Воскресенье, 24 июня
LAT
Ваш браузер устарел. Пожалуйста, обновите его..
Этот портал использует файлы cookies, чтобы анализировать поток данных, улучшать качество содержания, подстраивать содержание к запросам пользователей и оптимизировать работу. Файлы cookies вместо нас исключительно для перечисленных целей могут использовать наши партнеры по сотрудничеству (третьи лица — операторы, обрабатывающие данные, например, Google Analytics). Подробнее о файлах cookies и их удалению читайте здесь

Почему они бегут из России? История ищущего политубежище в Латвии

Фото: Ieva Čīka/LETA

«Если меня посадят, то я, якобы, повешусь»

В ноябре прошлого года бывший работник химического холдинга «ФосАгро» и Ольга Литвиненко выступили в Сейме Латвии. Последняя позже выступала перед представителями Парламента Литвы. По словам Сычова, главной целью их «спича» было привлечение внимания к тому, какие приемы российская власть применяет против «неугодных» лиц.

«Ольга также предложила пересмотреть механизм принятия странами Евросоюза российских судебных решений и внести своего отца в санкционный список.

Я, в свою очередь, хотел рассказать о том, как в России устроена правоохранительная система. Конечно, я ожидал, что на слушания придет большее количество депутатов Сейма,

однако в этот день рассматривали какой-то важный законопроект, и наш доклад прослушали далеко не все», - комментирует он.

Статус политического беженца Сычов попросил в декабре 2016 года. Передельные сроки вынесения решения - 18 марта этого года.

Сычов не видит никаких оснований, на которых ему могут в этом статусе отказать.

"Мои аргументы очевидны - меня пытались убить, и если сейчас в России меня посадят в тюрьму, не исключено что я «якобы от стресса повешусь», что на самом деле будет убийством.

В своем прошении я также указал, что в России невозможно добиться справедливости, ссылаясь два случая из моей жизни - когда мне отказывают в возбуждении уголовного дела о покушении на жизнь (случай с машинами, - прим.ред.), хоть я и имею на руках доказательства и заключения многочисленных экспертов, и дело о вымогательстве, возбужденное против меня, - когда Антошину просто «верят на слово» из-за какой-то непонятной бумажки, которая, скорее всего, даже и не находилась в его почтовом ящике".

5 Комментарии