Понедельник, 25 июня
LAT
Ваш браузер устарел. Пожалуйста, обновите его..
Этот портал использует файлы cookies, чтобы анализировать поток данных, улучшать качество содержания, подстраивать содержание к запросам пользователей и оптимизировать работу. Файлы cookies вместо нас исключительно для перечисленных целей могут использовать наши партнеры по сотрудничеству (третьи лица — операторы, обрабатывающие данные, например, Google Analytics). Подробнее о файлах cookies и их удалению читайте здесь

Исход выборов в РФ не удивил никого. Но «токсичный осадок» тревожит всех

Участники карнавала в Ницце (Франция) накануне выборов президента России, 17 марта, такими увидели главных политиков мира. | Фото: AP/ScanPix

То, что большинство граждан РФ выберут стагнацию - либо оттого, что действительно принимают её за стабильность, либо в силу привычной им политической апатии, - было ясно задолго до 18 марта. Россия, однако, до сих пор остаётся в фокусе внимания медиа Старого и Нового света. Ещё бы: в отличие от россиян, для граждан свободного мира четвёртый срок путинского президентства периодом застоя едва ли станет. Тем более, в отношениях с РФ. Предшествовавшая выборам «спецоперация» с применением химического оружия на британской территории перечеркнула робкие надежды на возможный «ресет» с режимом Путина. Прогноз на ближайшее время не слишком радужный: напряжение будет лишь усиливаться.

Понимают это по обе стороны Атлантики. Неудивительно, что засвидетельствовать своё почтение новому-старому президенту РФ в западных странах не очень спешили. Поздравительный звонок Трампа в Кремль запоздал практически на двое суток. 19 марта Путина поздравил президент ФРГ Штайнмайер - в то время как возглавляемый канцлером Меркель Христианско-Демократический Союз опубликовал резолюцию, где чёрным по белому написано, что «Россия должна прекратить нарушать международное право». Великобритания и Польша от поздравлений воздержались. А МИД Евросоюза Федерика Могерини, подробно обсуждавшая на заседании Совета Европы отравление в Солсбери бывшего двойного агента Сергея Скрипаля и его дочери, на теме переизбрания Путина и вовсе не останавливалась.

Еврокомиссия обнародовала свою позицию лишь по получении рапорта ОБСЕ о ходе выборов - практически одновременно с реакцией Госдепортамента США, получившего тот же рапорт. Эксперты ОБСЕ, наряду с «эффективностью и открытостью» выборов, отметили «продолжающееся давление на голоса критики». Проанализировав случаи нарушений, описанные в полученном отчёте, ЕК выдала довольно сдержанное резюме:

«Усилия повысить явку заметно преобладали над кампаниями конкурентов».

Главная причина отсутствия заметных европейских комментариев по исходу «выборов Путина» совершенно очевидна: на фоне теракта в Солсбери, где в зоне действия химического оружия оказалось 500 человек, и 21 из них были тут же госпитализированы, - выборы те отошли на позиции «региональных ньюсов». Которые теоретически можно рассматривать как отдельное событие, когда бы не было совсем уж нелепо игнорировать их удручающий контекст.

Неслучайно, например, «послевыборный» текст, опубликованный влиятельным брюссельским порталом politico.eu , не являя читателю ничего нового, оставляет впечатление некоей дежурной «галочки». Аккуратно простёганный трижды приводимыми автором, Марком Беннетсом, высказываниями эксперта московского Карнеги-центра Бориса Колесникова, текст сообщает, что

«пришедшему к победе благодаря апатии и безразличию» Путину было важно «убедиться в стабильности собственной позиции»... и так далее, и прочая. А то кому-то ещё не было ясно.

Куда с большим воодушевлением обсуждают в Европе необходимость консолидации западного мира ввиду растущей угрозы. Именно на этой теме фокусируются обозреватели Die Welt, Frankfurter Allgemeine, Le Figaro, и иных респектабельных западноевропейских изданий. Ведь объектом агрессии, как стало ясно после Солсбери, может стать любая точка на карте Европы, и не обязательно Восточной.

Именно Солсбери, а никак не победа Путина на выборах, стала сегодня для большинства европейских комментаторов символом токсичности путинской России.

Уже не метафорической, но вполне конкретной.

Даже у традиционно более мягких на сей счёт итальянских СМИ начал меняться тон. Открываю 19 марта римскую La Stampa, и вижу: «Это не Холодная война... Всё гораздо хуже, поскольку нет никаких правил. Западу не остаётся ничего другого, как исследовать, каким образом влиять на Путина. Он уважает силу и решительность, он желает посеять раздор в Европе и в Атлантическом альянсе. Это значит, что любой диалог, любые переговоры с Москвой, как бы необходимы они ни были, должны сопровождаться сдерживанием за счёт военной мощи и решимостью на политическом уровне. И, прежде всего, солидарностью... Запад не может позволить себе расколоться» (Cтефано Стефанини, «Как Холодная война, только без правил»).

И на следующий же день либеральный пражский Respekt сообщает о неофициальном обращении британского МИД к чешским коллегам на предмет желательности выдворения из Чехии как можно большего числа давно и прочно угнездившихся под сенью посольства в Праге российских шпионов. Тема эта не то, чтобы очень свежа:

лет эдак пару назад чехи обнаружили, что их страна битком набита путинской агентурой. Неужели?! Конечно, лучше поздно, чем никогда... О Латвии в этой связи и подумать страшно.

