Понедельник, 23 апреля
LAT
Ваш браузер устарел. Пожалуйста, обновите его..
Файлы cookie позволяют нам улучшать услуги для удобства пользователей. Продолжая использовать наш сайт, Вы соглашаетесь на использование нами этих файлов. БОЛЬШЕ >

Юрий Башмет: о рижских воспоминаниях, Олимпиаде, Крыме, ностальгии и Путине

Фото: Scanpix/ИТАР-ТАСС

Маэстро Юрий Башмет рассказал Русскому TVNET о том, чем спасается от рутины в работе, как поддерживает в себе мотивацию заниматься многочисленными творческими проектами, а также поделился мнением об отстранении российских спортсменов от Олимпиады и объяснил, почему поссорился с украинцами.

Рижская публика тепло приняла ваш с Константином Хабенским спектакль «Не покидай свою планету». Ожидаются ли у театральные проекты с другими актерами?

Они уже есть. Недавно на фестивале «Декабрьские вечера Святослава Рихтера» мы с оркестром «Солисты Москвы» аккомпанировали Евгению Миронову, который читал письма Ван Гога. А на открытии выступили с Михаилом Пореченковым, читавшим «Облако в штанах» Маяковского. Участвуем и в необычном музыкально-драматическим спектакле с Евгением Стычкиным по мотивам оперы Джоаккино Россини «Севильский цирюльник», где поют оперные звезды из Большого театра.

Спектакли занимают лишь один процент от моей основной деятельности. Но каждый раз участвовать в них свежо и интересно.

Когда люди встречаются на такого рода мероприятиях, важно общее восприятие времени. Пусть это будут хоть воспоминания о советской эпохе. Хорошо, конечно, что сегодня в России нет главенствующей коммунистической партии.

Но есть другая партия, тоже главенствующая...

Такая ситуация во многих странах, слава богу, у нас в этой партии не фашисты... Я помню банкет в Кремле, где присутствовали полторы тысячи человек. И композитор Пахмутова, чью песню исполняли, поднялась на сцену и вдруг воскликнула: «Комсомольцы ко мне!». И вот из зала на сцену выскочили несколько десятков человек, бывших строителей БАМа и начали петь вместе с ней. И это выглядело так удивительно, как будто мы на другую планету попали.

Оказывается, людей объединяет время.

В молодом возрасте люди занимались общим делом и теперь откликнулись на призыв. Воспоминания их объединили. Я, конечно, на сцену не побежал, потому что БАМ не строил. Но я ощутил общность этих людей, понял их чувства.

У вас нет ностальгии по советской эпохе?

Нет. Я только не понимаю на что тогда тратились наши деньги, которые мы сдавали Госконцерту. Если бы на больницы, или детские сады это было бы оправданно, а если на ракеты — было бы жаль.

Вы руководите двумя оркестрами, несколькими фестивалями, участвуете в благотворительных и образовательных проектах. Как мотивируете себя не останавливаться?

Когда увлеченно занимаешься чем-то, мотивация находится. Спасаемся от рутины тем, что в разных городах выступаем с разной программой. Это дает свежесть восприятия необходимую для импровизации. Даже если программа повторяется, я пытаюсь исполнить произведения по-другому, акценты по-другому расставляю. Всегда надо иметь цель, которая не зависит от места и контекста. Надо задавать себе вопросы, хотя и знаешь, что ответа на них не будет.

Разве выступления не становятся ответом на вопросы?

Нет. Концерт — просто площадка для импровизации и вовлечение слушателей в сотворчество. Публике уже не интересно просто воспринимать готовый продукт.

Какими концертами порадуете в ближайшее время?

31 декабря пройдет наш традиционный концерт в Филармонии, постараемся его не затягивать, чтобы люди могли дома встретить Новый год. А в начале года пройдет Международный конкурс альтовый. Я исполню три концерта для альта. Я ведь провел 50 лет с этим инструментом в руках.

Как вы восприняли решение Олимпийского комитета отстранить российских спортсменов от участия в Олимпийских играх?

Естественно, мне было неприятно. Представьте, что всех латвийских спортсменов лишили бы возможности участвовать. Да и кто лишает? Те, кто думают, что они сильнее, а на самом деле — слабые. В связи с этим мне вспоминается история из моего львовского детства. У меня одного среди уличных друзей был велосипед. Хлеб тогда был в дефиците, приходилось выстаивать за ним километровые очереди, в одни руки выдавали не больше двух булочек по 6 копеек. Мы с друзьями занимали очередь и получали булки, потом занимали снова и так по кругу. И большая часть булок доставалась мне. Ребята отдавали их мне, потому что я позволял им кататься, велосипед был моим преимуществом. Помню, как приходил домой, и родители хвалили меня, что достал столько булок. А тот, у кого не было велосипеда, не мог их достать. Это к вопросу о силе.

И еще пример. Помню, в Риге в советское время был замечательный дирижер Толя Лифшиц, а в вашей филармонии работала потрясающая женщина по имени Эсфирь. И вот мы выступали в Риге с оркестром Лифшица, а потом решили поужинать с моими друзьями-однокурсниками.

У нас было несколько килограммов черной икры, но не хватало масла и хлеба. Мы поехали в гастроном, который располагался у гостиницы «Рига». И масла не оказалось в продаже. Помню, когда я попросил масла, продавщица на меня посмотрела так, будто убить готова, восприняла мой вопрос как издевку.

Все мы проживаем разные времена. Я вот во Львов не езжу на могилы предков, потому что там сумасшествие происходит. Родственники и коллеги обиделись на меня за то, что поддержал Путина при присоединении Крыма (в 2014 году Львовская национальная музыкальная академия лишила Башмета звания почётного профессора академии — прим. авт.)

Для Украины это болезненная тема.

По моим понятиям ни отторжения Крыма, ни его возвращения не было. Я еще помню как мама возила меня туда летом на море.

Это было мое море, а не украинское, грузинское, или латвийское. Оно и оставалось моим, я даже не знал, что Крым отошел к Украине.

После возвращения Крыма в Россию подруга моего папы рассказала, что за 23 года в Керчи ни разу не проходили симфонические концерты! И мы с оркестром были первыми, кто туда приехал и сыграл. Люди аплодировали нам стоя еще до выступления! А после нашего отъезда снова затишье настало в музыкальной жизни. В общем, Крым — часть моего детства, и сейчас, если я захочу, могу туда поехать. А вокруг этого такое наворачивается!

В январе 2018 года вы отметите 65-летие. Каких сюрпризов ждете от нового года?

Мой график расписан на два года вперед. Но в нем остается место для сюрпризов. Месяц назад я и представить не мог, что исполню маленькую пьесу Шостаковича «Экспромт», которая длится всего минуту и двадцать секунд. Никто ее раньше не исполнял, она стала открытием для всего мира. Мы сыграли пьесу вместе с дочкой, очень хорошей пианисткой на закрытом концерте в «Геликон Опере», куда мэр Москвы пригласил послов разных стран. Вот подобных сюрпризов и жду от Нового года.

В продолжение темы сюрпризов. 21 декабря мы покажем в Москве музыкальный спектакль «Фантастическая Кармен» с участием певицы Мариинского театра Ирины Шишковой, балерины Большого театра Екатериный Шипулиной, актрисы Ольги Ломоносова. Кармен у нас предстает в трех ипостасях: она и балерина, и певица, и актриса. Это необычный ракурс на всем известную историю. Примерно как в фильме Формана «Амадеус», в котором события жизни Моцарта показаны глазами Сальери, попавшего в сумасшедший дом.

2 Комментарии