LAT
Ваш браузер устарел. Пожалуйста, обновите его..
Файлы cookie позволяют нам улучшать услуги для удобства пользователей. Продолжая использовать наш сайт, Вы соглашаетесь на использование нами этих файлов. БОЛЬШЕ >

Без права на прощание: эта смерть в Гайльэзерсе изменит всю систему!

Русский TVNET/LTV7 7
  • Фото
  • Видео
Министр здравоохранения Латвии Анда Чакша | Фото: LETA

Смерть в Восточной больнице преподавателя Светланы Ячменёвой изменит нашу систему здравоохранения, пообещала министр Анда Чакша, сообщает программа «Сегодня вечером» на LTV7. Пока же резонансный случай проверяют сразу три инстанции — полиция (начат уголовный процесс), инспекция здоровья и сама больница. По версии больницы — мозг пациента умер за сутки до того, как женщина была отключена от аппаратов жизнеобеспечения. По версии родных Светланы Ячменёвой — ей «отключили» живой.

Звонок Виолете Подлесной раздался в 13.01 18 сентября. «Вы понимаете, зачем я звоню?» - спросили у ней. Так Виолете сообщили, что её мама умерла. Но ещё накануне Виолета навещала свою мать в больнице. По словам врачей, в состоянии пациента были улучшения.

В стационар Светлана Ячменёва поступила 2 сентября c прогрессирующей желтухой.

Перенесла терапию и 2 операции, после которых впала в кому. Всё это время близкие были рядом. Также и 17 сентября.

«Мы видели, как врачи её лечили», - рассказывает Виолета. А уже на следующий день, 18 числа, — звонок из больницы: мама умерла и в больнице приняли решение отключить её от аппаратуры поддержания жизни. Но дата смерти в больничной выписке — 17 сентября в 8 утра. Тогда близкие ещё были рядом.

«Стандартный ответ 17 числа был такой: состояние тяжёлое, но есть улучшения. Если 17-го числа, врач реанимации говорит, что есть улучшения, если 18 числа лечащий врач утром приходит и говорит, что есть улучшения и делает прогнозы, что делать дальше. Почему же все остальные врачи продолжали лечение мёртвого, якобы, тела и почему это тело продолжало идти на поправку?» - вопрошает Виолета.

В выписке, которую составлял лечащий врач чётко записано: 16 сентября «точной информации о смерти мозга нет. Состояние медленно улучшается». И даже 18 сентября утром, когда лечащий врач совершал обход: «состояние было тяжёлым, но субъективно есть положительная динамика». И это при том, что, согласно выписке, смерть произошла за сутки до этого.

И, наконец, 18 сентября в 2 часа дня в истории болезни появляется запись: «глава клиники интенсивной терапии Дайна Рожкалне прерывает дальнейшее лечение. Лечащий врач об этом не информирован».

Смерть мозга Светланы наступила в результате осложнений после операции. И врачебных ошибок допущено не было. Об этом программе «Сегодня вечером» заявил главный специалист анестезиологии и неотложной медицины Восточной больницы Виестурс Лигутс.

«Возможно были проблемы в коммуникации с близкими. Смерть мозга — это очень тяжёлый вопрос. Это так просто не сказать. Это синоним смерти больного. И вот так сразу сказать — что у пациента смерть мозга — никто не решится. Ведь это будет серьёзным ударом для родственников. И возможно в этом случае — дежурный врач, будучи неуверенным в том, что мозг умер — совершенно правильно утверждал, что сердечная деятельность стабилизируется, давление крови стабилизируется», - объясняет врач.

По его словам, причиной этой стабилизации стала работа аппаратуры по поддержанию жизни и медикаменты. Правда, в теле, в котором уже умер мозг.

Но сказать об этом, близким никто, похоже, не решался.

К тому же с момента подозрений о смерти мозга начинает действовать специальный протокол. В рамках которого в течение 24 часов за пациентом следят и только тогда, если нет изменений, объявляют о смерти.

«Лечащий врач был информирован о возможной смерти мозга. После чего начался протокол наблюдения. О действиях по окончанию протокола — он мог быть не информирован», - говорит Виестурс Лигутс.

И как выяснилось, по закону, врач и не должен говорить. То есть решение об отключении пациента от аппарата поддержания жизни могут принять без ведома лечащего врача. Для этого достаточно заключения двух других специалистов. Но оказывается вовсе не обязательно информировать и близких. «В правилах кабинета министров такого пункта нет. Но я не хочу прикрываться правилами — чисто по человечески, по-моему родственников нужно информировать о такой ситуации», - считает Виестурс Лигутс.

К тому же, смерть пациента была констатирована утром 17 сентября — это было воскресенье. А само отключение и звонок близким произвели лишь в понедельник, после прихода главы клиники. То есть у стационара был целый день, чтобы позвонить дочери и заранее сказать — что завтра её маму отключат. В Восточной больнице приносят соболезнования близким Светланы Ячменёвой. И сегодня решением правления здесь создана комиссия по расследованию произошедшего. Свою проверку начала и инспекция здоровья.

«Инспекция здоровья получила заявление от родственников в связи с конкретным случаем. Начата экспертиза, мы оценим — не было ли каких-либо нарушений.

Проверка может длиться до 4 месяцев», - пояснила Катрина Виксна, представитель Инспекции здоровья.

«Случай Светланы Ячменёвой показал, что система коммуникации больницах не работает. Министерство здравоохранения будет готовить поправки к правилам Кабинета министров. Они обяжут врачей извещать близких и давать родным возможность проститься с пациентом», - пообещала программе «Сегодня вечером» Анда Чакша, министр здравоохранения Латвии.

Между тем, близкие Светланы подали заявление и в полицию. 25 сентября был начат уголовный процесс — по части — преступления против здоровья человека. Подозреваемых пока нет. В полиции отмечают — это первый уголовный процесс, когда-либо начатый по заявлению о смерти пациента в восточной больнице.

7 Комментарии