Четверг, 19 июля
LAT
Ваш браузер устарел. Пожалуйста, обновите его..
Этот портал использует файлы cookies, чтобы анализировать поток данных, улучшать качество содержания, подстраивать содержание к запросам пользователей и оптимизировать работу. Файлы cookies вместо нас исключительно для перечисленных целей могут использовать наши партнеры по сотрудничеству (третьи лица — операторы, обрабатывающие данные, например, Google Analytics). Подробнее о файлах cookies и их удалению читайте здесь

Сектой может стать даже партия, или «Нельзя спасти того, кто не хочет быть спасенным»

  • Фото
  • Видео
Фото: Кадр из фильма "The Exorcism of Emily Rose"

Нельзя спасти того, кто сам не хочет быть спасенным. Такого мнения придерживается психотерапевт Солвита Метра, которая в рамках проекта Русского TVNET «Осторожно, секты!» рассказала о причинах вступления в деструктивные культы, методах «промывания мозга», которые применяют аферисты, и поделилась пессимистичными прогнозами о возможности реабилитации зависимых от сект людей.

- Пожалуй, следует начать с того, что же такое секта в понимании психологии.

- В систематической психотерапии каждую общность людей рассматривают как систему или группу. В нашем разговоре мы под понятием «секта» будем иметь ввиду дисфункциональные группы, которые вызывают негативные ассоциации с религиозным фанатизмом. У сект есть лидер, который популяризирует идеологию, и его последователи.

Взаимодействия лидера и его последователей образуют группу, которой характерны специфические и, как правило, иррациональные убеждения, а также модели поведения, влияющие на психическое здоровье.

Подобные группы отличаются, поэтому не берусь утверждать, что все харизматические общины, секты и культы - пагубны.

Если смотреть шире, то термину «секта» при ряде условий могут соответствовать не только религиозные группы, но и некоторые коммерческие организации, тренинги личностного роста и даже политические партии.

Получается, что сектой может стать любая группа, ограничивающая права, пропагандирующая «неоспариваемые истины», установку «мы и они», и у которой есть харизматичный лидер, которому поклоняются люди, которые ощущают в этом потребность.

- Что значит дисфункциональная группа? Чем она отличается от «функциональной»?

- Функциональная группа - это общность людей, в которой допускаются различные и расхожие мнения, в которой нет «единственной верной правды».

Дисфункицональную группу, в свою очередь, можно сравнить с семьей, в которой строгие отец или мать, основываясь на своем опыте, указывают остальным, где «белое», а где «черное». Кроме того, в такой семье существует система наказаний - это может быть как физическое, так и эмоциональное насилие.

Ребенок, растущий в такой среде, может чувствовать себя в безопасности лишь тогда, когда он подстраивается под просьбы лидера. Это делает его зависимым или созависимым. Когда такой ребенок вырастает, он неосознанно ищет группу с «неоспоримой истиной». Мир, наполненный разными мнениями, возможностью выбора и критическое мышление вызывает у такого человека страх.

- Лидер есть у каждой секты?

- Безусловно. Лидер группы использует авторитарную систему управления и строгую иерархию. В руках у приближенных к такому лидеру - большая власть. Это как муравейник, который работает как строгий механизм - рабочие муравьи под контролем «руководителей» обслуживают муравьиную матку.

Чтобы контролировать своих последователей, лидер использует силу и власть. Чтобы вступить в группу, надо пройти ритуал инициации - благодаря этому процессу новоприбывший становится «правильным», «схожим», прогнозируемым и управляемым.

Выйти из секты очень сложно - особенно тогда, когда индивид уже принял модель поведения и мышления определенной группы.

Эмоциональная зависимость, чувство вины, страх, неуверенность - всё это заставляет последователя секты находиться в «законсервированном состоянии».

- Лидеру необходимы последователи. Что заставляет людей вступать в такие группы?

