LAT
Ваш браузер устарел. Пожалуйста, обновите его..
Файлы cookie позволяют нам улучшать услуги для удобства пользователей. Продолжая использовать наш сайт, Вы соглашаетесь на использование нами этих файлов. БОЛЬШЕ >

Депортации 40-х годов в Латвии: что это было? Взгляд из Москвы

Татьяна Одыня/ Русский TVNET 8
Памятный камень на станции Торнякалнс: здесь начинался путь в ссылку | Фото: Агнесе Гулбе/LETA

Историки спорят о причинах и масштабах массовых советских репрессий 30-х и 40-х годов. На прошлой неделе с лекциями в Риге, Вильнюсе и Таллине побывал заместитель председателя международного общества «Мемориал» Никита Петров. Много лет он изучает исторические документы, проливающие свет на механизмы и логику советской репрессивной машины. Русский TVNET побывал на встрече историка с рижанами.

Никита Петров убежден: изучая вопрос по архивным документам, нельзя знать о депортациях больше, чем знают о них сегодня историки в бывших советских республиках. Лекция представляла собой взгляд из союзного центра - из Москвы, а также анализ распространенных в России заблуждений на этот счет. Ведь историки расходятся в оценках по многим вопросам: спорят как о целях и задачах сталинских репрессий в Советском Союзе, так и о том, как они реализовывались на практике.

Важно сказать, что приехавший в Ригу представитель «Мемориала» - один из составителей многочисленных сборников документов, прямо касающихся репрессий.

Никита Петров отвечает на вопросы участников дискуссии
FOTO: Русский TVNET

Никита Петров по первому образованию химик, а степень доктора философии получил, защитив диссертацию в Амстердамском университете. Темой ее как раз и стала роль Сталина и органов НКВД-МГБ в советизации стран Центральной и Восточной Европы.

Встреча с представителем «Мемориала» в Риге проходила в зале Happy Art Museum, послушать Никиту Петрова пришли люди очень разные. Ведь «Мемориал» - авторитетная неправительственная организация, изучающая историю ГУЛАГа и репрессий в СССР и ставящая перед собой, главным образом, историко-просветительские задачи. ( Кроме того «Мемориал» занимается правозащитной деятельностью). Не так давно решением министерства юстиции РФ общество причислено к «иностранным агентам», так как получает зарубежное финансирование.

Не удивительно, что на родине официальные власти сегодня эту организацию не жалуют.

Та правда, о которой говорят историки «Мемориала», совершенно очевидно противоречит оправданию политики и идеологии сталинизма. Так что спорные темы о советском прошлом страны актуальны не только для историков.

Неприятная правда о масштабе репрессий 30-х и 40-х годов у многих сегодня вызывает желание оправдать злодеяния сталинского режима, доказать, что репрессии были необходимы и обоснованы, а карательный механизм был направлен исключительно против тех, кто заслуживал наказания.

Никита Петров предложил слушателям и участникам дискуссии задуматься над простыми вопросами. Зачем все это делалось? С какой целью был запущен механизм репрессий в СССР? Это один из главных вопросов вызывающих большие споры.

Важно понимать, что истоки депортаций в странах Балтии - в массовых операциях НКВД 1937 и 1938 годов. Поэтому внутренняя российская история многое позволяет понять.

После оккупации стран Балтии в 1940 году эти репрессивные практики обрушились также и на Литву, Латвию, Эстонии. Стоит задуматься, что предшествовало депортациям 1941 года и с каким багажом аппарат НКВД прибыл в балтийские страны. Никита Петров подчеркнул: хоть официально аппараты НКВД в этих странах и были созданы в сентябре 1940 года, ясно, что формировались они значительно раньше. Подготовительная работа работа велась с сентября 1940 года, ведь карательные структуры укомплектовывали просоветскими кадрам.

Так что советская репрессивная история предшествовавшего периода помогает понять, как действовали репрессивные органы и чего добивался Сталин. Ведь чем были 1937 и 1938 годы для Советского Союза? Всего лишь за 15 месяцев тогда были арестованы 1,5 млн человек и 700 тысяч из них были расстреляны. Такого размаха репрессий советская власть не знала ни до, ни после.

Обновлен сайт "Мемориала"

Если же посмотреть, на кого были направлены репрессии, то очевидно: это продолжение линии на классовую борьбу и окончательное избавление от социально чуждых классов. То есть тех, кого не предполагалось брать в «светлое коммунистическое будущее».

Репрессии касались бывших кулаков, представителей имущих классов и духовенства. Конечно же, они были направлены и против врагов советской власти и так называемых неисправимых уголовников.

