Суббота, 21 апреля
LAT
Ваш браузер устарел. Пожалуйста, обновите его..
Файлы cookie позволяют нам улучшать услуги для удобства пользователей. Продолжая использовать наш сайт, Вы соглашаетесь на использование нами этих файлов. БОЛЬШЕ >

Мирослав Митрофанов: буду добиваться актуализации проблемы неграждан в Европарламенте

Фото: Leta

С 5 марта мандат Татьяны Жданок в Европейском парламенте перешел к сопредседателю Русского союза Латвии (РСЛ) Мирославу Митрофанову. В интервью агентству ЛЕТА он рассказал, что в значительной степени намерен идти по стопам Т. Жданок - он также будет работать в группе Зеленых-Европейского свободного альянса (Greens/EFA), а его первые инициативы будут связаны с актуализацией вопроса о негражданах Латвии и Эстонии. Политик также надеется использовать платформу Европарламента, чтобы привлечь внимание к актуальной в Латвии проблеме реформ в образовании, которые предусматривают перевод средних школ на латышский язык обучения.

- Какой была ваша первая неделя в Европейском парламенте?

- С деятельностью Европарламента я знаком еще с тех времен, когда был помощником депутата Татьяны Жданок, а 13 лет назад я работал в администрации группы Greens/EFA как консультант. Большинство тогдашних депутатов нашей фракции остаются депутатами и поныне, большая часть тогдашних консультантов фракции также сохранили свои посты. Мне легко строить с ними отношения с точки зрения личных контактов. Тем не менее, есть ощущение, что четыре дня, которые я провел в Брюсселе в первую неделю, почти как целый год, потому что нагрузка очень большая, а у меня нет времени, чтобы психологически адаптироваться к новой ситуации.

Уже с первого дня я участвовал в рабочих совещаниях, дискуссиях, работал с документами, которые перенял у г-жи Жданок. Это два доклада. Один из них касается политики занятости в Европейском союзе (ЕС), разработки перспектив этой политики. Второй документ касается совершенствования политики сплочения. В процессе разработки обоих документов мы находимся где-то на полпути до голосования за окончательное утверждение. Мне сразу же пришлось начинать переговоры по этим документам с депутатами других фракций Европарламента, а также с людьми, которые представляют Европейскую комиссию и председательствующую в ЕС Болгарию.

С ними обсуждалась возможность прекратить нездоровую практику, когда каждый год Европарламент принимает резолюции по вопросам занятости, а Евросовет эти рекомендации игнорирует, не берет во внимание, формируя свою политику, потому что они якобы слишком радикальны и социальны.

Я рад, что представитель правительства Болгарии дал обещание попытаться прекратить эту практику, принять во внимание лучшие из предложений Европарламента и проводить единую политику ЕС по вопросам занятости.

Еще было заседание фракции Greens/EFA, на котором я познакомился с теми депутатами, с которыми ранее не сотрудничал тесно. Должен отметить, что в целом у меня сложилось хорошее впечатление о фракции.

- Перешли ли к вам от г-жи Жданок также офис и помощники в Европарламенте?

- Да, перешли, и я ничего не менял.

- Над какими вопросами вы в ближайшее время будете работать в Европарламенте?

- В ближайшее время основной моей задачей будет договориться с коллегами о том, чтобы комитет по петициям рассмотрел вопросы, касающиеся латвийских и эстонских неграждан.

Заседание предусмотрено в апреле или мае, но мне важно добиться, чтобы этот вопрос оставался в повестке дня комитета. Есть также так называемая интергруппа, где будет рассматриваться вопрос о школьной реформе в Латвии, возможность русских и других национальных меньшинств получить образование на родном языке.

Интергруппа - это полуформальное объединение, в которое входят депутаты из разных фракций и групп. Для меня работа в этой группе очень важна, потому что позволят сформировать связи с другими фракциями Европарламента.

- Скажите, а в других странах ЕС тоже происходит борьба меньшинств за возможность получать образование на родном языке?

- Во многих странах ЕС такая борьба уже в прошлом. В Западной Европе этот вопрос был решен в 60-70 гг. или раньше. Например, в Финляндии сразу после получения государственной независимости был достигнут компромисс об образовании шведского меньшинства на родном языке. В Великобритании в образование вернулся валлийский язык, который в 60-70 гг. стал языком обучения в школах этого региона. В Испании после смерти диктатора Франко очень быстро было восстановлено употребление региональных языков в системе образования.