В тех странах ЕС, где диаспора россиян ощутимо велика - вроде Германии - некотороые медиа-ресурсы не могли обойти молчанием их активность в выборах. По оценкам независимой русскоязычной телекомпании RTVD Ost-West, проводившей мониторинг выборов, по всей ФРГ проголосовало около 34 000 обладателей паспортов РФ. Хотя 74% немецких россиян и отдали голоса за Путина, 11,6% предпочли Собчак. Так что иммиграционная волна 90-х, обеспечившая львиную долю актуального электората, оказалась не такой уж огульно «колбасной», как привыкли о ней думать.

В числе голосовавших в Германии оказался и Михаил Ходорковский, специально прилетевший в Ганновер. На ближайший к его лондонской резиденции избирательный участок, каким-то чудом находящийся вне консульской (т.е. российской) территории.

Тем временем DW подсчитала процент отдавших голос за Путина во всей европейской диаспоре. Суммарная цифра составила 85%.

В Латвии, кстати, за Путина проголосовало рекордных 94% российскоподданных. Попытка проанализировать это (пусть и вполне объяснимое) умопомрачение, предпринятая за очередным «круглым столом» программы Mixnews радио Baltkom, где наиболее трезвыми оказались голоса оппозиционных режиму россиян, очень наглядна. Всем любопытствующим охотно рекомендую.

В прессе латвийских соседей по региону отчётливо слышна тревога (хотя на сей раз нет паники, что радует). Пребывающий, возможно, под избыточным воздействием жалобно-угрожающего первомартовского спича Путина, комментатор rus.postimees.ee Вадим Штепа, тем не менее, вполне ясно расставляет акценты: "Многие российские оппозиционеры, наблюдая реставрацию в стране советской символики и риторики, продолжают ругать "совок", не замечая, что вся эта реставрация... напоминает раскрашенную ширму...

Более точная историческая параллель происходящему - становление Третьего рейха из Веймарской республики.

Это вовсе не была ностальгия по кайзеровскому Второму рейху, но совершенно новый режим, гораздо более авторитарный, агрессивный и "пассионарный".

Всё бы и хорошо, но автор словно забывает, что ориентированный на гибридную игру без правил путинский конструкт - в отличие от нацистского - совершенно внеидеологичен. Не говоря уж о том, что именно в пассионарности менее всего заинтересован.

Его идеальный клиент - homo postsoveticus, «диванный боец», от «совка» унаследовавший страх потерять то немногое, чем обладает.

Пассионарии же - в их последнем, не очень массовом издании - давно отправлены в Сирию. Во славу отечественного оружия и для спокойствия режима.

Это кардинальное отличие очень точно обрисовала бывший польский посол в РФ Катажина Пельчиньска-Наленч в интервью newsweek.pl. Когда разговор зашёл о регулярном накачивании россиян страхом и ненавистью к миру, она заметила:

- Ментальная милитаризация в том и состоит, что снижает барьер дозволенного, и толкает общество на согласие со злодеяниями их страны за границей. Не допускается никакого осуждения. С другой стороны, готовности россиян бросить всё, схватить карабин и идти воевать тоже не наблюдается. Не видать толп желающих из патриотичных побуждений отдавать свои жизни в Сирии и на Донбассе...

Парадоксально, но растущая конфронтация имеет и позитивную сторона. У трещины, возникшей, было, между Европой и США, появились шансы исчезнуть. Телефонная беседа с Терезой Мэй заставила старину Трампа призадуматься, а затем изречь:

- Очень прискорбная ситуация. Всё выглядит так, будто русские стояли за этим!

15 марта Вашингтон - абсолютно вне связи с британским терактом - активировал новый пакет санкций против очередной группы российских граждан и организаций. И в тот же день на брюссельском брифинге НАТО была принята четырёхсторонная декларация, осуждающая регулярные нарушения международного права руководством РФ. Подписали её представители Великобритании, Франции, Германии и США. Слухи о надвигающемся крахе НАТО обернулись очередным фейк-ньюсом.

В самих же Штатах настроены вполне решительно. Давно уж никому не приходит в голову видеть в РФ потенциального партнёра в борьбе с международным терроризмом, на роль какового долго метили Путин и Лавров. Последние «антитеррористические успехи» России - от перевозки кокаина из Аргентины диппочтой до поддержки армии Башара Асада, использующей химическое оружие, или бомбардировок мирных жителей в Сирии, - не оставили даже теоретической возможности серьёзно эту тему обсуждать. Скорее, наоборот.

Обозреватель новостной службы Bloomberg Эли Лейк в интервью радио Свобода заявил, что

«послужной список» РФ вполне позволяет внести это государство в список стран-спонсоров терроризма. Что, возможно, и будет сделано американской администрацией.

Мнения других, опрошенных корреспондентами того же радио, политологов в целом не расходились со взглядами комментаторов наиболее авторитетных изданий - от The Wall Street Journal до The Washington Post.

Сводятся они к тому, что на каждое возможное нарушение Кремлём норм международного права США будут отвечать всё новыми санкциями. Чаще всего согласованными с европейскими союзниками. Но в отдельных случаях - как, например, с назопроводом Nordstream 2 - Вашингтон оставляет за собой право наложения санкций на европейские компании, подписавшие контракты с российскими корпорациями без консультаций с правительствами стран ЕС, чьими резидентами эти компании являются.

В отличие от граничащей с Россией Европы, в находящихся на порядочном отдалении Штатах четвёртую каденцию Путина склонны ассоциировать прежде всего со стагнацией в дипконтактах между двумя государствами. К которой в США вполне готовы. Но неистребимый американский оптимизм оставляет даже скептикам известную надежду на гипотетическую «перезагрузку» в будущем. То есть, уже при новом президенте РФ.

Хотя в президентской ли персоне главная печаль? И не американцам ли знать, что при отлажено работающей машине демократических институций личность президента - даже некомпетентного, даже сумасбродного и труднопредсказуемого - проблема далеко не первостепенная?

7 Комментарии