LAT
Ваш браузер устарел. Пожалуйста, обновите его..
Файлы cookie позволяют нам улучшать услуги для удобства пользователей. Продолжая использовать наш сайт, Вы соглашаетесь на использование нами этих файлов. БОЛЬШЕ >

Швеции нужно готовиться к худшему сценарию

Русский TVNET 9
Фото: AFP/Scanpix

В Европу снова вернулась война, и большинство стран континента начали возобновлять свои военные силы. И Швеция, реагируя на потенциальные угрозы агрессора России, понимает, что необходимо подготовиться к самому негативному сценарию событий, который еще несколько лет назад не считался вероятным. Возобновлена обязательная военная служба, происходит реорганизация вооруженных сил и нужно начать думать о том, каким будет выглядеть поле боя в 2020 году, заявил в интервью журналисту портала TVNET Янису Ранцансу руководитель Комиссии по обороне Швеции, социал-демократ и бывший министр обороны и спикер парламента Бьорн фон Сидоу.

Сейчас комиссия работает над стратегией обороны Швеции, начиная с 2020 года, и в конце мая ее представители посетили Латвию, чтобы познакомиться с опытом нашего государства в решениях гражданской обороны на случай войны. В Комиссии - 12 депутатов Риксдага, которые представляют 8 партий, их задача - разработать всеобъемлющее сообщение, которое будут использовать в планировании политики управления Швеции.

Швеция в странах Балтии надеется получить необходимый опыт, который поможет возобновить системы тотальной обороны.

Что Швеция понимает под концепцией тотальной обороны?

Вопрос в том, какой должна быть система, обеспечивающая способность правительства руководить всеми госучреждениями во время войны. В мирное время госучреждения Швеции в большей мере работают автономно. Однако в случае войны необходима новая концепция работы государства, охватывающая самоуправления и предпринимателей. К примеру, транспортная сфера должна быть способной приоритезировать определенные виды транспорта, больницы тоже необходимо сделать приоритетом. Концепция тотальной обороны в Швеции понимается как способ принятия решений во время войны по сравнению с мирным временем.

Вы верите, что Швеция может подвергнуться военному нападению?

Ситуация ухудшилась. До середины девяностых годов [падения коммунистического блока] часть нашего мира понимала, что мы можем быть вовлечены в войну. Однако следующие двадцать лет, несмотря на то, что такая возможность была, вероятным это не казалось. Основной задачей наших вооруженных сил было участие в международных операциях. Швеция участвовала в миссиях в Косово, Афганистане, в бывшей Югославии.

Однако после возвращения Путина к власти в 2012 году обстоятельства становились все беспокойнее и беспокойнее. С нападением [России] на Крым и военными операциями в Восточной Украине война снова вернулась в Европу. Большинство европейских стран начали возобновлять свои военные силы. Конечно, главное внимание направлено на политику удерживания - удерживания агрессии. Имеются признаки, что эта политика работает, однако полностью мы знать этого не можем. Поэтому необходимы соответствующие силы на случай, если процесс неудачного принятия решения приведет к войне.

Нам необходимо подготовиться. И наши соседи делают то же самое. Потенциальный агрессор - Россия. В известной мере мы вернулись к Холодной войне с элементами горячей войны. Европа такого не видела даже в самые прохладные периоды Холодной войны между Советским Союзом и Западным миром.

Не отказ ли это от политики нейтралитета, если называется имя потенциального агрессора?

Швеция в военном плане - государство не присоединившееся. Мы - член ЕС, мы подписали Лиссабонский договор, в котором задекларировали, что готовы быть солидарными с другими странами-участницами. Последствия договора - коллективная оборона в случае агрессии. Мы не видим ни одного другого актера в Северном полушарии, в нашей части мира, кроме России, которая может эту агрессию реализовать. Солидарность и коллективные мероприятия - современная шведская политика.

Я хочу добавить, что в наше время [используя] СМИ - по сравнению с прошлыми десятилетиями - вы информацию получаете незамедлительно. Мы можете посмотреть ужасные фотографии и видео произошедшего. Поэтому и процессы принятия решения должны быть соответственно быстрыми. Могут возникнуть ситуации, когда неизвестно, имеется ли дипломатическое решение, но процесс его принятия уже начался. Поэтому нам нужно готовиться и к этому.

Каким вы видите будущие отношения Швеции и НАТО? Я знаю, что были различные дискуссии о необходимости Швеции стать участницей альянса, однако сейчас этот вопрос не стоит на повестке дня. Какая ситуация может рассматриваться в перспективе ближайших десяти, пятнадцати лет?

Как вы уже упоминали, правительство Швеции сейчас не поддерживает присоединение к НАТО. Такой же взгляд и у большинства парламента. Недавние опросы общественного мнения свидетельствуют, что среди шведов поддержка участия в альянсе выросла с 28% до 35%. В свою очередь число жителей, которые хотят видеть Швецию вне НАТО, снизилось с 56% до 40%. Ни в обществе, ни в парламенте нет большинства, которое поддержало бы вступление Швеции в НАТО. Мы продолжим углублять военное сотрудничество с Финляндией, в которой отношение к поддержке НАТО очень схоже.

Кроме того, нужно принять во внимание и двусторонние отношения между Швецией и странами-участницами НАТО, к примеру, США и Великобританией. Сейчас для обеспечения обороны и политики безопасности Швеции сохраняется углубленное сотрудничество с Финляндией и важные двусторонние отношения со странами НАТО.

Что с более тесной военной интеграцией в направлении стран Балтии, к примеру, к базам Северной боевой группы? И так называемая армия Европы, поддерживает ли Швеция такие мероприятия?

