LAT
Ваш браузер устарел. Пожалуйста, обновите его..
Файлы cookie позволяют нам улучшать услуги для удобства пользователей. Продолжая использовать наш сайт, Вы соглашаетесь на использование нами этих файлов. БОЛЬШЕ >

«24 часа в сутки нас стращают Путиным», а сами мы убили 200 000 своих граждан! (видео)

Иван Пауков, специально для TVNET/ Русский TVNET 18
  • Фото
  • Видео
эксклюзив
Рута Ванагайте | Фото: 15min.lt

27 октября крупное вильнюсское издательство Alma Littera с треском захлопнуло контракт с автором трёх нашумевших в Литве бестселлеров Рутой Ванагайте. Её имя мгновенно удалили с издательского сайта, а презентованная четырьмя днями ранее книжка «Курица с головой салаки» изъята из продажи. Одновременно об отказе продавать книги Ванагайте заявила крупнейшая литовская розничная сеть Maxima. Хотя их там сметали, как пирожки. Что же довело коммерсантов до столь убыточного шага? По официальной версии, Рута замахнулась на святое.

На днях сообщив, что ей известно о сотрудничестве с НКВД и причастности к Холокосту одного из наиболее чтимых в стране лидеров антисоветских партизан Адольфаса Романаускаса-Ванагаса. Вкупе со всеми прежними грехами публициста это было уже слишком.

Нервы у национал-патриотов сдали.

"(Я) являюсь типичным продуктом лжи советской власти и молчания свободной Литвы... Я должна разочаровать подозрительных читателей: я простая литовка, еврейской крови не имею. Я не только литовка, но и образцовая литовка... Я всегда гордилась своим дедом, который в 1941 году спилил дерево в Каварске, чтобы преградить путь отступавшей Красной Армии. Ещё он сорвал портрет Сталина со школьной стены. Конечно, соседями-литовцами он был оговорён. И арестован.

Я прочитала секретный файл 86-страничного дела моего деда в спецархиве... Подвиг Ионаса Ванагаса был несколько омрачён: я нашла сведения, что во время немецкой оккупации он был комиссаром, который составлял списки евреев...

и за это получил награду - еврейский дом и 4,5 гектаров земли. Так написано в деле.

...В годы зрелого социализма мы хотели украшаться, но у нас не было ни джинсов, ни пластинок. Зато в Америке была тётя, сестра отца, и её невероятно хороший муж Антанас. Он писал красивые и тёплые письма, по какой-то причине подписанные не Антанасом, а Антоселе. Родители сказали нам, что дядю ищут Советы, поэтому он предпочитает, чтобы его имя и фамилия нигде не были упомянуты... Моя тётя была довольна своим мужем, честным человеком, правда, ... при немцах командиром полиции безопасности Паневежиса.

Теперь, когда все джинсы, присланные Антоселе, уже сношены, когда... нет ни его, ни тётки, ни Советов, когда я пишу эту книгу, - я уже знаю, что такое в годы немецкой оккупации полиция в Паневежисе... Памятник (дяде) был поставлен в одном из литовских городов. К сожалению, его фамилия упоминается в списке 5000 литовских палачей, который составили евреи.

Так кто я, Рута Ванагайте - хороший потомок хороших литовских героев, или представитель народа презренных убийц, чья семья запятнана преступлением против человечества?

... Если никто из ваших родственников нигде не участвовал, евреев не знал, то подумайте о других статистических данных... Сколько в домах евреев, убитых в Литве, оставалось добра: шкафы, кровати, часы, простыни, подушки, обувь, блузки...

Конечно, это не ваши дедушки и бабушки хватали и везли на тележках, когда всё это было сброшено из окон или продавалось дёшево на площадях местечек.

Точно не ваши, а другие, худшие литовские бабушки и дедушки. Но может быть вы, хорошие литовцы, знаете, где эти антикварные кровати убитых? Кто на них спит? Что им снится?".

Так начинается самая нашумевшая книжка Ванагайте «Наши» («Mūsiškiai»). Вышедшая в начале прошлого года, и до сих пор лихорадящая Литву.

Но неужели никто из литовцев никогда прежде не слыхивал о случившемся в их стране во второй половине 1941 года? Нет исторических музеев? Не было книг Григория Кановича? Не было исследований молодых литовских историков? Ответ на эти вопросы лежит на порядочном отдалении от исторической правды, гражданской позиции, этики и тому подобных материй, находясь всецело в области маркетинга. «Литовские историки пишут правду, но сами признают, что никто их не читает», - многократно повторяла сама Ванагайте.

Кому кроме узкого круга, именуемого академическим сообществом, сегодня такое интересно даже в странах более социально и экономически стабильных? Где двадцать евро за книжку и пять-семь за посещение музея ни для кого не являются бюджетным потрясением.

