Понедельник, 25 июня
LAT
Ваш браузер устарел. Пожалуйста, обновите его..
Этот портал использует файлы cookies, чтобы анализировать поток данных, улучшать качество содержания, подстраивать содержание к запросам пользователей и оптимизировать работу. Файлы cookies вместо нас исключительно для перечисленных целей могут использовать наши партнеры по сотрудничеству (третьи лица — операторы, обрабатывающие данные, например, Google Analytics). Подробнее о файлах cookies и их удалению читайте здесь

Звезда Рижского русского театра Максим Бусел: «Я стал актером из мазохизма»

Фото: фото из архива героя

О национальных проблемах в театральной среде

Когда вы начинали учиться, не боялись, что будете всю жизнь играть «кушать подано»?

Нас учителя предупреждали при поступлении: «Не обольщайтесь, третий справа во втором ряду - уже хорошо». Хотя нам повезло, нас автоматически приняли по окончании учебы в Рижский русский театр. Я понимал, что надо всему учиться. Другое дело, когда ты застреваешь в третьестепенных ролях, тогда надо все менять, ехать в другой город, искать другой театр, или менять профессию. Мои мечты не ограничиваются лишь Латвией. Хотя я очень ее люблю, здесь мой единственный дом, у меня даже татуировка в виде контура Латвии…

Что вас не устраивает в Латвии?

Сколько бы ни говорили, что у нас нет национальных проблем, она все-таки есть. Недавно вышло «Кольцо Намея», там сыграли многие латышские актеры и студенты, а русских актеров не позвали.

Нас не воспринимают, и это обидно. Из актеров нашего театра латыши знают Якова Рафальсона и Катю Фролову, которые снимались в латышских сериалах. Только немногим удается заявить о себе в латышской среде.

Даже Яне Лисовой, которая играет и у нас, и в латышских театрах, это дается с трудом.

Вы сильно зависите от мнения зрителей, критиков?

Когда начинал и очень нервничал, важно было каждое мнение. Теперь я адекватно оцениваю свои возможности. Отрицательные рецензии мне интереснее, чем положительные. Критика помогает понять, когда и что делаешь не так. Особенно важно мнение близких людей, вкусу которых я доверяю.

С режиссерами в театре не конфликтуете?

Я совершенно неконфликтный человек. Самое важное в нашей профессии: доверять режиссеру. Если доверия и контакта нет, стоит попытаться договориться, либо уйти. А спорить я не вижу смысла. Есть режиссеры, которые прислушивались к моему мнению, например, Сергей Голомазов, с которым мы делали «Опасный поворот» и «1900-й». Есть другие, которые говорят: «Мне нужно так и так», например, Владислав Наставшев. Когда делаешь что-то не так, он нервничает, ругается. Гуна Зариня на репетициях «Медеи» за меня заступалась. Я следую мудрости: если не можешь изменить направление ветра в море, измени направление своего паруса. Но это не значит, что я буду подо всех прогибаться. Когда я знаю, что тут точно косяк, молчать не буду. Мне важен взгляд со стороны, иначе все роли получатся одинаковыми. Мы развиваемся, когда впитываем все, что вокруг.

0 Комментарии