Меню
RUS
Ваш браузер устарел. Пожалуйста, обновите его..
Файлы cookie позволяют нам улучшать услуги для удобства пользователей. Продолжая использовать наш сайт, Вы соглашаетесь на использование нами этих файлов. БОЛЬШЕ >

Франция: пейзаж перед битвой

Иван Пауков, специально для TVNET/ Русский TVNET 1
Фото: Reuters/Scanpix, TVNET

Сегодня стартует первый тур французских президентских выборов. Занавес над сценой уже поднялся, и открывшаяся зарубежному зрителю картинка весьма богата деталями. Я бы сказал, даже слишком богата для страны, чей политический мэйнстрим привычно группировался внутри - или поблизости - двух главных конкурирующих партий, республиканской и социалистической. Но, похоже, в эти дни поблизости окажутся именно они: рейтинги показывают, что большинство французов отдаёт предпочтение совсем иным политическим силам.

Своей многолетней фактической «двупартийностью» Франция никогда не козыряла - тогда пришлось бы признать родину великой революции и колыбель гражданских свобод продолжением унылого англоязычного мира. На деле же со времён Шарля де Голля республиканцы и социалисты с довольно предсказуемой цикличностью сменяли друг друга на президентском посту.

Теперь же видно, насколько две последние каденции - республиканца Саркози и социалиста Олланда - «добили» электорат.

Французы желают перемен - не в меньшей степени, чем желали их в минувшем году граждане лидирующих англоговорящих держав.

И перемены уже обеспечены: ни социалисты, ни республиканцы не достигают сегодня в рейтингах и двадцатипроцентной отметки. То есть, «отплясав» в первом туре в составе «кордебалета», до второго, похоже, ни те, ни другие не дойдут.

Означает ли это, что «левые» симпатии в обществе, которыми Франция издавна славилась, подупали? И да, и нет - они и снизились, и радикализовались.

Пока что «правоверный» социалист Бенуа Амон, ратующий за ежемесячный базовый 400-евровый доход на душу населения (идея эта, впрочем, не его: вот уж год как обсуждают её в Дании и Швейцарии), за создание Демократического Собрания Еврозоны и выравнивание налоговой политики в её странах (могу представить, как любопытно моим латвийским согражданам узнать, в каком направлении), - так вот, этот всё же вполне вменяемый Амон застрял на 9% поддержки.

В то время как демонстративно отказавшийся от коалиции с ним Жан-Люк Меланшон, отталкивающий «левак» с троцкистским прошлым и ярко выраженными антиевропейскими, проавторитарными и прокремлёвскими симпатиями, получил в два раза больше - обойдя в том числе и республиканца Франсуа Фийона. Чей рейтинг после недавнего коррупционного скандала драматично рухнул с 30% аж до 17-ти.

Как реагируют европейские медиа? Вполне показательно: у каждой «киски»- своя «мышка на ковре». Британцы практически единодушны: в их королевстве такой номер не прошёл бы, по свежим следам доказанного кумовства в трудоустройстве драгоценной супруги Фийона вынудили бы снять свою кандидатуру.

Ясно, конечно, что хаотичная Франция - никак не высокоорганизованная Британия... впрочем, комментируя это по-русски, - чья бы корова мычала!

Особенно в свете британских событий последнего года.

Восточной Европе, естественно, не дают покоя высказывания и симпатии Меланшона. Реакция практически повсеместна - от базирующего в Праге русскоязычного Радио Свобода до польской версии журнала Newsweek. А бухарестская ежедневная газета Adavarul смело ставит Меланшона на одну «экстремистскую» полку с Марин Ле Пен.

Основания, конечно же, есть. При этом кардинальное отличие месье Меланшона от мадам Ле Пэн состоит в том, что путинизм «левака» - вполне энтузиастичный. Собрав горы компромата на шефа «Фронт Насьональ», французские и европейские спецслужбы и медиа, однако, не обнаружили фактов подкупа Меланшона Кремлём.

То есть, имеем аккурат то, что французы именуют «l'idiot utile» - полезного идиота.

Бенуа Амон же горой стоит за санкции против РФ.

Столь острая поляризация двух левых кандидатов, если верить агентству Mediapart, сильно ввергла в уныние «классических левых» из южноевропейских стран: кто, как не Франция, был их многолетним ходатаем и защитником в клубе богатых и влиятельных Евросоюза? А симпатии немецкого левого лагеря, согласно опросам того же агентства, успели разделиться: всё больше социал-демократов ФРГ, ещё недавно предпочитавших центриста Эмманюэля Макрона, теперь «уводит» Амон.

Портал politico.eu подтверждает упадок традиционно ведущих франзузских партий убедительными цифрами. Если на начало выборов 2012 года «суммарный актив» республиканца Саркози и социалиста Олланда составлял 56% голосов (а в предшествовавших - в 2007-м - тот же Саркози и социалист Сеполен вместе имели 57%), то на сей день и социалист Амон, и республиканец Фийон общими усилиями едва вытягивают 26%! На диаграмме это выглядело бы стремительным обрушением.

В пользу чьего подъёма?

Шансы Марин Ле Пен французские корреспонденты базирующегося в Брюсселе politico.eu определяет как 22-24%. Притом, что в Париже многие склоняются ко второй цифре. Но те же 24% поддержки электората практически единогласно отдают Эмманюэлю Макрону - как представляется, наиболее достойному в пятёрке кандидатов, допущенных к первому туру.

Сейчас Макрону 39 лет. Когда ему было 36, он стал министром экономики. Перед тем успел поработать в банке Ротшильда, где легально заработал миллионное состояние. У Макрона два образования, экономическое и философское. Покинув в 2016 году министерское кресло из-за ряда несогласий с Франсуа Олландом, Макрон основал политическое движение «En Marche», на русский условно переводимое как «Вперёд».