С Кановичем схема иная: гордиться им - на здоровье, вся Литва это с радостью делает. Шутка ли: который год живёт и работает в Израиле, пишет в основном по-русски, но как любит Литву! А на разных телемостах так шикарно травит по-литовски, словно никуда и не уезжал. Но читать его?! Нет, что ли, других авторов - и более современных, и более литовских? Нет, что ли, более лёгкого и занятного чтива?

Поставщиком именно такого, народом любимого, весёленького и занимательного чтива и впорхула Ванагайте на книжный рынок Литвы. Уже вторая её книга - повесть «Небабье лето» (2015) - стала одним из самых головокружительных маркетинговых успехов за все годы Второй Литовской республики. Историю одинокой миддл-класс литовки средних лет без конкретных перспектив дальнейшей частной жизни тут же раскупили на корню. Тираж несколько раз допечатывали, и каждая очередная «порция» тотчас исчезала. После продажи 60.000 экземпляров «Небабьего лета» вчерашний дебютант превратился в чемпиона литовского бестселлера.

Хотя никакого в привычном понимании чуда не произошло. Когда Рута написала «Небабье лето», за её плечами были пятьдесят лет жизни и десятилетия опыта в режиссуре, журналистике и подготовке нескольких предвыборных кампаний литовских политиков - в том числе президента Адамкуса. В первые годы века Ванагайте была советником премьера Паксаса по вопросам культуры и PR. Тогда же основала она первое собственное пиар-агентство Acta Publica. А сегодня руководит другим, чьё название - Vilko Valia, - может быть переведено как «волчья хватка».

Именно волчью хватку матёрого пиарщика, у которого нет ничего святого, и инкриминируют Руте Ванагайте. В самом лучшем случае. В худшем - чуть ли не государственную измену.

Подлинный же «состав преступления» публициста умещается в одной фразе: Ванагайте вынесла тему добровольного сотрудничества с нацистами многих «своих» - и собственных родных в том числе - из научного дискурса в сферу публичного обсуждения.

«Я ведь не написала ничего нового. Всё об этом написано, но никто об этом не говорит.

Мы убили 200.000 своих жителей, а говорим об этом в школе полтора часа в году!»

Теперь заговорила вся Литва. Уже год говорит. В маленькой стране Ванагайте удалось то же самое, что некогда Стивену Спилбергу - в масштабе глобальном. И тот, и другая поведали о Холокосте доходчивым языком маскультуры - при этом сохраняя вполне верную интонацию. Не зашкаливающую ни в лубок, ни в триллер. Правда, в арсенале Спилберга были голливудская индустрия, обширный бюджет и почтительность продюсеров, а к услугам Руты Ванагайте - литовские архивы, несмелые голоса свидетелей, автомобиль, компьютер и изумлённые заявленной темой издатели.

Но читатель проголосовал за «Наших» кошельком. Хотя, как и в Латвии, в Литве книги - не самое дешёвое удовольствие. Первый двухтысячный тираж смели во мгновение ока. Его несколько раз допечатывали. Естественно, 19-тысячная цифра проданных экземпляров не могла не вызвать неудовольствия крепнущего с каждым годом правонационалистского крыла литовских политиков.

Да, была война. То одна оккупация, то другая. Хорошо не было никому. Но зачем сейчас, в свободной европейской Литве, ворошить эту историю? Место ей в музеях, а их у нас хватает. Кому очень надо, тот пусть в них и ходит. Зачем отравлять простым гражданам их и без того непростое существование? «Грузить» их необходимостью какого-то раскаяния?! Да Бразаускас ещё вон когда в Израиль слетал, повинился, и всё уладил, так что ж теперь снова голову пеплом посыпать? Тем более, в нынешней геополитической ситуации.

Ясно, что за всё это кто-то платит. Может, Израиль. Может, Кремль. Может, и те, и другие. Хорошо устроилась дамочка. Узнать бы только поточнее, кого пиарит.

«В 57 лет я впервые заработала на Холокосте, - призналась Ванагайте Светлане Алексиевич, - я заработала немного, минимальную полугодовую зарплату. А работы хватало». И, комментируя сыплющиеся с разных сторон упрёки в неуместности дискуссии, открытой «Нашими» перед лицом внешнеполитической ситуации, добавила:

«Если бы Путина не было, его стоило бы выдумать. Это ведь так удобно!»

Надо ли говорить, что корреспонденты прокремлёвских медиа, зная о книге лишь понаслышке (её очень некачественный перевод на русский появился в Сети лишь месяц назад), искали возможности задушевно побеседовать с «непатриотичной» литовкой. Насколько мне известно, втуне. Всякий раз она им отвечала, что темы, вскрытые «Нашими» суть внутренние проблемы Литвы. К остальным же зарубежным СМИ - включая и свободные русскоязычные - была вполне благосклонна. 14 августа 2016 года Ванагайте откликнулась на приглашение Радио Свобода, 6 мая 2017 была специальным гостем Елгавского центра русской культуры «Вече». Затем были другие европейские страны, Израиль и США.

