LAT
Ваш браузер устарел. Пожалуйста, обновите его..
Файлы cookie позволяют нам улучшать услуги для удобства пользователей. Продолжая использовать наш сайт, Вы соглашаетесь на использование нами этих файлов. БОЛЬШЕ >

Евродепутат: Если Латвия выйдет из ЕС, она быстро попадет в зону влияния России

LETA 15
  • Фото
  • Видео
Фото: Zane Bitere/LETA

Европейскому союзу (ЕС) нужно реформироваться, а странам-участницам делать меньше, но лучше, однако самый вероятный сценарий таков, что мы придем к Европе разных скоростей, когда для всех стран двери к более тесной интеграции вроде бы и открыты, но они не способны выполнять необходимые стандарты, заявил в интервью агентству ЛЕТА депутат Европарламента Роберт Зиле. Политик считает, что сценария выхода из ЕС для Латвии не существует, потому что в таком случае мы полностью попадем в зону влияния России. Латвия в процессе изменения ЕС не должна стоять в стороне, ей следует ясно показать свои интересы, состоящие в сохранении тесных отношений с ближайшими союзниками в Северной Европе и Балтии. «Нужно жестко стучать кулаком об стол», - сказал Зиле.

Прошли выборы в принадлежащих к ядру ЕС Нидерландах и Франции, и обе страны избежали победы евроскептиков. Можно ли сказать, что идея единой Европы период своей сильнейшей «турбулентности» уже прошла?

ЕС, возможно, пережил шок, но у лидеров ЕС нет оснований двигаться к более единой, тесной и интегрированной Европе, потому что это просто невозможно. Это невозможно, потому что и Марин Ле Пен, и Герт Вилдерс получили поддержку значительной части избирателей. Также и высказывания в Европарламенте руководителя Еврокомиссии Жана-Клода Юнкера и Дональда Туска не свидетельствует о том, что сейчас правильным был бы путь к какой-то более интегрированной Европе. Более того, это на самом деле не отвечает интересам избирателей.

Какие вызовы, по-вашему, ожидают единую Европу в ближайшие пару лет?

Еще предстоят выборы в Германии, исхода которых, конечно, не надо ожидать с таким же беспокойством. Однако после выборов в Германии полным ходом начнутся переговоры по «Brexit», которые, без сомнения, станут серьезным вызовом для ЕС. В июне в Великобритании были организованы внеочередные выборы, поэтому британская сторона не была конструктивной, но это кончится, если будет сильное правительство.

Со стороны ЕС крайне важно не наказывать государство за то, что оно осмелилось выйти.

Если так все же произойдет, остальным странам, их обществам и гражданам будет дан сигнал - «главное, что держит ЕС, - это страх, потому что вы будете наказаны, если решите уйти». И это было бы совершенно абсурдно. Столь же абсурдно не начинать переговоры с Великобританией о будущем сотрудничестве, а просто говорить о деньгах. В денежном вопросе, если ЕС продолжит в том же духе, он будет выгдядеть как «разведенка», у которой нет будущего и единственный интерес состоит в том, чтобы получить от распадающегося брака как можно больше денег, чтобы с этими средствами дожить до конца, что драматически неправильно. Есть еще два вызова. Во-первых, в конце этого года нужно понять, который из пяти сценариев, обозначенных Юнкером несколько месяцев назад, выберут лидеры ЕС. Об этом между странами-участниками ведутся определенные дебаты. Второй вопрос – семилетний бюджет ЕС на время после 2021 года – будет ли он категорически снижен, будет ли политика сплочения и структурных фондов и далее распространяться на такие страны, как Латвия. Это три вопроса, решение которых может как улучшить взаимоотношения между странами и партиями ЕС, так и, напротив, ухудшить их.

Несмотря на победу проевропейских сил, страны-основательницы ЕС все же признают, что реформы в Евросоюзе необходимы. Каково ваше видение – будет ли ЕС реально реформирован? И, если да, как будет он выглядеть после этих реформ?

Судя по концепции Юнкера о сценариях развития ЕС, он хочет прийти к Европе разных скоростей. Он хочет работать в нескольких направлениях, например, гармонизация налогов, что означает, что разрабатываемая Латвией налоговая реформа может полностью противоречить той реформе, которая готовится в ЕС. Второе – это иммиграционная политика, включающая в себя квоты на иммигрантов и процедуры по их перемещению и распределению. Кроме того, есть блок социальной политики, который означает гармонизацию минимальных зарплат, социальных пособий и других средств. Это будет такая общность политик, финансово доступных только самым богатым странам ЕС, странам-основательцам (Бенилюкс, Франция, Италия, Германия, в последнее время упоминается и Испания). Для остальных государств двери вроде бы и открыты, но войти в них мы не сможем, потому что неспособны платить такие пособия и пенсии, как в Западной Европе. Позиция многих лидеров ЕС старшего поколения состоит в том, что по-настоящему многие страны Центральной и Восточной Европы к ЕС не относятся, и против такой позиции Латвия должна жестко бороться.