Макрон - сторонник евроинтеграции и прав меньшинств. Любых. Больной вопрос иммиграции в его программе детально не прописан - надо думать, вполне сознательно. Понимать это следует так: мы исходим из реальной ситуации, революции не требуем, и её хаосу предпочитаем эволюционный прогресс.

Движение Макрона требует увеличения минимального оклада, составляющего сегодня во Франции около 1200 евро. «Вперёд» ратует за расширение числа врачебных услуг, оплачиваемых обязательной для каждого жителя Франции медстраховкой, за создание новых рабочих мест для учителей и полицейских, и за расширение госинвестиций в аграрный сектор. Одновременно Макрон настаивает на дальнейшей либерализации рынка. Он категорически несогласен с планом Амона повысить налог на сверхприбыль.

Столь гармоничная пропорция рыночного либерализма и социалдемократии привлекла к движению Макрона влиятельных людей французской политики и прессы. Среди них - экс-премьер Манюэль Вальс - ещё недавно «правоверный» социалист; писатель, философ и один из ведущих политических журналистов страны Бернар-Анри Леви, и бывший министр поочерёдно здравоохранения и иностранных дел, европарламентарий, основатель всемирной бесприбыльной организации «Врачи без границ» (и внук латвийских евреев) Бернар Кушнер.

Комментатор politico.eu Николя Винокур также вполне оптимистичен по поводу Макрона: «Если опросам ещё можно верить, то победа Ле Пен маловероятна», - пишет он в статье с антиутопичным названием «Сто дней президента Марин Ле Пен». Говоря о нешуточных трудностях, с которыми неминуемо столкнётся в случае победы гранд-дама «Национального Фронта», - от невозможности целиком по собственному усмотрению избавиться от госадминистрации, массово ей не доверяющей,

до отсутствия в её команде людей, которых она смогла бы быстро «посадить» на ведущие государственные посты.

Всем ведь, например, хорошо известно, что давняя «правая рука» Марин, Фредерик Шатийон - не только фигурант в уголовном деле об отмывании денег, но и главный подозреваемый. Стало быть, возможность его премьерства исключается. Декларативная же антиевропейскаая риторика Ле Пен, несмотря на попытки в последние месяцы смягчить её в угоду коньюнктуре, - по мнению обозревателя, для большинства французов остаётся непривлекательной.

Винокуру вторит австрийский политический колумнист Бернард Ведингер. В интервью Mediapart заметивший, что запоздалое смягчение антиевропейских лозунгов не помогло победить его соотечественнику, шефу OeFP Норберту Хоферу - притом, что австрийская «глубинка» вряд ли более еврооптимистична, чем французская.

Европейская идея остаётся привлекательной для значительной части граждан ЕС. В том числе французских.

Понимая это, мадам Ле Пен последние полгода старается представить свою партию как просто «суверенистскую». Новый главный советник Ле Пен, Флориан Филиппо, бравируя своей открытой гомосексуальностью, «пиарит» НФ как исключительно толерантную ко всем французам партию. Но французам-то хорошо известно, что за обновлённой витриной «Фронта» всё как было, так и осталось.

Полтора года назад Ле Пен даже картинно отстранила от дел своего папашу, чьи антисемитские речи долго оставались у всех на слуху - и наряду с серией терактов способствовали массовому выезду религиозных евреев из Франции в 2015-16 годах. Правда, не в РФ, куда их, было, позвал Владимир Путин, а в Израиль.

Непохоже, однако, что запоздалые попытки Марин «подружиться» с иудейскими общинами Франции, описываемые парижским собкором Радио Свобода Натальей Руткевич, принесли впечатляющие плоды. Беседуя месяц назад в Иерусалиме с пожилой парой новых израильтян - понятно, сохранивших свои французские паспорта, - я услыхал:

- За неё? Мы что, похожи на больных? Пусть поцелует нас сами знаете куда!

Они ведь уже успели проголосовать. Ногами. И я вовсе не уверен, что Ле Пен следует, вдохновясь примером Эрдогана, особо рассчитывать на диаспору.

Ясно, что французские - и европейские - медиа гнобят НФ не менее методично, чем совсем недавно американская и мировая - Трампа. Разница, однако, в том, что компромат на Трампа основывался на имиджевых особенностях, дешёвой риторике и вопиющем непрофессионализме тогдашнего кандидата от республиканцев. Но внушительный корпус цифр, доказывавших финансовые махинации и подкуп Трампа зарубежными политическим силами, там отсутствовал.

А против НФ уже возбуждено парламенткое расследование о финансировании партии иностранной державой.

Девять кремлёвских миллионов никто ведь не забыл. Хотя они - лишь надводная часть айсберга.

О его подводной части повествует вышедшая 15 марта в Париже 400-страничная книга «Марин обо всём в курсе», написанная журналистами-расследователями Марин Тюрки из уже упоминавшегося агентства Mediapart и Матиасом Десталем, сотрудником журнала Marianne. Для тех же, кому «многабукаф ниасилить» двумя днями позже телепрограмма «Специальная почта» на канале France 2 подготовила детально разжёванную выжимку основных фактов, изложенных в книге.

Нет, однако, причин думать, что эта акция уже успела вбить последний гвоздь в политический гроб Марин Ле Пен. Как мы видим, её рейтинг пока что неслыханно высок для партии, чьим пиком были отхваченные ещё при отце-основателе 16,8% на выборах 2002 года. Насколько же уступает она Эмманюэлю Макрону - для начала будем надеятся, что всё же уступает - узнаем мы уже очень скоро.

Франсуа Олланд ЕС Владимир Путин Франция
1 Комментарии