Четверг, 21 июня
LAT
Ваш браузер устарел. Пожалуйста, обновите его..
Этот портал использует файлы cookies, чтобы анализировать поток данных, улучшать качество содержания, подстраивать содержание к запросам пользователей и оптимизировать работу. Файлы cookies вместо нас исключительно для перечисленных целей могут использовать наши партнеры по сотрудничеству (третьи лица — операторы, обрабатывающие данные, например, Google Analytics). Подробнее о файлах cookies и их удалению читайте здесь

Что в голове у Кима?

Фото: EPA/ScanPix

24 мая Белый Дом объявил об отмене встречи Трампа с северокорейским лидером Ким Чен Ыном, планировавшейся на 12 июня. Но уже на следующий день - как с американской стороны, так и с северокорейской - высказывания о необходимости этой встречи возобновились. Что ж, хорошая новость - особенно после недавнего очередного обмена угрозами. Главный вопрос, занимающий аналитиков в преддверие встречи - насколько рационален (по западным меркам, понятно) окажется Ким. Поскольку есть немало оснований ожидать, что поведение младшего представителя печально знаменитой династии может выйти за рамки того «северокорейского клише», что поддерживалось на Западе многолетними стараниями деда и отца Кима.

Скажу больше: умещайся их наследник в рамки привычного Западу северокорейского стереотипа, головной боли у администрации Трампа было бы сегодня поменьше. Продолжила бы работать надежная американская технология общения с противником, основанная на угрозах и обещаниях. Происходит же нечто невиданное: на «ястребиную» риторику вице-президента США Майка Пенса Пхеньян без колебаний отвечает в том же тоне, но при этом практически без паузы заявляет о желательности встречи и своей готовности к ней.

Мало того, не так давно пхеньянский официоз неожиданно показал себя вполне цивилизованным «хозяином» Олимпийских игр.

Неслыханное дело: на церемонии открытия и закрытия Игр спортсмены из обеих Корей появлялись под общим - историческим - флагом Корейского полуострова.

А 1 января, в новогоднем обращении к народу «гений среди гениев» (таков один из официальных титулов Кима) сообщил о готовности к диалогу с Сеулом.

И тут же от слов перешел к делу. Первые переговоры начались практически через неделю, 9 января, в приграничной местности Пханмунджон. 5 марта Северную Корею посетили специальные посланники президента Корейской Республики Мун Чже Ына. А новая встреча лидеров обеих Корей состоялась совсем недавно, 27 апреля. Пока - все еще у демаркационной линии.

Зачем Киму все это понадобилось? Неужели что-то угрожает его власти?

Ясно ведь, что из Сеула никакой угрозы Пхеньяну не исходит - все как раз наоборот. И что народная революция в Северной Корее едва ли возможна: страну населяет уже третье поколение полностью оторванных от мировых инфопотоков зомбированных граждан, искренне убежденных, что реальность, в которой они живут - если и не единственная возможная на этом свете, то уж всяко самая «справедливая» и адекватная. Но проблема у власти Кима, однакоже, есть. Просто она не внутриполитического свойства, а экзистенциального.

Век диктатур, не подпитываемых сильными экономиками, не бывает долгим. Самому же Ким Чен Ыну немногим больше тридцати (по официальной информации, родился он в 1984 году, хотя иные источники утверждают, что случилось это не то годом, не то двумя раньше). Так или иначе,

учитывая практику предшественников, на «троне» сидеть Киму еще добрых 50 лет. Если только «трону» удастся столько выдержать.

Вот об этом-то и забота. Сколько лет полуголодная, хотя бы до зубов вооруженная, диктатура может «протащиться» на одной лишь идеологии? Двадцать? Сорок? Полвека?

Северная Корея «едет» на своей чучхэ (местной версии теории классовой борьбы пролетариата) уже ни много, ни мало 65 лет. Ясно, что чем дальше, тем с большим скрипом. Как мы помним, подобный срок оказался критическим даже для такого колосса, как покойный СССР - с его-то ресурсами, в чем бы они ни выражались.

Правда, у СССР были глобальные амбиции.

Имей Северная Корея хотя бы половину тех амбиций, она «сдулась» бы, не протянув и полутора десятков лет.

И «сдули» ее бы даже не Соединенный Штаты, но Китай. В нынешнем же своем положении Северная Корея вполне Китай устраивает. Более того: именно такая, какая есть, она ему очень кстати. Как в виде постоянного закупщика всего, в чем нуждается на каждый день (и которому деться особо некуда: ведь никто иной с Пхеньяном заметных гешефтов не ведет), так и в качестве разменной монеты в «играх» Пекина с Вашингтоном.

В глазах же Запада именно отсутствие глобальных амбиций обеспечивало Северной Корее стабильное второе место в рейтинге «мировых пугал». На первом же с самого начала века прочно уселись Иран и радикальный ислам - впрочем, за последние годы заметно потесненные путинской Россией. Аппетиты у всех в этой милой компании, понятно, далеко не северокорейские, - оттого и лидируют в списке они, а не приверженцы чучхэ. То же, что у Пхеньяна есть ядерное оружие, само по себе не является поводом для большей паники, чем наличие такового у Ирана.

