку, создателю первого латвийского частного телеканала IGE-TV. Вскоре в эфир вышла программа «Кошелёк». Потом по предложению Василия

стал делать первые на постсоветском пространстве прямые эфиры на темы, которые подсказывала жизнь.

А дальше как у Жванецкого: «Стали рот солфеткой промокать и втянулись»; втянулся. Продюссировал собственные проекты на умерших вслед за IGE-TV KS-video, 41-м канале. На государственном LTV-2 тоже в прямом эфире вместе с режиссёром Сергеем Сторчевым делал, пока не закрыли, программу «Лично известен», которую, к моему удивлению, до сих пор люди помнят.

И совершенно естественным путём оказался в эфире Первого Балтийского канала (ПБК), который стал покупать продукцию, изготавливаемую моей компанией «Image-Case». В профессии остался потому, что пока не потерял к ней интерес, как это было с другими делами, которыми занимался.

- Как изменилась программа «За кадром» за 4 года нахождения в эфире? Какие темы отошли в прошлое, что пришло им на смену?

- Поначалу программы как таковой не было. Были пятиминутки прямой речи, в которых рассматривалась та или иная тема или некое заметное событие. Выходил в эфир 2-3 раза в месяц в очередь с кем-либо из коллег. Потом быть говорящей головой стало скучно. Сделал пилотный проект «За кадром».

Канал рискнул и дал добро на 7 минут эфира. К тому времени уже чётко понял, что телевидение должно отличаться от того, что я называю видеорадио.

То есть, если убрать картинку и оставить только звук, а восприятие не меняется, стало быть, это не телевидение.

В конце концов, контролируя рейтинги, ПБК не возражал против увеличения хронометража, и теперь при, скажем, 30-минутной программе количество видеовставок приближается к четырём десяткам.

Поскольку же работаю в уникальном для латвийского телеэфира жанре телевизионного памфлета, постоянно приходится придумывать что-то новое, чтобы интерес к проекту «За кадром» с той стороны «ящика» не падал. Из последних новинок: по предложению одной зрительницы из Лиепаи долго ломал голову, как перестать быть единственным лицом программы. Так появилась рубрика «Двухминутка искренности», антипод «Двухминутки ненависти» из книги Джорджа Оруэлла «1984».

Чиновники раз за разом отказываются от участия в двухминутке, а с нормальными людьми всё в порядке.

О темах, отошедших в прошлое, трудно сказать. «За кадром» рассказывает о самом актуальном на сегодняшний день в области, экономики, общественных отношений, международного положения и внутренней политике в стране. Что перестало быть актуальным?

Пожалуй, тема «голубых», светская жизнь, «черные списки», приезд очередной кучки беженцев, забор на границе с Россией.

- Программа «За кадром» работает в интересах партии «Согласие», а если брать шире, то в интересах Кремля? Почему «За кадром» не говорит о том хорошем, что происходит в стране?

- Да, приходилось такое слышать. Если честно, то на такую версию мне плевать. И вот почему. Я беспартийный и в какую-либо партию вступать не собираюсь. В партии был один раз, называлась она КПСС. В 18 лет, когда о карьере ещё не думают, стал кандидатом в члены партии, будучи абсолютно уверенным, что каждый честный человек должен личным участием приближать светлое будущее всего человечества.

Со временем сама КПСС опровергла те идеалы, которые мне внушила, а потом исключила из своих рядов за участие в днях баррикад.

Я являюсь последовательным и принципиальным противником нынешнего режима. Почему? Вот недавно слышал радостную весть, что доверие к правительству Кучинскиса повысилось на несколько пунктов. Классно, за исключением маленького пустячка: 77% населения относится к этому правительству отрицательно. Примерно такая же картина и с Сеймом.

То есть, я лишь один из подавляющего большинства моих соотечественников. И если ВСЕ без исключения государственные СМИ, а заодно и ведущие латышские СМИ работают фактически в интересах нынешнего режима, то нет ничего удивительного в том, что мои взгляды на реальность сегодняшнего дня совпали со взглядами социал-демократов, управляющих Ригой, и не только ею. Кстати, в этом случае можно меня долбать ещё и за то, что я работаю также в интересах партии «Честь служить Риге». А на самом деле я работаю на те 77%, о которых говорил выше.

Об отсутствии хорошего в программе. Хорошее всегда на виду, хорошим забито государственное телевидение. Я же рассказываю о том, что происходит за кадром официальной коммуникации государства с людьми. Убеждён, что журналистика должна быть сторожевым псом демократии,

а нежное и ласковое поглаживание любой власти приведёт к тому, что журналистика станет служанкой этой власти.

В лучшем случае.

А в худшем — обслуживающей дамой с, как сказал Путин, низкой социальной ответственностью. Кстати, по этому поводу на международной конференции в Новосибирске жёстко сцепился с трубадурами превращения России вновь в империю Сергеем Кургиняном, идеологом российского великодержавного движения «Суть времени», и Александром Прохановым, редактором националистической газеты «Завтра».

Дискуссия закончилась тем, что меня «заклеймили» как латышского националиста.

Что же до зачисления проекта «За кадром» в прокремлёвскую «пятую колонну», пусть им, зачисляют. Ведь как Россия ведёт информационную войну с нами? Очень просто. Ссылается на решения и действия латвийского Сейма, Кабинета министров и партий правительственной коалиции.

