Понедельник, 25 июня
LAT
Ваш браузер устарел. Пожалуйста, обновите его..
Этот портал использует файлы cookies, чтобы анализировать поток данных, улучшать качество содержания, подстраивать содержание к запросам пользователей и оптимизировать работу. Файлы cookies вместо нас исключительно для перечисленных целей могут использовать наши партнеры по сотрудничеству (третьи лица — операторы, обрабатывающие данные, например, Google Analytics). Подробнее о файлах cookies и их удалению читайте здесь

Выборы в России: маленькие хитрости на избирательных участках

Система электронного подсчета голосов затруднит подтасовки | Фото: Спутник/ Scanpix

Способы мухлежки при подсчете голосов

- Кто и как подтасовывает результаты? Ты непосредственно сталкивался с нарушениями и просто жульничеством?

- Вот, например, была ситуация, когда я первый раз знакомился с председателем своей участковой избирательной комиссии. Пришел накануне - специально, чтобы в день выборов и председателя не отвлекать, и своего времени не терять. Встретил меня приветливый мужик, вежливый, обходительный. Познакомились, показал свои бумаги. Да, все ОК, приходите.

На следующий день - он же меня в упор не узнает: а это что, а это зачем? А Вы куда это?.. И бумаги вроде уже не в порядке... Пытался меня просто не пустить. Тогда могли запросто наблюдателю сказать, что вот сиди тут в углу, и не высовывайся. Сейчас, повторю, такого уже почти не встречается. Если наблюдатель неграмотный, он с этим согласится, а грамотный докажет, что он вправе перемещаться по участку, не нарушая тайны голосования.

- Получается, для начала надо знать свои права. Ты специально готовился, изучал избирательное право?

- Да, что-то находил и читал сам, что-то узнал на собраниях и курсах, которые для наблюдателей проводили. Важно быть грамотным и знать свои права. Особенно хорошо, если ты здесь же, на своем участке, можешь взять их агитки, выпущенные к выборам и сказать: «Вот, смотрите, здесь же у вас черным по белому написано...»

- А «технологии» накрутки голосов тоже задействовали?

- На каждые выборы эти сволочи политтехнологи придумывают какую-то фишку, которую на множестве участков обыгрывают. Ненавижу этих манипуляторов от власти, но и отдаю дань их профессионализму. Фишки они придумывают совершенно законные, находят щели в законах, на которых можно «набрать» голоса... Иногда это приемы более тонкие. Лет шесть-семь назад беспредела было больше.

Приведу пример. Когда меня все же допустили на участок, председатель - с нескрываемым торжеством! - бухнул передо мной на стол пачку документов, почти сотня комплектов. Это что?.. А это, оказывается, заявления людей, которые имеют непрерывный цикл работы и не могут проголосовать в день выборов по месту прописки. Действительно, есть такое исключение - для металлургов, людей других профессий с непрерывным циклом работы.

А тут - ровно половина голосующих выходцы с Северного Кавказа, другая половина - Тамбов, Калуга, другие российские города. Потом уже я узнал, что наш председатель - бывший военный, отставник, а ныне... заместитель директора рынка. Вот с рынка все эти голоса и пришли.

Участок у нас небольшой и примерно 12 - 13 процентов от всех голосовавших эти рыночные продавцы добавили. И все чин-чинарем: в пачке бумаг заявление от каждого, объяснение, почему он не может взять открепительный талон... К каждому заявлению приложено решение территориальной избирательной комиссии с печатью, все утверждено, все по закону.

- В масштабах всей страны подобный трюк может применяться?

- Думаю, что в регионах тогда поступали значительно проще - вбрасывали бюллетени пачками, «рисовали» нужный результат. Думаю, что даже на недавних выборах в регионах такие факты встречались. Но ведь не так все просто! При подсчете голосов есть масса перекрестных таблиц, а все цифры должны «биться», все должно сойтись.

Когда нет системы автоматического подсчета голосов и нет наблюдателей, мухлевать просто. А вот автоматическая система не дает даже технически вбросить пачку бюллетеней. Это когда все свои, да еще камера наблюдения на участке всеми правдами-неправдами не работает, можно жульничать... И еще - огромная разница уже между регионами и Москвой.

В интернете же из регионов есть даже такие ролики, где член территориальной комиссии заходит на избирательный участок и говорит тетке из комиссии: «Что там у вас из сумки торчит? А ну-ка достаньте!..» А там - пачка заполненных бюллетеней, с проставленными, где надо «птичками»... За кого голоса - догадайся с трех раз... Если есть наблюдатель на участке, он такому мешает.

- Проблема в том, что наблюдателей в провинции нет?

- Есть, и им гораздо труднее, чем в Москве. Понимаешь, там же все свои. Представь - ты наблюдатель, приходишь в день выборов на участок весь в белом, выводишь все на чистую воду. А что потом? Пришел ты в управу, или что-то хочешь решить - со всех сторон слышишь: «Ату его!.. Он нас сдал!..» В провинции проще делать вбросы и труднее приходится наблюдателям.

Даже в Москве, когда ты просто живешь в соседнем доме, и ни от кого в этой комиссии по службе не зависишь, и то нелегко. А ведь и у нас в участковой избирательной комиссии работают чаще всего люди зависимые от власти. Председатель нашей избирательной комиссии сейчас, например, это начальник отдела соцзащиты населения, а несколько членов комиссии - сотрудники ее отдела, то есть ее подчиненные.

А непосредственный начальник нашего председателя - член вышестоящей территориальной комиссии. Также в комиссии участковой работают чиновники районного уровня, партайгеноссе по нашему району «Единой России». Так что борцов за честный подсчет голосов нас всего трое - я, еще один парень и старый коммунист.

- На каком уровне вероятнее всего может произойти подтасовка?

- На уровне избирательного участка можно добиться честного подсчета голосов. Председатель комиссии на этом уровне чаще всего сам ничего не решает, он ждет указаний от территориальной избирательной комиссии. Наш председатель - который с рынка - человек был военный, исполнительный.

Членов своей избирательной комиссии я потом тоже на рынке встречал, среди сборщиков «дани»... Так что и они были люди подневольные. Но прямых подтасовок я на нашем участке не нашел, фокус с дополнительно проголосовавшими был ловкий, но законный.

Кстати, я тогда же председателя спросил: каков у нас процент голосования по сравнению с другими участками в прошлом году? Он ответил, среднемосковский... Но потом я сам статистику прошлых лет посмотрел: нет, процент проголосовавших за партию власти до того, как на участке стали работать наблюдатели, был процентов на 15-20 процентов выше, чем в среднем по Москве. Но за руку мы никого не поймали - ни я, ни мои помощники.

Думаю, что в Москве на уровне участковых избирательных комиссий подсчет голосов практически честный. Возможно, что и есть какие-то виртуальные участки, где «голосуют» мертвые души. Но их немного и сам я с ними не сталкивался, знаю об этом из СМИ.

Сайт ЦИК

6 Комментарии