Поэтому причиной напряжения американского руководства являются не только и не столько северокорейские боеголовки (в конце концов, сравнивать тамошний ядерный арсенал с американским просто смешно), но то, что никому на Западе в точности не просчитать ход мыслей самого Кима. В этом смысле с его предками было попроще. Если же ясно, что сюрпризы будут, то следует настраиваться на самые негативные. На всякий случай. На них в Вашингтоне сегодня и настроены.

Понимая при этом, что, даже ожидая худшего, важно не переусердствовать: тогда у худшего возрастает вероятность сбыться.

Довольно любопытный анализ взаимонедопонимания, возникшего между вашингтонской и пхеньянской администрациями, опубликовало недавно солидное американское издание Foreign Affairs: «Обе стороны интерпретируют историю по-разному. Ким смотрит на прежние соглашения с США, заключенные его отцом и дедом, с вероятным опасением, что Вашингтон хочет сделать Пхеньян более уязвимым, и предпринимает соответствующие действия. Он смотрит на американские вторжения в Ирак и Ливию, и делает вывод, что атомное оружие - более надежная гарантия выживания, чем любое из американских обещаний».

А далее авторы пробуют взглянуть на ситуацию вокруг предстоящего саммита с обеих сторон: «Ищет ли Ким встречи с Трампом, поскольку ему важно снятие санкций... , или же ему важно фактическое признание Северной Кореи ядерной державой? Американские обозреватели могут предполагать первое, в то время как Ким может рассчитывать на второе».

Умно, логично, и очень похоже на правду. Точнее говоря, на ту часть правды, что касается Соединенных Штатов и северокорейско-американских отношений. Представляется, однако, что есть у той правды и другая часть. Она состоит в инструментальном подходе Пхеньяна к отношениям к Вашингтоном. Как бы дико ни звучало это для американцев, ни к чему подобному совершенно не привыкших.

Поскольку очень похоже, что приоритетом в приближающихся «торгах» для Северной Кореи станут не баланс ядерных вооружений и не противостояние с США, но будущее взаимнокорейских отношений. С вероятной перспективой их постепенной либерализации. В такой комбинации США необходимы Киму как «ключик».

Речь вовсе не о том, что молодой диктатор собирается выступить в роли смелого реформатора, этакого дальневосточного Горбачева, - речь как раз об обратном.

Не спеша, но уверенно, шаг за шагом двигаться к внедрению свободного общекорейского рынка значило бы в ситуации Кима зацементировать безопасность своего правления.

У «гения среди гениев» перед глазами замечательный пример - Китай. Где при помощи некоторых реформ и поэтапного внедрения рыночной экономики компартии удалось не только удержать власть, но привести страну к ошеломительному экономическому скачку. Отчего бы не попробовать провернуть нечто подобное у себя? И заодно перестать фатально зависеть от Китая?

Не говоря уж о том, что, лишь приоткрыв наглухо запертые двери своей страны, Ким легко и просто может стать если не героем, то очень уважаемой в Южной Корее персоной. Исчезновению угрозы с севера, висящей над Корейской республикой долгих 65 лет, в Сеуле, безусловно, будут рукоплескать. Неожиданный старт и динамичное развитие межкорейских отношений, наблюдаемое нами последние полгода, свидетельствуют, что калькуляция на сей предмет в голове вождя определенно имеет место.

Ясно, что такая перспектива сделает нынешний объем американского военного присутствия в Южной Корее излишним. Как ясно, что в этой связи и Пхеньяну придется существенно урезать свой ядерный арсенал - очень возможно, до полного его замораживания.

Но с кем, как не с США, может Северная Корея обсуждать эти вопросы? Поэтому нет ничего удивительного, что встреча с Трампом для Кима действительно важна.

Проблема же Штатов в том, что мнения экспертов, пытающихся взглянуть на реальность глазами Кима, и таким образом понять, чего на самом деле хочет молодой диктатор, пока что тонут в традиционном взгляде на Северную Корею исключительно как на угрозу для себя и других. В этом смысле американский мэйнстрим никак не может выйти за рамки привычного представления о своей миссии в этом мире.

Мир, однакоже, меняется, и новые поколения - в том числе и автократов - вовсе не обязательно копируют предшествующие. Разве не очевидно, что нынешний пхеньянский «гений среди гениев» - в отличие от двух предыдущих - на фанатика не похож? Стал бы фанатик искать сближения с ненавистной Корейской республикой? А вот прагматик - очень даже.

Образование, опять-таки, имеет экономическое. В отрочестве несколько лет провел в Швейцарии. Наблюдал, в общем, иную реальность; знает пару иностранных языков. То есть, в сравнении с ближайшими предками, - воистину «гений среди гениев». За власть не боролся, получил ее по наследству, и, похоже, желает в ней пребывать долго и счастливо. Но и не теряя при этом «лица» - затем и ядерный арсеналец.

Что даст Киму открытый конфликт с США, из которого он ни при каких обстоятельствах не выйдет победителем? Зато нормализация отношений с южным соседом обещает немало бонусов.

И она, и постепенная «китаизация» Северной Кореи стали бы самым выигрышным и безопасным продлением жизни северокорейской коммунистической диктатуры. Трудно, конечно, утверждать со стопроцентной уверенностью, что в голове у Кима именно такой сценарий. Но ход событий последних полугода на Корейском полуострове пока что говорит в его пользу.

1 Комментарий