LAT
Ваш браузер устарел. Пожалуйста, обновите его..
Файлы cookie позволяют нам улучшать услуги для удобства пользователей. Продолжая использовать наш сайт, Вы соглашаетесь на использование нами этих файлов. БОЛЬШЕ >

Проректор МГИМО: Россия стала среднеевропейской

Латвийское радио 4 1
Фото: REUTERS/Scanpix

Ряд санкций в отношении России может быть отменён уже летом 2017 года. Крымский вопрос испортил диалог с миром – сирийский наладит. США и Россию прочно «связал» космос и ядерное оружие. Россия всё больше становится похожа на среднеевропейскую страну, когда на первых план выходят социально-экономические проблемы собственной семьи. Свою оценку того, как и чем живёт сегодня Россия, в программе «Досмкая площадь» на Латвийском радио 4 дал проректор МГИМО по общим вопросам Артём Мальгин.

- Санкции в отношении России держатся довольно долго. Более того, некоторые страны говорят об ужесточении мер. Насколько сама Россия готовая меняться? И насколько это изменит её положение?

- Позитивных решений по санкциям – по крайней мере, по тем, которые связаны с ситуацией на востоке Украины – можем ожидать к лету 2017 года. Несмотря на сложности идёт процесс успокоения. Запретительные меры ЕС прежде всего касаются финансовой сферы и запрета на поездки для ряда лиц. Подозреваю, последний элемент санкций сохранится гораздо дольше. Российские контрмеры – ограниченный допуск европейских товаров на рынок. Мы видим, что в странах, которые были тесно связаны с российской экономикой, – Франции, Италии, Греции – накопилась усталость от затяжного противостояния России и Европы на торгово-экономическом поле.

- Диалог между Россией и остальным миром нарушил крымский вопрос. Что наладит ситуацию?

- Крым в своё время должен стать тем регионом, который будет открыт. Как в отношении собственно России, так и Украины, потому что экономика этой территории была завязаны на две страны. Это видно и по тем мерам, которые Украина применила к Крыму – перерыв поставок электроэнергии, а ранее воды по каналу из Днепра. Всё это сказывается на экономике Крыма.

Ясно, что без возвращения к натуральной связи с территорией, которая приближена к Крыму, – с Украиной – вряд ли Крым будет преуспевающим. Он будет требовать огромных вливаний из бюджета Российской Федерации.

- Украина и крымский вопрос – не единственные камни преткновения. Конфликт в Сирии. России часто ставят в упрёк, что она усугубляет конфликт в Сирии.

- Нет, не соглашусь. Думаю, сейчас Сирия, как ни парадоксально, несмотря на все разногласия, является главным элементом, объединяющим Россию и Запад. Посмотрите, какое количество встреч проводит министр Лавров со своим коллегой Керри. Именно Сирия является поводом для российского руководства разговаривать со своими западными коллегами, мировыми лидерами.

Все понимают, что без вовлечённости России в сирийский вопрос, фактически там нет никаких других хоть сколько-нибудь значимых военных сил, кроме американцев. Не будет России, очевидно, что сирийский кризис будет развиваться в другую сторону. Можем спорить, кто из оппозиции лучше, хуже, но главное есть общее понимание, что ИГИЛ – абсолютно недопустимая группировка, которая живёт по законам, не имеющим ничего общего с законами цивилизованного мира, и что это основной враг.

При выборе союзников для борьбы с врагом всегда могут быть разногласия – кто-то кого-то не любит. В связи с Сирией были преодолены разногласия по казалось бы такому супер эмоциональному поводу с Турцией. Сирия – гораздо более серьёзный вызов – сумела сгладить и это. Поэтому, думаю, Сирия, скорее, консенсусный пункт.

- Отношения США и России также складываются из многих факторов. Как они сейчас развиваются?

- США – это финансовый рынок. Это значительные возможности в сфере международной финансовой архитектуры. США настолько значимы и велики, что даже после закрытия целого ряда взаимодействий, ещё столько же остаётся. По-прежнему существует российско-американская космическая программа. Это единственная общепланетарная программа с небольшим участием Европейского космического агентства, существование которого невозможно без российско-американского взаимодействия.

Россия и США всё равно связаны по таким проблемам, как нераспространение ядерного оружия, и по одному самому важному узлу сейчас – по КНДР. Самое плотное взаимодействие – по Сирии.