Какой из предложенных Юнкером сценариев кажется вам лучшим и какой - наиболее вероятным для полной или частичной реализации?

Лучше делать меньше, но лучше. Этот сценарий кажется наиболее приемлемым многим из партий Европарламента, в том числе и нашей группе консервативных и реформистов. Нынешняя ситуация доказывает, что многие вещи мы не можем делать вместе, и возникают огромные противоречия. ЕС по-прежнему борется за так называемый единый рынок, который по-настоящему не работает. Второй вопрос – это деньги. Новый президент Франции Эммануэль Макрон сказал, что нужно составлять бюджет еврозоны. Вопрос, планируется ли таким образом перераспределить часть уже имеющейся малости или это будут дополнительные деньги, которые Франция или Германия готовы внести в так называемый новый бюджет еврозоны дополнительно к тому 1%, который есть в европейском бюджете. Я думаю, что дополнительных преимуществ не будет, в то же время будет стремление к якобы более тесному европейскому сотрудничеству. Я охотнее увидел бы сценарий «делаем меньше, но лучше», при том, что социальные вопросы были бы отданы в распоряжение стран-участниц, потому что Латвия способна поднять стандарты социальной политики настолько, насколько способна. Мы не можем сравниваться с благополучием Люксембурга. С точки зрения прагматика я вижу, что основным сценарием будет «Европа многих скоростей». Некоторые государства «потянут», а для прочих двери вроде бы и будут открыты, но войти в них они не смогут.

Каковы должны быть интересы Латвии в процессе реформирования ЕС? За что мы должны бороться и каких рисков избегать любой ценой?

Нужно быть очень умными и контактировать с представителями правительств, мыслящих аналогично. Мы в Европарламенте тоже это делаем. МИД, Министерство финансов и бюро премьер-министра должны создавать группы сотрудничества с единомышленниками. Важно не угодить в капканы, которые будут заложены в предлагаемых сценариях. Латвии нужно твердо настаивать на некоторых вещах.

Нас интересует действительно единый рынок, свободный рынок услуг, который до сих пор не свободен.

Только через конкуренцию со странами Западной Европы, работая на их рынках, мы получим для наших компаний и людей возможность зарабатывать больше. Это единственный способ со временем выровнять уровень жизни. Попытки стран Западной Европы ограничить открытый рынок видны на уровне и профсоюзов, и работодателей, это стремление защитить свой рынок и ограничить вход восточноевропейцам. В переговорах по «Brexit» наш интерес в том, чтобы не унизить Великобританию, потому что нам чрезвычайна важна ее политика безопасности в регионе Балтийского моря и в Северной Европе – по крайней мере, британцы не наивны в отношении интересов России.

По-вашему, как изменится в процессах реформ бюджетная политика ЕС и насколько велика возможность, что Латвия потеряет доступ к средствам из фондов ЕС?

Такую возможность допускают Латвийская торгово-промышленная палата и работодатели. Я спрашивал у них – почему? Они объясняют, что слышали, будто «Brexit» может быть использован для уменьшения бюджета политики сплочения с 2021 года. Частично это прозвучало и со стороны Министерства финансов, на уровне не политиков, но чиновников.

Пока что серьезное обсуждение семилетнего бюджета еще не начато. В конце года появятся первые очертания, и тогда начнется период настоящей борьбы за эти вопросы.

Нам надо сказать: «Мы позволяли западным компаниями использовать единый рынок в финансовой сфере. В Балтии полно западного финансового сектора, на наших рынках нет никаких препятствий для вашей работы, вы можете покупать сельскохозяйственные земли, хотя вы получаете субсидии в семь раз больше, чем латвийские фермеры. Вы можете отправлять сюда свои товары и услуги, работать здесь, но действительно ли вы считаете, что политика структурных фондов и сплочения слишком дорогая, и хотите оставить Латвию, Эстонию и другие страны, присоединившиеся к ЕС позднее, на уровне социально незащищенной бедности, когда минимальная зарплата в Латвии и Люксембурге различается в десять раз?» Нужно взывать к политической солидарности… Это нужно использовать, а «побитую» позицию, что после 2021 года мы больше не получим денег, следует отбросить… Нужно достаточно жестко стучать кулаком об стол.