Нужно напомнить, что во времена, когда я был министром обороны [1997 - 2002 годы], мы оказывали большую поддержку колледжу обороны Балтии. Это очень важная структура, которая демонстрирует, как много можно достичь.

В контексте Евросоюза очень важную роль играет выход Великобритании из ЕС или так называемый Brexit. Швеция и Великобритания во многих вопросах ЕС занимают одинаковую позицию и голосуют соответственно.

Когда британцы оставят ЕС, Швеции придется искать новые тесные контакты с другими странами-участницами. Это может дать дорогу новым, углубленным отношениям, к примеру, со странами на берегу Балтийского моря - Германией, Польшей, тремя странами Балтии.

По правде говоря, то, как ЕС решает выход Великобритании из блока, новая ситуация для самой Швеции. Я помню, что у нас была дискуссия о вступлении в Евросоюз - она в большей мере была связана с Великобританией и ее значимостью для Швеции. Великобритания и в дальнейшем будет важным соседом и торговым партнером. Однако Евросоюз может создать новые балансы между различными сегментами или странами.

Возможно, мы говорим о вопросах гражданской или военной обороны, но могут образоваться новые - не альянсы, а «хорошие соседи».

Премьер Стефан Левен в январе озвучил основные элементы стратегии новой национальной обороны Швеции. Он рассмотрел несколько аспектов - военные угрозы, терроризм, экстремизм, организованную преступность, изменения климата, энергетику, угрозу транспортной сфере, инфраструктуре, здоровью жителей. Вы верите, что возможно разработать столь всеобъемлющую и амбициозную стратегию?

Это зависит от детализации реализации. Как всеобщий политический документа - да, возможно. Если правительство захочет такую стратегию реализовать, придется обеспечить поддержку большинства парламента. Стратегия - сама по себе сводка, и нужно закончить с деталями.

Премьер высказал прогнозы, что Россия может повлиять на парламентские выборы в Швеции в будущем году. Мы увидели, что Россия пыталась повлиять на выборы в США, Франции, Нидерландах. Что с возможностями дать отпор таким нападениям?

Такая политика еще только разрабатывается. Правительство Швеции само по себе не хочет устанавливать общественное мнение. Поэтому очень важно, чтобы СМИ использовали критические методы, чтобы контролировать «факты», поток которых обрушивается на нас. Это непростая задача, однако журналистика в Западном полушарии удачно существует уже 150 лет. Она - признак демократии и свободы слова.

В школах тоже можно делать больше - детей в возрасте восьми или десяти лет можно научить проверять источники. Этому можно учить и более маленьких детей. Чтобы тогда, когда они начнут читать, они могли отличить правду от того, что за нее выдается.

Не похоже ли это на то, что делает, к примеру, Россия? Пропаганда правительства?

Это должно делать не правительство, а учителя. Учителя должны быть автономными в своей работе, и тут правительству вмешиваться не стоит. Оно может ввести в образовательную программу такие предметы, но учителя станут теми, кто это реализует.

Недавно Швеция акцептировала новую политику обороны. Правительство решило увеличить финансирование сферы обороны. Каковы сферы, к которым привлекается особое внимание?

Главное ударение идет на несколько вопросов - организовать наши вооруженные силы так, чтобы они были оперативными, подыскать им соответствующий персонал. Правительство возобновило обязательную военную службу. Сейчас предусмотрены средства на гражданскую и тотальную оборону. Наша комиссия в конце года предоставит отчет об этом процессе, а в мае будущего года - новый отчет, который будет направлен на военные силы Швеции и на поле боя 2020 года.

Надеемся, что это станет главным и самым важным документом в период с 2012 по 2025 годы с влиянием и на период времени до 2030 года. Мы [Швеция] сможем ввести различные другие вещи, к примеру, обеспечить, чтобы войска, которые мы обязались создать, действительно существовали и тренировались. Можем исследовать, что необходимо в сфере противовоздушной обороны, морских сил и других единиц армии. Какими будут задачи, каким будет персонал. Возможно, будут выдвинуты и предложения для увеличения военного бюджета.

Каким вы видите поле боя 2020 года? Не кажется ли, что будущее за большими армиями или боевыми группами танков.

По этому вопросу очень интересные дискуссии проходят в Норвегии. Одна из школ уверена, что все еще есть место войскам, привычным в наши дни и ставшим стандартом 10 лет назад. В свою очередь другая школа считает, что в будущем в военных действиях большое внимание будет уделяться ракетам или артиллерии, с помощью которой проходит борьба с противником на расстоянии. Таким образом, снижается необходимость в индивидуальных солдатах.

И нам придется столкнуться с такой дискуссией. Сейчас ответ на такой вопрос я дать не могу. Мы познакомимся с исследованиями норвежцев и их продолжим.

Однако, скорее всего, в будущем появится необходимость в сухопутных силах, но вопрос - в каких? С появлением различных систем дронов появился вопрос о необходимости пилотируемых воздушных сил. Могут ли дроны стать альтернативой пилотируемым воздушным суднам?

Сейчас, когда Швеция возобновила военную службу, единственная страна в регионе Балтийского моря, в которой ее нет - это Латвия. Нужно ли Латвии, по вашему мнению, возобновить обязательную военную службу?

Я буду очень осторожен и не буду давать советы дружественному государству-соседу.

Недавно министр обороны Финляндии Юси Ниисте уклончиво прокомментировал возможность страны впустить силы НАТО, которые отправятся в Эстонию в случае кризиса. Как будет в подобном случае действовать Швеция?

Мы реализовали декларацию солидарности. И Эстония и Латвия будут действовать соответственно, так же как это делала Франция [после терактов в Париже в 2015 году]. Швеция дала бы подобающий ответ требованиям солидарности.

Brexit Терроризм ЕС США Крым Швеция Франция Эстония Россия НАТО
9 Комментарии