Несмотря на взаимные обвинения, которые звучат по Украине, видим, что американский фактор также в позитивном плане используется для украинской ситуации. Мы понимаем, что у руководства США есть особые каналы с украинским руководством и зачастую нынешней российской власти проще – «через голову» – договориться с американскими коллегами и донести какие-то свои взгляды до Киева, чем взаимодействовать напрямую. Хотя отсутствие прямого взаимодействия вызывает только сожаление.

- 8 ноября в США состоятся 58-е выборы президента. В России следят за этой президентской гонкой?

- Трамп своей новизной и эксцентричностью привлекает много внимания в России. Он делает такие заявления, которые многими воспринимаются как пророссийские, хотя, думаю, у Трампа некая своя философия видения внешней американской политики. В любом случае правящая элита старается держать определённый нейтралитет с точки зрения занятия той или иной позиции в отношении американских выборов. Потому что уже не раз обжигались – при горячей поддержке одного кандидата, в случае если выигрывал другой, возникала неудобная пауза, и потом заново нужно было выстраивать отношения.

При всей яркости Дональда Трампа, наверное, силы Трампа и Клинтон равны. С учётом того, что Клинтон кандидат более конвенциональный, более понятный для значительной части американского истеблишмента, подозреваю, что шансов у неё чуть больше.

- В России также предвыборное время. Остаётся меньше недели. 18 сентября пройдут выборы в Государственную Думу Российской Федерации. Каков здесь расклад сил?

- В этом году – я о своих ощущениях как рядового избирателя – кампания наступила достаточно поздно. Партии в неё втягивались вяло. Но эта кампания отличается тем, что впервые после длительного перерыва парламент Государственной думы формируется не только по партийным спискам, но и по одномандатным округам. По одномандатным округам видна достаточно большая активность тех, кто хочет оказаться в парламенте. Это и привлекает внимание.

Для стороннего наблюдателя нынешние выборы не такие яркие, как предыдущие, потому что основной стержень кампании – внутренние социально-экономические проблемы в России, что на фоне экономического кризиса становится тем более важно. Явка будет относительно небольшая – российский избиратель довольно пассивный.

- Мы начали с общих вопросов. Сейчас перешли к внутренней политике. Часто Россию упрекают, что воображаемое – то, что касается социальных вопросов, и то, что выносится за пределы России как радужные перспективы – идёт вразрез с реальностью внутри страны.

- В этом плане Россия становится европейской страной. У нас по-прежнему есть политико-эмоциональные всплески по каким-то глобальным вопросам – Украина, Турция, Сирия, – но потом это приводит к серьёзной усталости общества. В целом, мне кажется, общественность сконцентрирована на собственных проблемах.

С конца 2013 года до настоящего времени – это период, когда с силу падения нефтяных цен, роста курсов доллара и евро в общем уровне потребления и ощущения своего богатства как страны и каждой семьи мы откатились к началу 2000-ых годов.

Тогда была хорошая тенденция роста нефтяных цен, новый президент, позитивные изменения каждый день, была динамика. Сейчас такие же изменения быстро не обеспечишь – слишком много было сделано за эти 16 лет. Города и территории, которые это использовали, сделали огромный рывок – их не узнать! Власти в этой ситуации трудно демонстрировать такую же динамику, как в начале 2000-ых. Развитие идёт, но медленное. Осторожность, внимание к мелочам, к себе, собственным задачам – наверное, характерны сейчас для большинства российского населения.

Из позитивного – кризис не привёл к массовой безработице. Уровень один из самых низких в Европе.

Не просели сильно социально незащищённый слои, потому что туда сумели закачать достаточно большие средства. Хотя видим, что сейчас эти ресурсы заканчиваются, но, надеюсь, мировая конъюнктура будет лучше. С этой точки зрения, наверное, Россия всё больше и больше становится похожа на среднеевропейскую страну, когда главные проблемы – проблемы социально-экономического порядка собственной семьи и окружения.

Справка.

Артём Мальгин – кандидат политических наук, проректор МГИМО по общим вопросам, член научного совета при Совете Безопасности Российской Федерации. Учредитель и главный редактор журнала «Восточная Европа. Перспективы».

С 2009 по 2011 гг. – эксперт по внешнеполитическим вопросам и информационному сопровождению энергетической политики компании «Навона» (подрядная организация компании «Североевропейский газопровод» / Nord Stream).

ЕС США Крым Турция Россия
1 Комментарии