FOTO: Leta

Вопрос об образовании национальных меньшинств после краха коммунистического режима в 90-е гг. прошлого века активно решается в Словакии, где есть венгерские школы, а в отдельных муниципалитетах венгерский язык используется в официальном общении. В Румынии также уделяется внимание тому, чтобы обеспечить баланс между румынским и венгерским языками, полуофициальный статус там присвоен и немецкому языку.

Хуже, чем в Латвии, вопросы образования на родном языке решаются в Греции. Там македонский язык практически запрещен.

В свою очередь в Болгарии у турецкого меньшинства есть и школы, и право употреблять турецкий язык в самоуправлениях. Хорошим примером является Германия, где в Шлезвиг-Гольштейне у границы с Данией есть датские школы, а в Дании - соответственно школы с немецким языком обучения. У сорбов в Германии тоже есть школы, где можно учиться на родном языке, хотя условия жизни этого нацменьшинства в настоящее время очень сложные. На территории проживания сорбов иностранная компания в открытом карьере добывает уголь, который загрязняет окружающую среду, здесь перемещаются целые деревни. В этой связи делегация комитета Европарламента по петициям недавно посетила Германию, чтобы на месте собрать факты и ознакомиться с условиями жизни сорбов.

В Эстонии и Литве проблемы образования национальных меньшинств больше схожи с ситуацией в Латвии. В Эстонии установлены определенные «красные линии» - существование школ нацменьшинств и русского языка как языка обучения. Дискуссии ведутся только о пропорции языков в гимназиях. В Литве ситуация напряженная из-за польских, а не русских школ. Существует достаточно открытый конфликт между польским меньшинством и литовским большинством по поводу употребления польского языка в работе самоуправлений, топонимике.

- Как в Латвии обстоят дела со сбором подписей под инициативой о защите прав меньшинств в ЕС?

- Чтобы ответить на этот вопрос, нужно вернуться к недавней истории. После терактов 11 сентября 2001 года в США изменились приоритеты. Все, что связано с правами человека, правами меньшинств, потеряло актуальность. Приоритетными стали национальные интересы в области безопасности. Сегодня сбор подписей под «спасательным пакетом для национальных меньшинств» - это попытка вернуть обсуждение их прав в повестку дня ЕС.

За месяц до окончания сбора подписей под инициативой европейских граждан о защите проживающих в ЕС национальных меньшинств собрана примерно половина из 1 миллиона необходимых подписей. Авторы инициативы «Minority SafePack - миллион подписей за разнообразие в Европе» призывают ЕС принять комплекс правовых актов, которые призваны улучшить защиту прав лиц, принадлежащих к национальным и языковым меньшинствам, укрепить культурное и языковое разнообразие в ЕС. По мнению авторов инициативы, этот комплекс должен предусматривать политические меры в таких областях, как региональные языки и языки меньшинств, образование и культура, региональная политика, участие в гражданских процессах, равенство, содержание аудиовизуальных и других средств массовой информации, а также государственную поддержку.

FOTO: Leta

В Латвии из-за неупорядоченной процедуры сбор подписей задержался примерно на полгода.

Сейчас нам не хватает около 10% от квоты, чтобы соответствовать критериям ЕС.

Надеюсь, что мы этого добьемся. Подписаться под инициативой могут только граждане, у неграждан такого права нет.

Если сбор подписей будет успешным, в Латвии может возобновиться финансирование ЕС для проектов, в которых используется не только государственный язык, но и языки меньшинств, включая русский. Пару лет назад в Латвии был большой скандал, когда Министерство здравоохранения и Национальная служба здравоохранения подготовили приглашения для женщин пройти оплаченную государством маммографию груди не только на латышском, но и на русском языке.

- Уже более года ведутся переговоры по «Brexit» - о выходе Великобритании из состава ЕС. Почему они идут так тяжело и чем, по-вашему, закончатся?

- В Европарламенте царит довольно мрачная атмосфера всегда, когда речь заходит о «Brexit», о том, что будет после выхода Великобритании из ЕС. Настроение у депутатов, которые избраны в Европарламент от Великобритании, плохое, у них нет мотивации активно участвовать в работе парламента. Еще хуже то, что я не слышал ни одного реального предложения, как решить проблему «Brexit». Стороны твердо стоят на своих позициях. Правительство премьер-министра Терезы Мэй хочет любой ценой сохранить таможенный союз, чтобы свободно и без каких-либо ограничений экспортировать свои товары в страны ЕС. Но при этом британское правительство категорически выступает против свободного перемещения рабочей силы и не хочет идти ни на какой компромисс. Люди, которые из Латвии уехали жить и работать в Англию, смогут там остаться на определенных условиях. У меня есть ощущение, что компромисс по этим условиям будет достигнут. Но британцы не готовы сотрудничать с ЕС на тех же условиях, что Норвегия или Швейцария.

