Убийство Бункуса: Выстрелы по судебной власти на улице Айзсаулес

ФОТО: Evija Trifanova / LETA

Произошедшее 30 мая убийство администратора неплатежеспособности Мартиньша Бункуса потрясло часть общества, однако наибольший резонанс, несомненно, оно вызвало в рядах юристов. О том, что не в порядке в сфере неплатежеспособности, и какие выводы стоит сделать профессиональным кругам, TVNET прокомментировал присяжный адвокат, партнер адвокатского бюро «Cobalt» и преподаватель Латвийского университета Лаурис Лиепа.

«Произошедшее в конце мая убийство на улице Айзсаулес стало тяжелейшим остановочным пунктом криминальной хроники этого года. Это, несомненно, можно считать как еще одну суровую, но логичную серию саги о неплатежеспособности, которая в последнее время приобрела серьезные элементы криминала», - указывает Лиепа.

Опытные юристы, практиковавшие в сфере неплатежеспособности, не стесняясь используют выразительное обозначение - мафия.

В первоначальных версиях следствия убийство связывали с профессиональной деятельностью жертвы, и опытный криминолог, комментируя произошедшее, предупреждает остальных администраторов неплатежеспособности, что жизнь больше не будет спокойной. Следствию еще только предстоит распутать дерзкое убийство, однако понятно, что вне зависимости от мотивов трагедии ее причина - практика процессов неплатежеспособности в Латвии - потребует своего решения. Законодатель обещает взяться за ревизию закона о неплатежеспособности. Действительно ли это необходимо и решит ли проблемы практики неплатежеспособности?

"Парадоксально, но сфере неплатежеспособности предприятий в Латвии посвящена одна из самых детализированных регулировок, ее регулярно оценивают, переоценивают и вносят поправки", - говорит Лиепа. "К ней относятся как к своеобразной, особенной и неизученной болячке, о которой с каждой вспышкой заболевания узнаем все больше и больше печальных новостей. Неплатежеспособность все-таки точнее будет сравнивать с неизбежным обострением хронической болезни, которую обычно вызывает влияние внешних обстоятельств на чувствительного больного.

Сравнивая по аналогии с вызванной осенней прохладой простудой, которая тяжело виляет на запущенную болячку, в народном хозяйстве неплатежеспособность предприятий и банкротство стоит оценивать как природное явление, которое ослабляет организм.

Если его нельзя остановить в легкой форме витаминами или вылечить сильными лекарствами, то в случае обострения нужно браться за скальпель, чтобы своевременно освободить организм от нефункционирующего органа. В развитой системе здравоохранения как медик, так и пациент осознают этот закономерный процесс, своевременно готовы к нему, переживают и живут дальше. Если попавшее под угрозу неплатежеспособности предприятие нельзя спасти с помощью процесса правовой защиты, нужно сделать немедленный и точный разрез, чтобы ценная часть неспособного работать предприятия по-возможности быстрее вернулась в экономику. В обоих случаях критическая роль дается образованному и знающему профессионалу, который своевременно, разумно и добросовестно поможет пациенту, в частности, экономике.

Проанализировав статистический анализ Всемирного банка, рекомендации Совета по иностранным инвестициям и исследования последних лет, диагноз Латвии в этом процессе комплексный - запоздалое выявление заболевания, ненастоящие лекарства и затянувшийся процесс лечения и, в некоторых, наиболее болезненных случаях, в заболевание вмешивается «доктор», который за хорошее вознаграждение трудится, массируя уже отмершие органы. У этой неэффективной практики процессов неплатежеспособности в особых случаях наблюдается опасная метастаза - использование позиций недобросовестного администратора во благо бывшим владельцам, кого-то из кредиторов или вообще просто - самих себя. Этот печальный диагноз год от года сопровождает процесс неплатежеспособности в Латвии.

Похоже, наши ответственные контролеры не осознают закономерностей в процессах неплатежеспособности. Или целенаправленно их игнорируют.

Опубликованное весной исследование журналистов указывает на опасное явление - после смены регистрационного адреса часть процессов неплатежеспособности предприятий проходят в конкретном суде и их контролируют конкретные судьи. У суда - решающая роль в контроле работы администраторов неплатежеспособности. В обычном случае, когда работает принцип невмешательства, нейтральный и объективный судья критично оценивает деятельность администратора, не допускает нарушений и готов снять с теплого места нарушителя. В ситуациях, когда в суд попадает «спецзаказ», критический контроль деятельности администратора неплатежеспособности невозможен.

Таким образом, будут особые процессы и администраторы с иммунитетом к критике. И судьи, на которых падает «тень подозрений».

Удивительно, что на собрании судей после этих публикаций вообще нужно было объясняться и попытаться доказать, что эти странные случаи предприятий нужно особо проанализировать и пояснить общественности. Даже если их число постепенно снизится, пока эти особые случаи будут, нет оснований ждать больших перемен в практике неплатежеспособности. Так как мы это видим и понимаем - как администраторы, так и их клиенты и облаивающие этот медленный караван сторожевые псы СМИ.

Успехов полиции в расследовании. Выстрелы на улице Айзсаулес можно воспринять как довольно брутальный привет именно стражам порядка. Однако это нужно воспринимать как личное широкому кругу профессионалов. Думая о сведении счетов с юристом, понятно, что осознанно выбран самый жесткий прием решения конфликта. Конфликта, который, скорее всего, можно было бы решить судебным путем. Можно ли было это предотвратить лучшим регулированием? По-моему, нет. Законодателю не нужно спешить принимать непродуманные поправки к регулированию неплатежеспособности. Прошлые поправки к закону, приравнявшие администраторов к государственным должностным лицам, не принесли всеобщих улучшений. Если регулирование может быть оптимальным, вину стоит искать в его применении. Под влиянием трагичных событий юристам и суду при каждом рассмотрении дела стоит думать о более обширном послании администраторам, их клиентам, обществу, что суд не допустит нарушений и обеспечит наиболее честное решение конфликта.

Споры, в том числе и дела неплатежеспособности, даже когда речь идет о миллионах, нужно решать в суде, а не на улице Айзсаулес".

Читать также

НАВЕРХ