Суббота, 24 февраля
LAT
Ваш браузер устарел. Пожалуйста, обновите его..
Файлы cookie позволяют нам улучшать услуги для удобства пользователей. Продолжая использовать наш сайт, Вы соглашаетесь на использование нами этих файлов. БОЛЬШЕ >

Латвия с неожиданным прошлым. Наш ответ «Играм Престолов» – «Кольцо Намея» вышел на экраны

  • Фото
  • Видео
  • Фото
эксклюзив
Эдвин Эндре | Фото: пресс-фото

На экраны страны вышел нашумевший латвийский кинопроект «Кольцо Намея» Айгара Граубы. Премьера патриотического эпоса об освободительной войне древних земгальских племен против иноземных захватчиков неофициально открывает серию торжеств по случаю столетия латвийского государства. Рижская премьера прошла при большом стечении знаменитостей, прибыл и президент Латвии Раймонд Вейонис с супругой. Исполнители главных ролей – швед Эдвин Эндре и британец Джеймс Блур – позировали на красной дорожке рядом с латвийскими звездами.

«Кольцо Намея» - наши «Игры престолов» и «Властелин колец» в одном флаконе. Тема одержимости властью и ее фетишами красной нитью проходит через весь фильм.

В основу картины легла легенда о древнем земгальском вожде Намее и его кольце, символе верховной власти. По преданию, все воины Намея носили такие же кольца, как у него в знак единения в борьбе с иноземцами. Историю с кольцом создатели фильма удачно обыграли в финале. Судя по развязке, о которой здесь умолчим, можно сделать вывод, что Латвия – это страна с непредсказуемым прошлым.

Сюжет картины, стилизованной под фильмы о викингах, разворачивается в 13 веке в Земгале. Крестоносец Макс (Джеймс Блур), сын Папы Римского (Артур Скрастыньш), собирается захватить власть в Земгале, приказывая отравить местного короля Виестура (Эгон Домбровскис) и его наследника. Перед смертью Виестурс передает кольцо власти племяннику Намею (Эдвин Эндре), юному герою без страха и упрека, который, несмотря на отсутствие опыта, готов повести за собой народ.

Намей решает объединить разрозненных земгальских вождей и совместными силами бросить вызов крестоносцам во главе с вероломным Максом. Вожди препираются: «А как же наша торговля с христианами?»

. На что Намей им отвечает: «Лучше умереть свободными, чем быть рабами и платить иноземцам дань за право жить на своей земле».

На съемочной площадке фильма
На съемочной площадке фильма FOTO: facebook/ @namejagredzens

Несмотря на скромный по европейским меркам (но рекордный по латвийским) бюджет в 2.5 миллиона евро,

фильм получился захватывающим и зрелищным. В лучшие свои моменты он не уступает западным аналогам: динамичный сюжет, эффектные боевые сцены, фактурные герои, убедительно воссозданный средневековый антураж.

Поначалу с толку сбивает разное английское произношение актеров, но к этой особенности быстро привыкаешь.

Исполнитель роли Намея, белокурый красавец-швед Эдвин Эндре, поднаторевший на съемках сериала «Викинги», в эстетике фильма чувствует себя как рыба в воде. Британец Джеймс Блур наделяет своего злодея Макса мощной харизмой, наверное, более уместной в современных реалиях. Крестоносцы предстают бандой отъявленных головорезов, которым наплевать на христианские ценности вроде милосердия. В образах земгальских вождей блистают лучшие актерские силы Латвии: Андрис Кейшс и Юрис Жагарс. Не хватает лишь ярких женских образов: литовская красавица Айсте Дирзиуте старается, играя возлюбленную Намея, но, увы, ее любовная линия подается без особой изобретательности.

FOTO: пресс-фото

Масштабные декорации средневекового поселения, возведенные в киногородке Cinevilla, наверняка привлекут толпы туристов: специально для фильма построили дворец, порт, деревянные ладьи.

Локации подобраны так, чтобы продемонстрировать миру максимальное количество латвийских красот: широкие пляжи, густые леса, озера с живописными островами. Один из островов, где находит убежище народ Намея, даже украсили каменными изваяниями в духе Стоунхенджа.

Батальные сцены хоть и уступают в размахе «Играм престолов» и «Викингам», могут сравниться с ними в жестокости: например, нам крупным планом показывают, как отрубают голову.

Гримеры и костюмеры постарались на славу: грумингу земгальских воинов с их выбритыми висками и ухоженными бородами могут позавидовать даже современные модники. Убедительно выглядят ратные и бытовые костюмы, стилизованные под средневековые, трудно не восхититься и работой художников, любовно воссоздавших неустроенный быт древних племен.

На съемочной площадке фильма
На съемочной площадке фильма FOTO: facebook/ @namejagredzens

«У каждого из нас своя легенда о кольце Намея – легенда о свободе, храбрости и выборе сражаться за то, что для нас дорого и свято. История о свободе актуальна и для жителей Латвии, отмечающих столетие нашего государства, и для зрителей всего мира, ведь речь идет об универсальных ценностях», – полагает режиссер Айгар Грауба. Согласиться с ним, или поспорить - решать вам, зрители.

2 Комментарии