Насколько возможна ситуация, что после реформ в ЕС Латвия станет выраженным статистом, который только выполняет решения государств из ядра ЕС и не имеет реального влияния на принятие решений?

Такая опасность очень велика. С моей точки зрения, Юнкер полагает, что настоящая Европа кончается на границе Германии и Польши. ЕС имеет и геополитическое значение, и в значительной мере именно ради безопасности люди Латвии в 2003 году проголосовали за вступление в ЕС. Конечно, были и экономические, социальные надежды на будущее.

Если теперь ЕС попытается создавать ядро из стран еврозоны, возникает вопрос, потянет ли он те же самые стандарты в геополитике?

Нам надо подумать, с кем у Латвии больше общих интересов в сфере безопасности и геополитики. С Грецией, Испанией, Италией и Португалией? При всем уважении к этим странам, они живут в совершенно другой геополитической структуре с другими интересами. Может быть, все же у нас больше общих интересов с такими не входящими в еврозону странами, как Дания, Швеция и Польша? Чем больше использовать еврозону как модель более тесного сотрудничества в ЕС, тем более оттесняются страны, не входящие в еврозону. Соблюдая важные в нашем случае интересы безопасности, отталкивать этих партнеров было бы ошибкой. Это политическая ошибка, которая может обернуться намного более серьезными последствиями.

Насколько возможным выглядит полный или частичный распад ЕС, например, в Евросоюзе останутся только Германия, Франция, Бенилюкс и еще какое-нибудь государство?

Вопрос в том, какие лекарства применяются, чтобы из ЕС не выходили другие страны. Запугивание государств примером «Brexit» – правильная ли это тактика? Либо тем, кто останется, будет показано, что есть надежда работать в будущем и их существенные интересы будут удовлетворены? Во втором случае у ЕС хорошие шансы на будущее. Что произойдет, я не знаю.

Если EС реформируется в направлении выраженного ядра, которое диктует все решения, что лучше для Латвии – остаться статистом в таком союзе или искать свой путь за его пределами? Может ли Латвия в нынешней геополитической ситуации вообще позволить себе находиться вне больших политических блоков?

Такого выраженного своего пути нет. Я думаю, что большинству латвийского общества ясно, что НАТО является абсолютно важным и решающим прикрытием, и НАТО эта дискуссия касается меньше. Вторая часть общества живет в российском медиапространстве, и там представление иное. Мнения о ЕС в латвийском обществе разные, но я думаю, что любой человек, который углубляется в финансовые, политические и социальные вопросы, понимает, что

сценария выхода для Латвии нет, потому что тогда мы полностью попадем в российскую зону очень скоро и со всеми вытекающими последствиями.

Второй вопрос, надо ли нам участвовать в этом потенциальном ядре ЕС и утверждать, что мы следующие по важности за Германией и Францией? Я думаю, нам нужно помнить свою геополитическую позицию как части Северной Европы. Страны, расположенные вокруг Балтийского и Северного морей, думают сходными категориями, в отличие от средиземноморских стран. Поэтому нам надо делать все, чтобы в движении ЕС к более тесному единству или к меньшему сотрудничеству мы не потеряли бы своих партнеров в регионе, и в основном это страны, не относящиеся к еврозоне, - Дания, Швеция и Польша, сравнительно значительные государства в ЕС. Мне кажется, они вместе со странами Балтии и Финляндией – наши ближайшие партнеры. Надо учитывать, что и Нидерланды мыслят аналогично, и я очень надеюсь, что правительство Германии будет так думать, хотя это и государство других масштабов с точки зрения экономики и населения, но ясно, что у него намного более ответственный подход к будущей политике, чем у Греции.

Каковы интересы России в отношении ЕС? Какие попытки влияния России на ЕС вы чувствуете?

В отношении и ЕС, и других западных организаций, например, НАТО, интересы России состоят в том, чтобы ослабить их и выставить на посмешище, насколько это возможно. Фактически, можно сказать, что политика президента России Владимира Путина в последнее десятилетие выраженно обращена на то, чтобы попробовать показать западную демократию как недееспособный институт, который не может работать. Соответственно, чем более слабы международные органы, тем больше он будет вести переговоры с несколькими крупными державами, например, США, возможно, Германией или Францией, а остальные не важны. Одним словом, цель России в том, чтобы как можно больше ослабить ЕС и желательно прекратить его существование.

Эммануэль Макрон Brexit ЕС США Швеция Франция НАТО
15 Комментарии