Ренарc Кауперc. И снова о России

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

ФОТО: Ekrānuzņēmums

Лидер группы «Prāta Vētra» Ренарc Кауперс долгое время избегал вопросов о России. В видеоинтервью ведущему латышского TVNET Мартиньшу Даугулису музыкант откровенно рассказал, почему так было, какие сложные решения пришлось принимать группе, и сожалеет ли он о принятом решении. Русский TVNET перевел некоторые цитаты Ренара.

Что подумает публика

Я допускаю, что период, когда мы чувствовали направленную против нас негативную энергию, - это был 2015 год. Мы отыграли на фестивале «Нашествие», и это было преподнесено в неоднозначном свете. Я очень переживал тот момент. Очень много думал в то время — просто вставал посреди ночи и, складывая все вместе, пытался сравнивать.

Я пытался понять, что было бы, если бы мы не ездили выступать в Россию. Что тогда было бы? Что было бы лучше?

Но как ты может поделить людей? Как ты можешь поделить слушателей?

В конце концов, если это перенести на большой концерт в Латвии, если взять публику, которая на концерте, и просто поделить — латыши здесь, русские здесь, поляки, литовцы, англичане… Потом по политическому убеждению — консерваторы туда, либералы — направо; религиозная принадлежность — мусульмане сюда, христиане, буддисты — в другом направлении.

Понимаешь, ну нельзя так делить! Речь совсем не о том! Совсем наоборот! Она о том, что мы играем и все эти люди по какой-то причине пришли. Им нравятся песни этой группы. Они слушают. Они подпевают. И нам хочется верить, что в этот момент мы переживает такой совместный момент. Для музыканта нет лучшего послания, чем его песня.

Мы все разные

Только что в фейсбуке был эксперимент, где на аудио записано имя, и каждый слышит что-то свое. И представь, мы тут сидим и говорим, и слышим совершенно разное. Одна вещь. Одно слово. Только представь, насколько по-разному мы можем смотреть на что угодно, на то, что происходит в мире.

И если мы не научимся делать шаг и принимать то, что может быть и так...

Сложный вопрос о России

Скажу честно, я долго его боялся, я долго его избегал. В то же самое время я понимал, что это вещь, о которой надо говорить, и, когда ее обсудят, этот пузырь не окажется настолько большим, как кажется.

Кажется, на концерте в Нижнем Новгороде я это реально прочувствовал. Музыкант должен играть, приезжать и делиться своей музыкой. Я делился этим рассказом. События на Украине, 2014 год. И Алвис Херманис говорит, что больше не будет ездить в Россию. Мы собрались с группой и думали, что будем делать, и как будем делать. Поедем или нет. Сделать этот шаг означало сделать политический шаг, но мы себя провозгласили аполитичной группой и мы действительно стараемся придерживаться этого убеждения.

Разве нельзя найти чего-то темного в США или других крупных странах… и разве мы судьи?

Кому мы будем судьями? Мы будем наказывать своих слушателей тем, что не поедем к ним с концертами?

Мы решили ехать и поехали. Это был великолепный концерт, и я много раз чувствовал — как хорошо, что мы поехали! И тогда на сцену вышел хор Нижнего Новгорода, который на латышском спел Mazā bilžu rāmītī. Это была точка полной уверенности. Да, мы делаем хорошее дело! Правильное дело.

Все интервью на латышском смотрите здесь.

НАВЕРХ