- Принципы секты таковы, что, вступив в нее, человек может получить, то, что ему нужно. Это, разумеется, иллюзия. Понятно, что каждому человеку нужна группа, которая бы его поддерживала. Секты могут говорить со своей целевой аудиторией на том языке, который нужен каждому конкретному индивиду. Однако предоставляя «то, что нужно», секта от человека требует то, что нужно ей. Секта может дать индивиду чувство общности, при этом сужая его возможности.

- Потребность в единомышленниках - одна из причин, почему люди вступают в секты. Есть ли другие причины?

- В момент кризиса и отчаяния нам всем нужна поддержка. В этот момент мы запутаны, сбиты с толку - прежнее представление об окружающем мире рухнуло, и нам необходимо искать пути, как с этим справится. Одни люди находят продуктивные варианты решения своих проблем, другие - вступают в деструктивные культы.

- Но ведь ни один человек не ищет секту осознанно... Может, это стремление к духовному развитию, желание найти смысл жизни, познать бога?

- Это логично, что в обществе, ориентированном на материальное, у человека появляется потребность в духовном. Чтобы не было скучно, чтобы отдохнуть, чтобы пережить «очищение», катарсис.

Чтобы испытать то, что нельзя описать словами. То, что «глубже и чище того, что видят остальные». Это равносильно тому, если бы мы надевали очки для чтения, чтобы увидеть то, что находится за горизонтом.

Находясь в таком поиске, люди могут вступать не только в секты, но и в другие группы, не связанные с религией. Это может быть и политика, и восточные духовные практики, и традиционная христианская конфессия. Люди могут экспериментировать - вступить в группу, и спустя время выйти из нее для того, чтобы вступить в другую.

Секта, как дисфункциональная система, имеет механизм, который заставляет людей оставаться в группе. Секта также тормозит развитие человека. Согласно моей теории, в секты вступают люди, которые ранее уже были зависимы или созависимы. Говоря другими словами - у них уже был некий психологический дефект, развивавшийся долгое время. Чаще всего - в семье.

Мне очень нравится фраза «перед тем как идти в церковь, разберитесь в себе».

- Но ведь человек, скорее всего, «идет в церковь» как раз таки для того, чтобы разобраться в себе?

- Да, и в этом заключается весь абсурд. Деструктивные культы не дают возможность «исправить свои дефекты» и найти новые модели поведения. Это парадокс, но прежде чем отправиться на поиски духовности и начать попытки самосовершенствования, нам надо узнать и принять наши несовершенства. Это достаточно неприятный и болезненный процесс.

- Поэтому многие выбирают более простой путь - пусть кто-либо скажет, что нам делать! Но ведь в сектах «наставление на путь истинный» граничит с «промыванием мозгов»...

- Пугающий термин «промывание мозгов» или контроль сознания включают в себе четыре сферы. Во-первых, это контроль поведения и навязывание единственного правильного образа жизни - контроль привычек, питания, режима сна, стиля одежды, управления своими финансами.

Во-вторых, это контроль информации. Путем изменения информации, подтасовки фактов секта пытается добиться того, что у людей возникает самоцензура.

В-третьих, это навязывание способа «чёрно-белого» мышления, которое снижает возможность думать критически, анализировать. Секты говорят, что есть лишь «плохие и хорошие», «верующие и обреченные на попадание в ад», «свои и чужие».

В-четвертых, это эмоциональная манипуляция, из-за которой последователи сект чувствуют страх быть «неподходящим», быть наказанным и осужденным.

Читая комментарии к первой статье TVNET о сектах, я пришла к выводу, что есть люди, которых раздражает и злит сам факт наличия альтернативного мнения. Удивляет, что появилась дискуссия о «верю или не верю в бога», «я ощутил благословение бога или не ощутил». Очевидно, что эта статья заставила последователей сект почувствовать, что их убеждениям угрожает опасность.

Для них тот, кто придерживается другой точки зрения, не состоит в группе, автоматически становится неправым.

- Это означает, что эти люди «обработаны»?