Получается, что все эти структуру играют на руку Кремлю. Программа «За кадром» показывает, откуда ноги растут у той гнусности, в которой мы живём, куда эти ноги ведут, и кому от этого хорошо, даёт свою версию происходящего и аргументирует её конкретикой из нашей реальности.

Поэтому хочется сказать ребятам и с улицы Екаба, и с улицы Бривибас:

«Перестаньте фигнёй заниматься, начните, наконец, о людях думать, а не о том, как свою власть сохранить.

Вот тогда программу «За кадром» можно будет закрыть, и тема её принадлежности к «пятой колонне» помрёт сама собой». Но, похоже, в обозримом будущем моему проекту это не грозит. Пока же российские коллеги в приватном общении говорят, что такая антиправительственная программа как «За кадром» не могла бы в их стране выйти в эфир на федеральном канале по определению. И они просто обалдевают от моего ответа:

братцы, в Латвии творится много чего похабного, но свобода слова имеет место быть.

- Были ли проколы в программе? Что приходится слышать о проекте «За кадром»? Какие различия в мнениях, изложенных на латышском и русском языках?

- Куда ж без проколов? Несколько раз ошибался в произнесении количественных числительных, на что мне указывали зрители, порой со злостью. А последняя грубейшая «шняга» - назвал Дмитрия Киселёва, ведущего итоговых недельных новостей на телеканале «Россия» Евгением. Профессия вынуждает смотреть и Дмитрия Киселёва и Евгения Киселева, который делает примерно то же, что и Дмитрий, но на украинском канале.

И тот, и другой лично для меня непотребны, как, кстати, и Владимир Соловьёв с той же «России». Почему — особый разговор.

Перед подготовкой очередного выпуска «За кадром» смотрел обоих однофамильцев, и на автомате российского Киселёва назвал именем украинского. Так и пошло в эфир. Стыдища дикая, но исправить уже ничего нельзя.

О мнениях. Вот передо мною сравнительная статистика за февраль, не отличающаяся от данных последних лет. Программу «За кадром» смотрит в 2,5 раза больше народа, чем четыре программы на русском на LTV-7. Латышская аудитория «За кадром» составляет порядка 20% от всех зрителей. И смотрит эту программу примерно такое же количество латышей, как и 4 русскоязычных программы на гостелевидении. Это уже о чем-то говорит.

«За кадром» после выхода в эфир выкладываю на Facebook. Комментарии как от латышей, так и от русских только положительные. Да и люди, останавливающие меня на улице, высказываются о программе позитивно, лишь беспокоятся, что власть может её прикрыть. Но тут вот какая штука. В социальной сети пользователи говорят от своего имени. Авторы же комментариев на интернет-порталах скрываются за псевдонимами, превращая порталы в заборы, на которых можно писать всё что угодно, зная, что за это ничего не будет. В этом случае дерьмо льётся бочками. А поскольку оно касается не затронутой мною темы, а личности автора, то смотрю на это, как на хамство на заборе. Но если есть даже такая реакция,

стало быть, и мерзавцы смотрят что я делаю и читают что я пишу. Цель и в этом случае достигнута.

Что же до прямого отрицания «За кадром», то об одном способе я уже говорил: чиновники отказываются иметь дело с программой, используя неубиенный аргумент: вопросы, мол, политизированы. А какими они ещё могут быть в политической программе?! И это при том, что вопросы я им направляю за несколько дней до съёмок и письменно обязуюсь ответы не комментировать.

Вот тебе шанс — разделай программу как Бог черепаху; ан нет — не решаются.

И такой случай ещё был. В фойе телецентра подлетела какая-то тётушка, и, крутя пуговицу на моей куртке, стала интересоваться, почему «За кадром» так не любит Латвию. Мы с ней подробно поговорили о том, нравится ли ей, как идут дела в стране. Оказалось, что не нравится. Я спросил, почему? Оказалось, что правители не думают о простых людях. Я ей: так об этом же «За кадром» говорит и показывает.

Тётушка на секунду задумалась, а потом подытожила, что я всё равно не люблю Латвию.

Объяснять ей, что страна Латвия и латвийское государство не одно и то же, уже не было времени. Но программу она смотрит, стало быть, цель достигнута.

-Каждая программа «За кадром» вот уже четыре года заканчивается одной фразой: «Здравы будьте!». Почему?

-Потому что русский язык фантастически богат смыслами. В нашем случае - пожелание здоровья, особенно психологического, что при нынешних вождях не так уж и просто. А если о себе, то готов был бы отказаться от зарока по новой стать партийным человеком, кабы в любимой Латвии появилась «Партия здравого смысла», идеология которой базировалась бы на простой, но имеющей мало шансов в этой стране идее — на здравом смысле.

Еще по этой теме
Звездящая «Звезда»: «Вейонис готов стрелять в «зеленых человечков»!». А что, в диафрагму их целовать, что ли?

Звездящая «Звезда»: «Вейонис готов стрелять в «зеленых человечков»!». А что, в диафрагму их целовать, что ли?

Григорий Зубарев: Сизифов труд нового латвийского стукачества

Григорий Зубарев: Сизифов труд нового латвийского стукачества


Прочитай другие статьи по этим темам:

Следи за нами на странице в Facebook

Дом
Дом, Krogsils, 190000 EUR
Квартира
Квартира, Rīga, 62000 EUR
Квартира
Квартира, Rīga, 1100 EUR