У Сталина было четкое представление кого и как следует изъять из общества. Составляющая частью репрессий 30-х годов были и так называемые «национальные операции». Имели место «немецкий приказ», «польский приказ», «латышская операция», которая была начата по меморандуму от 30 сентября 1937 года. Речь не шла об аресте всех латышей, в предписании приказов работали уже не социально-классовые критерии, а принцип связи с заграницей.

Имеет ли родственников за границей, поддерживает ли контакты с кем-либо? И был ли когда-либо сам в странах, о которых идет речь?.. То есть - с точки зрения Сталина - приказы были направлены на людскую базу потенциального шпионажа.

Репрессиями выстраивался не просто железный занавес, а настоящий стальной барьер, который раз и навсегда приучил граждан бояться заграницы.

По мнению историка Никиты Петрова причины репрессий - в доктринах, а не в злой воле Сталина. Ведь вождь народов черпал вдохновение в марксистской доктрине и в большевистской теории. Вот теорию и подтверждали практикой.

Ведь выселения и аресты в странах Балтии в 1941 году не нужно подтверждать косвенными доказательствами - есть документы, которые прямо об этом говорят. Есть, например, проект постановления ЦК ВКП(б) и СНК «О мероприятиях по очистке Латвийской, Литовской и Эстонской ССР от антисоветского, уголовного и социально опасного элемента».

Из заглавия документа уже понятно, против кого направлены репрессии и кто станет жертвой этих репрессий. В преамбуле документа были прямо названы и бывшие члены контрреволюционных националистических партий, и участники антисоветских организаций, и охранники, и жандармы, и руководящий состав полицейских органов, и бывшие помещики, фабриканты, крупные чиновники...

Подлежали аресту и также и бывшие офицеры польской, литовской, латвийской, эстонской и белой армии, на которых имеются компрометирующие материалы. Шла речь и о членах семей этих категорий граждан. А также о социально-вредных элементах - например, о бывших проститутках продолжающих заниматься своим ремеслом.

Подготовка к советизации означала уничтожение всех несогласных и всех потенциально опасных для новой власти. Именно в этом, по мнению господина Петрова, и состоит преступность советской доктрины.

Возражает Никита Петров и тем, кто акции июня 1941 года упорно связывает с датой 22 июня 1941 года, когда произошло нападение Германии на Советский Союз. С его точки зрения вопрос это очень дискуссионный.

Ведь бумаги, подготовившие репрессии, относятся к маю 1941 года: а что знал тогда Сталин о дате начале войны?..

Никита Петров и его коллеги из «Мемориала» убеждены, что с датой начала войны репрессии не связаны. Ведь советизация означает колоссальный разлом между буржуазным и социалистическим образом жизни, означает переход от многоукладной экономики к экономике социалистической.

Зададимся вопросом: чем занимался НКВД в странах Балтии с сентября 1940 - по май 1941 года. За это время были взяты на учет все потенциально опасные советской власти люди, и было определено число потенциальных жертв.

С 14 по 15 июня 1941 года - в Латвии арестовано или выслано более 15 тысяч человек, в Литве - примерно столько же, в Эстонии несколько меньше - около 9 тысяч человек. Следующее проявление репрессивной активности в странах Балтии произошло уже после вступления Красной армии в Прибалтику. Но и тогда подготовка была начата раньше. 30 ноября 1943 года был подписан приказ о создании оперативной группы НКВД Латвийской, Литовской и Эстонской ССР. Эти группы должны были войти в «свои» республики вслед за частями Красной Армии и без промедления взять на учет всех «подлежащего изъятию по освобождении этих территорий».

Формулировка соответствующих постановлений давали простор для творчества: кто не согласен с советской властью - тот, получалось, и может считаться антисоветским элементом...

А что значит «подлежат изъятию»? Увы, расшифровывается такое определение уже практикой, дальнейшими шагами репрессий.

Например, особенно непростой оказалась задача, поставленная в Литве, ведь там предстояло разоружить Армию Крайнова, которая вместе с Черняховский еще недавно брала Вильнюс…

По мнению историка Петрова, у Сталина было свое собственное представление о том, как должны быть устроены советские Литва, Латвия и Эстония.

Наиболее масштабные репрессии, которые в странах Балтии прошли в 1948 - 1949 году были инструментами коллективизации. Следовало дать наглядный урок тем, кто еще сомневался: вступать ли в колхоз или вести свое хуторское хозяйство. Во многом это было то же самое, что уже было пережито в самой России...

По итогам репрессивных акций довольно большая группа работников НКВД была награждена орденами и медалями. Получили награды и те, кто проводил репрессии в странах Балтии, и кто занимался этим в Молдавии и на Кавказе. Кстати, впоследствии в отношении последних награждение было отменено в хрущевскую оттепель. Но люди, проводившие репрессии в Прибалтике, и тогда остались при своих орденах и медалях...

СССР Спорная История История Эстония
8 Комментарии