- Могут ли и другие страны последовать примеру Великобритании и провести референдум о выходе из ЕС?

- Я не ясновидец. Могу повторить только то, что слышал от других людей. Нужно помнить, что у стран ЕС есть свои интересы, есть также такое явление, как популизм. Если смотреть с точки зрения политической пропаганды, существует большой соблазн агитировать за выход из ЕС, например, Италии, Польши или Венгрии. Однако, если взглянуть с точки зрения экономических интересов, я не думаю, что какая-либо страна последует примеру Великобритании. Соблазн есть, но экономические интересы вынуждают оставаться в ЕС.

- В Латвии многие опасаются того, что в следующем периоде планирования существенно сократится бюджет ЕС и, следовательно, уменьшится поддержка для Латвии. Как вы считаете, что может измениться в этой сфере?

- Уменьшение поддержки из структурных фондов ЕС, безусловно, будет. Вопрос в том, насколько пропорциональным оно будет территории государств-членов, численности населения и критериям развития. Недавно в Брюсселе состоялась дискуссия о том, что нужно просить Европейскую комиссию при распределении поддержки в рамках политики сплочения принимать во внимание не только существующие критерии, но и ввести дополнительный - индекс социального развития. До сих пор главным критерием, который принимался во внимание, был внутренний валовой продукт (ВВП) на душу населения. Если показатель ВВП меньше 90% от среднего уровня, ЕС помогает средствами из Фонда сплочения.

После 2020 года будут введены дополнительные критерии, на основе которых можно будет требовать сохранения или даже увеличения поддержки из Фонда сплочения для слаборазвитых регионов Латвии.

И это наша, депутатов от Латвии, обязанность - добиваться, чтобы в следующем периоде планирования, который начнется после 2020 года, поддержка из фондов ЕС была сохранена, а для некоторых регионов даже увеличена, в том числе и для моей родной Латгале.

- В какой мере, на ваш взгляд, нынешняя повестка Европарламента соответствует реальным проблемам европейцев?

- Не всегда соответствует. Часто возникает ощущение, что депутаты Европарламента страшно далеки от повседневной жизни и проблем жителей ЕС. На мой взгляд, это была одна из причин, почему граждане Великобритании проголосовали за выход своей страны из ЕС. Депутатам нужно думать о том, как сделать свое общение с людьми проще, как понятно рассказать о том, чем они занимаются в Европарламенте.

В отличие от Сейма Латвии в деятельности Европарламента слишком большая роль отводится формальным процедурам, иногда даже больше, чем содержанию. 90% времени во время дискуссий в Европарламенте отводится на разговоры о том, что было год назад, как и за что каждый проголосовал, какой была позиция соответствующей фракции или органа ЕС. Я в этом не вижу большого смысла.

- Почему, по-вашему, «Согласию» не везет с депутатами Европарламента? Александр Мирский был исключен из «Согласия», Андрея Мамыкина даже не пригласили на съезд партии.

- Это вопрос о приоритетах партии. Основным приоритетом «Согласия» является власть в самоуправлениях, где есть возможность получить различные материальные блага, а второй приоритет - это Сейм, что для партии является вопросом престижа и самоуважения. Европарламент до сих пор не был приоритетом «Согласия». В основном самим кандидатам приходилось искать деньги для своей предвыборной кампании. Партия своими средствами помогала им очень ограничено. Поэтому «Согласие» искало популярных людей, которые могли бы сами, без поддержки партии, обеспечить свое избрание в Европарламент. Такими были Мирский, Рубикс, Мамыкин. Каждый из них - очень сильный политик. Например, Мамыкин очень активный депутат Европарламента. Я думаю, что дистанцирование «Согласия» от Мамыкина объясняется страхом, что он по популярности может конкурировать с Ушаковым.

- Сумеет ли РСЛ заполучить Мамыкина как лидера своего списка на выборах 13-го Сейма?

- У нас с Мамыкиным есть договоренность о том, что только он сам может комментировать этот вопрос. Личные отношения у нас хорошие и коллегиальные.

4 Комментарии