Понедельник, 25 июня
LAT
Ваш браузер устарел. Пожалуйста, обновите его..
Этот портал использует файлы cookies, чтобы анализировать поток данных, улучшать качество содержания, подстраивать содержание к запросам пользователей и оптимизировать работу. Файлы cookies вместо нас исключительно для перечисленных целей могут использовать наши партнеры по сотрудничеству (третьи лица — операторы, обрабатывающие данные, например, Google Analytics). Подробнее о файлах cookies и их удалению читайте здесь

Балаган в эфире: кому нужны все эти клоуны на российском ТВ?

эксклюзив
Иллюстративное фото. Православная церковь и власть | Фото: Cергей Пятаков, Sputnik / Scanpix

Православная церковь: кто полезен для Кремля?

Из зала во время дискуссии был задан вопрос о том, какова роль русской православной церкви (РПЦ) в путинской системе власти? Как практикующий верующий крещеный в православие именно Константин фон Эггерт отвечал на этот вопрос.

Православная церковь - как иерархия, а не как сообщество верующих - всегда доказывала свою полезность власти и свою лояльность. Отношение церкви и Кремля сегодня неравные, во многом и недавний скандал с патриархом, который начал поправлять президента Болгарии, по поводу того, кто там умирал на Шипке, это, к сожалению, тоже демонстрация того как иерархия церковная постоянно должна доказывать свою полезность Кремлю и свою лояльность.

Церковь, Российская империя, Русская эмиграция - все вплетены в главный нарратив, такой: в России власть всегда права, и не важно сидишь ты в Кремле или Зимнем дворце. Власти нельзя перечить. В этом смысле церковь нужна как символ связи между Россией до 1917 года и после 1991-го. На самом деле нынешняя церковь имеет мало общего с церковью вплоть до 1925 года, до кончины патриарха Тихона.

Путин представляет себе, что число реально верующих невелико - порядка 5процентов, 10-ти, может быть,из тех, кто крещен. Крещеных очень много. Как это часто бывает в странах транзита — это вопрос самоидентификации. Это важный элемент для путинской новоимперской идентичности. Церковь важна, пока она играет по правилам Кремля, пока поддерживает идею, что нынешняя власть и царская семья — одно и то же.

Чего боится Путин? Он боится церкви независимой от государства, боится, что церковь будет выступать как независимый арбитр морально-нравственных вопрсов, но это пока не грозит. Как боится ветеранов Донбасса — так же он боится и православного актива, ультраконсерваторы, царебожники, верующие в реинкарнацию царя, которые хотят канонизации Сталина и т. д. Они тоже должны быть под контролем. Одно дело — писать блог, другое — идти и сжигать кинотеатр (как было в истории с фильмом «Матильда»).

Монополия на насилие должна быть только у государства. Доверие и уважения к ним нет. Потенция быть независимыми у любой церкви есть. Поэтому что-то типа «Работайте товарищи, а мы посмотрим.»

2 Комментарии