Пятница, 22 июня
LAT
Ваш браузер устарел. Пожалуйста, обновите его..
Этот портал использует файлы cookies, чтобы анализировать поток данных, улучшать качество содержания, подстраивать содержание к запросам пользователей и оптимизировать работу. Файлы cookies вместо нас исключительно для перечисленных целей могут использовать наши партнеры по сотрудничеству (третьи лица — операторы, обрабатывающие данные, например, Google Analytics). Подробнее о файлах cookies и их удалению читайте здесь

Звезда Рижского русского театра Максим Бусел: «Я стал актером из мазохизма»

Сцена из спектакля "Два джентльмена из Вероны" | Фото: фото из архива героя

О хейтерах в фейсбуке и психопатах на сцене

Максим, правда ли, что вы готовитесь к международной карьере?

Не просто готовлюсь. Уже снялся в Киеве в музыкальной телекомедии с забавным названием «Курица». Играю солиста рок-поп группы, в которого влюбляется дочь его полного тезки, помешанного на классике. В фильме звучат мои песни. По образованию я хородирижер-пианист, сейчас активно осваиваю эстрадный вокал, также занимаюсь с педагогом из Оперы.

Раз уж заговорили о музыке. Какую вы предпочитаете?

И рок, и классику, в том числе современную. В юности заслушивался группами Queen и Metallica. Из классики безумно люблю Чайковского, Штрауса, Шопена, Баха. А Моцарта – нет, он для меня слишком правильный.

Многие актеры воспринимают свою профессию как психотерапию. Вы тоже?

Действительно, благодаря профессии сам себе становишься психологом и психотерапевтом. Все с корнем «психо» (смеется).

Роли освобождают, делают смелее, избавляют от физических зажимов, потому что физическое состояние тесно связано с внутренним. Убираешь плечевой зажим, осанка исправляется, начинаешь по-другому на мир смотреть.

Профессия страхует меня от многих ошибок: я постигаю их не на своем, а на чужом примере. Самая яркая моя работа в театре – моноспектакль «1900-й. Легенда о пианисте». Разбирая финальный монолог героя, я начал хотя бы примерно понимать, что важно в жизни, что нет.

Понимание приходит за счет глубокого анализа ролей, за счет сравнения себя с персонажами. Например, мой Протей в «Двух джентльменах из Вероны» показывает, чем оборачиваются импульсивность и страстность, а у меня самого этих качеств в избытке. В общем, я благодарен профессии, хотя она отнимает много здоровья и нервов.

Каково вам играть неуравновешенных персонажей?

Непросто. Например, в «Опасном повороте» я играю неврастеника-психопата. Чтобы быть убедительным, приходится сжигать собственные нервы. Наверно, я мазохист, потому и пришел в эту профессию. Иногда даже заболеваю от нагрузки.

Мы, актеры, насилуем свой организм, вставляем его в те, или иные обстоятельства – заставляем бояться, нервничать.

Очень сложно играть трагедии несколько дней подряд.

Сцена из спектакля
Сцена из спектакля "Два дженльмена из Вероны" FOTO: фото из архива героя

Приходилось ли вам отказываться от ролей?

Нет, пока еще не дорос до такого статуса. Бывали роли, которые не хотелось играть... Но в любом персонаже есть свое золото, которое надо разглядеть, расчистить и присвоить. Если ты не любишь своего персонажа, каким бы плохим он ни был, ты его не сыграешь. Надо понять его мотивы.

И обязательно оправдать его?

Да, чтобы сыграть максимально достоверно. Есть такая болезнь «синдром Отелло» – подвид шизофрении. Когда человек буквально сходит с ума от ревности. Мне жаль этих людей, но интересно их понять и сыграть.

Отстраниться от чувств своих героев со временем получается?

Я могу посмотреть на своих героев со стороны, посмеяться над ними. Например, над молодым глуповатым учителем Коте из «Ханумы». Но в день, когда надо Коте играть, я его максимально люблю. Человек легко программируется. Я провел эксперимент: весь день перед спектаклем «Медея» (я играю там вестника, который приносит ужасные новости) я слушал хардкор, и потом ходил ошалевший…

Перед «Легендой о пианисте» мне необходимо весь день пробыть в одиночестве, нужна внутрення тишина, чтобы настроиться на роль. Когда выпускал этот спектакль, всю неделю был один.

Персонажи — как маски, за которые можно спрятаться и проявить с их помощью свои эмоции. Без этих масок на сцене мне было бы неловко. Это как в фейсбуке: под ником ты один, а в жизни другой.

Вы в фейсбуке много времени проводите?

Не скажу, что там зависаю. В основном использую в профессиональных целях, делюсь постами о том, что происходит в театре, в моей творческой жизни.

Хейтерами обзавелись?

Да, но я на них не реагирую. Зачем ввязываться в споры, что-то доказывать? Пусть думают как хотят, всем невозможно нравиться.

0 Комментарии