Нейромонах Феофан: в Риге на наших концертах люди чуть ли не на потолке висят

Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

ФОТО: Dmitry Shimanovsky

Слава группы «Нейромонах Феофан» пока неравномерна: они выступают на фестивалях, собирают большие клубы, поют в студии у Ивана Урганта, дают интервью известному блогеру Юрию Дудю. Одни видят в них глоток свежего воздуха музыкальной сцены России, другие - лишь удачный мем. Русский TVNET побывал за кулисами клуба «Melnā Piektdiena», где 8 декабря прошла презентация нового альбома «Плясать. Петь». Мы встретились с главным исполнителем, автором и создателем проекта «Нейромонах Феофан», чтобы узнать подробнее о философии группы, планах на будущее и почему за 8 лет никто из поклонников не видел его лица.

Проект «Нейромонах Феофан» знаменит тем, что удачно сочетает в себе русско-народные мотивы, звуки балалайки и электронного драм-н-бейса. Под стать музыке и образ исполнителей: на сцену они выходят в лаптях, да в косоворотке, а солист проекта прячет лицо под капюшоном, из-под которого торчит только густая борода.

ФОТО: Dmitry Shimanovsky

- Кто такой Феофан? Никодим? Откуда они появились? У вас есть легенда, связанная с образами?

- Само слово «нейромонах» состоит из двух частей: первая - это приставка «нейро», которая связана с нервной системой, органами чувств. Вторая часть - само слово «монах», подразумевающее под собой одиночество, отшельничество. Получается, что «нейромонах» - это такой персонаж, который старается воздействовать на все органы чувств, путем исполнения, костюмами, музыкой, светом, но при этом, является одиночкой.

Что касается Никодима (второй участник группы) - это человек, с которым Феофан, по легенде, познакомился в лесу, когда тот решил уйти от мира. Никодим проникся творчеством Феофана и решил присоединиться.

Ну, а медведь (третий участник группы) - это просто медведь. Он был всегда! Ему, как и всем, чего-то не хватало в жизни, а Феофан понял чего именно - старорусского драм-н-бейс! С тех пор они все вместе пляшут и поют.

- Если говорить не об образах, а о концепции самого проекта, то «Нейромонах Феофан» - это определенная философия или стеб?

- Я не пытаюсь категоризировать то, что я делаю. Есть песни танцевальные, не загруженные лишним смыслом, но есть и серьезные композиции, с более или менее глубоким подтекстом. Поэтому сказать, что у проекта есть какая-то конкретная цель, я не могу. Скорее у каждой песни есть определенные задачи.

- Как родилась идея такого проекта?

- Это был 2009 год. У нас в Санкт-Петербурге есть радиостанция «Рекорд», где ведут свое шоу двое замечательных радиоведущих. У них была рубрика, которая называлась «Фаршмак». Туда любой мог прислать плод своего творчества, причем абсолютно не важно, какого рода - ты мог просто напевая стучать по кастрюлям, и это легко могли поставить в эфир.

Я лежал на диване и подумал, почему бы не попробовать. За какое-то очень короткое время набросал песню (сейчас она называется «Казаки» и плотно входит в концертную программу артистов). Она была сделана в ужасном качестве, но я решил отправить ее на передачу. Ведущим песня понравилась. Наверное, это и стало главным звоночком.

- Санкт-Петербург - удивительный город и, как мне кажется, предрасполагает к появлению необычных проектов. Если бы ты родился в любом другом городе, есть вероятность того, что «Нейромонах Феофан» никогда не появился бы на свет?

- Абсолютно точно! Я больше скажу, если бы я родился в любом другом районе Петербурга - проекта, вероятнее всего, не было бы.

- А с какого ты района?

- Купчино!

- Я так понимаю, искусством игры на балалайке ты овладел раньше, чем появился проект?

- Раньше я умел играть только на гитаре. Что касается балалайки - там достаточно простая схема игры. Изначально, кстати, у меня была идея играть тяжелый металл на этом инструменте. Мне казалось, что это будет очень смешно. Однако, в итоге, эта идея не получила своего развития. Могу лишь сказать, что играю на балалайке нестандартно. Профессионалы делают это, конечно, совершенно по-другому.

- То есть музыкального образования у тебя нет?

- Никакого. Официально по образованию я магистр техники и технологии, а по специальности - контроллер качества и диагностики. Кстати, с Никодимом мы учились в одном университете.

- Почему ты решил скрывать свое лицо? Помогает ли это в мирской жизни?

- «Нейромонах Феофан» - это легенда, сказка, и здесь нет никакой связи с реальностью. Смысл в том, чтобы не рассеивать внимание, а, наоборот, акцентировать его только на нашем творчестве. Тем более, я абсолютно не стремлюсь к какой-то личной популярности и известности.

Плюс ко всему, в этом есть свои бонусы. Например, мы, бывает, ходим перед концертом без костюмов в толпе — слушаем, кто что рассказывает. Часто прислушиваемся к зрителям, нам это помогает понять, что мы делаем правильно, а что следует изменить. К нам на концерты часто приходят люди в костюмах, я с ними фотографируюсь, а все фотографии сохраняю у себя на память. В прошлом году, кстати, на концерте в Риге была девушка в фантастическом костюме.