- Здесь нужно упомянуть еще один аспект - чем к большему количеству социальных групп я принадлежу, тем богаче мой кругозор. Так рождается толерантность.

Объясню на примере.

Одновременно я могу являться и посетителем кафе, и велосипедистом, и учителем, и, допустим, шофёром - я выполняю множество ролей, соответственно, отношусь к «разным группам». Сектанты же стараются сделать так, чтобы человек идентифицировал себя лишь с одной группой - деструктивным культом.

Это приводит к тому, что у человека уменьшается круг интересов. В конце концов, у людей остается лишь рутинные обязанности и секта.

- Иногда позитивной стороной сект называют то, что, вступая в них, человек может избавится от зависимости - например, перестать употреблять наркотики.

- Деструктивные культы не могут дать человеку продуктивную модель поведения. Максимум, на что они способны - заменить одну зависимость другой.

Замена зависимости - личный выбор каждого человека. Другой вопрос - как и чем он за это расплачивается. Я не могу судить, какое из этих зол наименьшее.

Однако посещение сект приводит к тому, что человек начинает видеть лишь «белое» и «черное», как это делают подростки. В случае с терроризмом мы также можем говорить о замене зависимостей.

- Человек, попавший в секту, обычно не понимает, что ему надо спасаться. Друзья и близкие же видят, что что-то не в порядке. Возможно ли «вытащить» человека в этом случае? Особенно того, кто сам этого не хочет.

- «Вытаскивать» зависимого необходимо с целью, чтобы человек понял и признал своё состояние, взял ответственность за свою жизнь. Если ответственность за перемены на себя берет тот, кто спасает, существует очередной риск созависимости. Именно по этой причине близким жертвы секты также нужна поддержка. Сектанта, также как и наркомана спасти нельзя - только он сам может это сделать. Да, можно создать условия, что-то сказать, посоветовать, но, вероятнее всего, это всё пройдет мимо.

Друзьям и родственникам обычно очень тяжело принять тот факт, что они не могут помочь человеку, который этого не хочет. Когда мы спасаем кого-то от зависимости, мы сами становимся зависимыми.

- Это звучит достаточно печально.

- Это печально. Но есть и хорошие новости - согласно принципу систематической психотерапии, если меняется один элемент системы, меняется вся система. Например, если мать хочет помочь ребенку, который попал в секту, ей нужно поменять что-то в себе.

- То есть, вы не допускаете, что существует нормальная, «здоровая» семья, один из членов которой просто «пошел не туда»?

- Нет. Как правило, у всех таких людей проблемы в семье. Очень многие семьи со стороны могут выглядеть успешными, счастливыми и функциональными, однако,

я убеждена, что человек из «здоровой» семьи никогда не попадет в секту.

- Возможно ли с помощью психотерапии вернуть последователя секты к нормальной жизни?

- Если человек сам этого хочет. Любая реабилитация - добровольный процесс. Человеку самому надо признать, что с ним что-то не в порядке. Бесплатные группы взаимопомощи же существуют не просто так - анонимные игроманы, анонимные алкоголики и т.д. Однако перед тем, как примкнуть в такой группе, ее также следует изучить - также, как мы выбираем себе наиболее подходящего психотерапевта.

Напоминаем, Русский TVNET побывал на собраниях некоторых религиозных культов со скрытой камерой, пообщался с людьми, состоявшими в сектах, компетентными экспертами, и в рамках проекта «Осторожно, секты!» готов рассказать о том, что происходит за закрытыми дверями «духовных центров» и после того, как вы единожды посетите подобные «служения», правовом регулировании деятельности псевдорелигиозных учреждений и их методах воздействия на психику человека.

О том, что я увидела на рижском служении украинского «Возрождения» - уже в эту среду, 20 июня.

Если Вы или Ваши близкие стали жертвами религиозных культов, сект и связанных с ними мошенников, и Вам есть, что рассказать, пишите на viktorija.puskele@co.tvnet.lv

3 Комментарии