О Ванагайте много писали в Польше - от «Газеты Выборчей» до «Крытыки Политычной», где её книгу (которую быстро перевели на польский) проникновенно и вдумчиво рецензировала восходящая звезда литовской исторической науки д-р Иоланта Мицкуте.

Она могла бы быть и построже - ввиду тех исторических «клякс», что Ванагайте нет-нет, да и ставит. Например, часто упоминая о «литовском правительстве» времён немецкой оккупации. Марионеточное Временное правительство действительно в самом начале войны создали, но упразднили через шесть недель.

Как известно, III Рейх восстанавливать государственность балтийских стран вовсе не намеревался.

И свозили людей со всей Европы на убой в Литву совсем не оттого, что, как утверждает Ванагайте, литовские исполнители были особо послушными и надёжными. Логистика «окончательного решения»

сознательно выбрала для «грязной работы» именно эту периферию Европы с неразвитыми гражданскими обществами.

По той же причине везли европейских евреев и в Ригу. В Риге же, кстати, нашла смерть и небольшая часть тех 200.000 литваков, которых, как считает Ванагайте, уничтожили на их родине.

Но рецензент явно не была настроена вменять автору её очевидного незнакомства с таким безусловным «must-read» как «Кровавые земли» Тимоти Снайдера. Ведь историографических амбиций «Наши» намеренно лишены, ценность книги совсем в другом. Читая её, рядовые литовцы обнаружили: преступления на их земле совершала вовсе не ошалелая банда не слезавших с иглы паталогических садистов, -

напротив, добропорядочные отцы семейств. Студенты. Гимназисты.

«Это были психически нормальные люди, - показывает и доказывает Ванагайте, - и все они были волонтёрами».

- Ну и ну! Прямо литовская Ханна Арендт! - услыхал я от своих польских друзей, - тогда ведь пол-Израиля вопило: циничная казуистка, негодная еврейка! А посмела-то сказать мадам философ очень простую вещь: «Палач Эйхман, которого сейчас мы всенародно судим - никакое не чудовище! Он просто серое, банальное ничтожество».

Другой вывод из «Наших» -

легкость перехода людей, служивших одному тоталитаризму, к обслуживанию другого.

По всей Восточной Европе не только одни и те же здания попеременно вмещали то гестапо, то НКВД. В этих зданиях и персонал имелся. Не слишком яркий и заметный. Но хорошо обученный. Исполнительный. Умевший быстро перестроиться.

Тема эта в принципе изучена сравнительно мало, и Ванагайте в «Наших» лишь её коснулась. Имела определённое намерение пойти дальше, но, написав сатирическую «Курицу с головой салаки» - о гримасах пиар-деятельности на литовской политической сцене - очень некстати проговорилась.

Некоторые литовские источники, правда, утверждают, что кардинально повлияло на издательское решение вовсе не «проговорка» Ванагайте, но интриги другого автора Alma Littera, Андрюса Тапинаса - телеведущего и автора бульварного романа «Час волка», этакой псевдонаучной фантастики с сильным привкусом дешёвой конспирологиии, где фигурируют разом и Великий князь Константин Николаевич, и литовский классик Ионас Басанавичус, и, конечно же, заправляющий миром клан Ротшильдов. Куда ж без них, любимых.

Как бы там ни было, такого масштаба травли, какую учинили в эти дни Руте Ванагайте, новая Литва ещё не видела. «Где мы живём? Книги неугодных авторов изымают из магазинов?! А когда начнут костры из них складывать?!

24 часа в сутки пугают нас Путиным, а далеко ли сами ушли?!!» - негодует в телефон знакомая литовка.

Пытаюсь её успокоить. Объяснить, что ничего не может быть глупее. Что на деле вся эта местечковая буря в ночном горшке Ванагайте только в плюс.

Хотя зачем я всё это растолковываю? Ей ведь самой всё ясно, как Божий день. Но за Литву-то душа болит - хоть и эмигрировала недавно из той Литвы.

Разве кому-то неясно, что когда славный «охотник за нацистами» Эфраим Зурофф спокойно заметил, что сотни километров совместно проделанной дороги по местечкам и весям Литвы в поисках свидетелей сделали его и Руту близкими друзьями, он не отдавал себе отчёта, какой отклик вызовут его слова в литовских таблоидах?! Но должна ли его - как и получившую специальную награду За Смелость в нью-йоркской штаб-кваритре Центра Симона Визенталя Руту Ванагайте - сильно заботить вся эта чепуха?

Если известного в мире публициста Ванагайте теперь и «выжмут» из Литвы, то тем хуже для Литвы. Потому что у Руты, определённо, всё сложится хорошо.

Лето Холокост Эксклюзив Оккупация
18 Комментарии