- А какой костюм больше всего запомнился?

- В Твери один парень пришел в костюме купца. Там было жутко душно и жарко, а он весь концерт отплясал в шубе и с огромной меховой шапкой. Это было очень круто!

ФОТО: Dmitry Shimanovsky

- Если ты гуляешь среди публики, ты, наверно, должен хорошо представлять свою аудиторию. Если бы пришлось создать собирательный образ своего зрителя, каким бы он был? Мужчина? Женщина? Сколько ему лет? Чем он занимается?

- Скорее всего, это мужчина, так как в процентном соотношении на нашем концерте обычно 80% мужчин и только 20% женщин. Скорее всего, ему до 35 лет. Думаю, что это человек образованный и интеллектуальный. А вот кем работает, я вряд ли могу сказать, но знаю, что

среди наших слушателей много программистов, фотографов, а также обычных людей, работающих на заводах.

- Наша публика отличается от российской?

- Ой, в Риге у нас всегда энергетически мощные концерты. Здесь, в «Melnā Piektdiena», всегда творится какое-то безумие, с позитивной точки зрения. Люди чуть ли не на потолке висят.

- Я заметила, что многие люди во время концерта даже не смотрят на сцену. Тебя это не смущает?

- Абсолютно! Как человек получает максимальную степень удовольствия - это его личное дело.

- Откуда ты черпаешь всю эту старославянскую лексику для своих песен?

- Это очень многосоставляющая история. Я, например, балдею от вологодского говора. Читал много дореволюционной литературы, а иногда просто брал словарь архаизмов и запоминал слова, которые нравились … вот так все воедино собралось и живет теперь в голове.

- Одни пишут, что популярность к вам пришла после поста Сергея Шнурова, другие - после интервью Юрия Дудя. Когда ты почувствовал, что стал знаменитым?

- На самом деле, все это очень легко отслеживается статистически. Первый шаг - это была публикация списка песен в паблике «Лепрозорий», что дало очень большой всплеск. Потом, да, пост Шнура.

(«Наконец-то появилось то, что достойно внимания. Актуальный, как ламинат, имитирующий дерево, музыкальный проект — «Нейромонах Феофан». Вижу, чувствую потенциал чего-то невообразимо большого. Словно ядерный гриб, выращенный на садовом участке в зоне рискованного земледелия садоводом-любителем, «Нейромонах», надеюсь, прорвет парниковый полиэтилен настоящего. Аминь» - написал Сергей Шнуров в одной из социальных сетей).

Потом мы записали альбом и сняли клип «Притоптать» - каждый маленький шаг повышал уровень узнаваемости. И последнее - это интервью с Дудем, после которого «фоновый шум» увеличился в три раза.

- Какие впечатления у тебя остались после этого интервью?

- Интервью прошло прекрасно, Юра замечательный и профессиональный журналист, с которым очень комфортно общаться. Приятно, когда кто-то понимает и осознает - то, что мы делаем - действительно интересно.

Потому что мне самому безумно нравится то, чем мы занимаемся.

Передаю ему привет и респект! Увидимся на концерте в Москве.

- Вас часто сравнивают с такими группами, как Иван Купала, Баба Яга, OLIGARKH. А сам ты как относишься к «коллегам по цеху»?

- Мне кажется, сегодня нет такого понятия, как «исполнитель». Сейчас песню может записать абсолютно любой, достаточно найти микрофон и компьютер. Песен настолько много, что я лично у себя в голове отделяю композицию от автора. Мне самому может понравиться что-то очень тяжелое, в тот же момент могу заслушаться народной песней или же классическим произведением. Причем не факт, что мне будет нравится песня целиком - возможно, там будет только один отрывок, от которого мурашки по всему телу.

- Назови 3 композиции, которые сейчас стоят на «репите».

- Noisia - Не выходи из комнаты (на стихи Бродского), Coone - Into The Madness, ATL - Ангелы.

- С развитием различных интернет-пространств, популярными становятся все больше исполнителей, качество музыки, которых, оставляет желать лучшего. Я не говорю уже о моральной стороне текстов песен и образов. Как ты к этому относишься?

- Нормально я к этому отношусь! То же самое говорили в конце 80-х, когда появился русский рок, главные представители которого всегда воспринимались обществом как разгильдяи и безработные. Достаточно вспомнить, что делали люди на концертах группы «Алиса». Для кого-то и The Beatles были верх неприличия, и Высоцкий.

Мы в молодости слушали такую «дичь», но от этого не вели себя так, как пелось в тех песнях.

Думаю, просто родителям нужно воспитывать детей и не перекладывать ответственность на музыкантов.

Нужно не удивляться и ворчать, а попытаться понять.

- С чем у тебя ассоциируется Латвия?

- С песочком в Юрмале и космическими куриными грудками в «Лидо».

- Какие у вашего проекта планы на будущее? Видела, что набираете народ на какие-то съемки 11 декабря. Можно ждать нового клипа?

- Это секрет!=)

В заключении стоит добавить, что секрет солиста группы «Нейромонах Феофан» был раскрыт, когда в эфир вышел очередной выпуск шоу «Вечерний Ургант».

НАВЕРХ