Будущее Латгалии и Илон Маск: реально ли заглянуть в 2050 год?

Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Латгальские деликатесы продают в Риге

ФОТО: Ieva Čīka / LETA

Будущее начинается сегодня, никто не спорит. Но как далеко в будущее Латвии и конкретно Латгалии мы реально уже можем заглянуть?.. Насколько оно зависит от нас самих и происходящего в мире? Что думают об этом практики, не по наслышке знающие проблемы Латгалии? Согласны ли они с долгосрочными прогнозами ученых и крупных предпринимателей, недавно обсуждавшихся в ЛУ - в рамках проекта «Формула «Латвия - 2050»?

На вопросы русского TVNET отвечают Ивета Малиня - Табуна, руководитель Латгальского бюро планирования и Латгальской СЭЗ и Владислав Станкевич, зам. управляющего Латгальской СЭЗ и и руководитель Латгальского центра предпринимательства. В интервью, в ноябре состоявшемся в столичном представительстве Латгалии, Владислав участвовал дистанционно - по скайпу из Даугавпилса.

На конференции "Бизнес в Даугавпилсе и Латгальской экономической зоне", март 2017

ФОТО: Иварс Сойканс /LETA

Латгальский регион планирования

Мечтать о невиданном? Или сохранять, что имеем?

- Недавно в Риге, в стенах Латвийского Университета, собрали умнейших людей страны — профессуру, экспертов, представителей бизнеса, глав крупных и наиболее прогрессивных латвийских предприятий. Темой обсуждения стало будущее Латвии - я говорю о проекте «Формула Латвия 2050». А вы в будущее тоже заглядываете так далеко?

Ивета Малиня - Табуна:

- Знаете, мы поняли, что в этом нет смысла. Мы пытались загадывать о Латгалии — 2020, или 2030, раньше ведь все старались планировать далеко. Но сейчас так много маленьких проектов, таких, что сегодня — сделали, а завтра это уже не актуально... Ведь так стремительно развивается сегодня сектор IT, - а это сектор с очень высокой прибавочной стоимостью! — что его развитие кардинально меняет и все остальное. Вот например, у нас есть работающее в этой сфере предприятие, на котором работают всего шесть человек, а оборот — ого-го! - под 40 миллионов евро.

Флаг Латгале

ФОТО: Ivars Soikāns / LETA

- Назвать можно это предприятие?

- Нет, лучше не надо… Дело ведь не в названии, предприятий, работающих с высокой прибавочной стоимостью, у нас много. Да, часть из них уходит в интернет, работает только в виртуальной среде. Но есть и реальные производители, например, предприятие в Ливаны, которое работает по стекловолокну…

- Это те, кто работают на космос и программам NASA свою продукцию поставляют?.. Кажется, они же и для высокотехнологичных медицинских манипуляторов на экспорт делают комплектующие?..

- Да, это они. А есть другие — те, кто садится в интернет и работает на другие страны. В том же Даугавпилсе много предприятий, которые занимаются программированием. Вопрос в том, как мы сможем эффективно работать с этими новыми бизнесами. Это очень трудно… Думаю, мир вообще скоро поделится - и те, кто предлагает услуги и работает через интернет, все будут оптимизировать… И это огромный кластер! Но и производство сохранится и вопрос: куда оно «сядет», где будет развиваться...

Владислав Станкевич:

- Недавно у нас тут был Вячеслав Домбровский, и он сказал что

в Латвии сейчас как раз есть два лагеря: одни делают упор на новые «умные» технологии, как наше министерство экономики, а другие говорят: давайте все же поддерживать то, что мы уже имеем. Вот я как раз больше пока что склонен относиться ко второму лагерю, не хвататься за что-то, понимая, что наши сварщики и столяры не станут завтра в одночасье программистами и биотехнологами…

Поэтому я тоже считаю: мы должны держаться того, что мы имеем.

Для Риги — да, возможны и вероятны уже сейчас какие-то более технологические решения, потому что там другая капитализация предприятий, другие возможности финансироваться у банков (в том числе и в связи со стоимостью недвижимости), и так далее. Мы немножко в дургой ситуации.

Нам нужны реальные инструменты для поддержки существующих предприятий. Потому что в перспективе пяти — десяти лет они будут работать и развиваться — кто-то лучше, а кто-то хуже. Поэтому забыть о них мы не имеем никакого ни морального, ни психологического права.

Бизнес и IT технологии

- Вячеслав Домбровский, кстати, тоже был участником дискуссии о «Латвии 2050» в университете. В дискуссиях проекта участвовали и другие известные экономисты, например, Михаил Хазан. Выступали там и главы важных для развития страны предприятий, и глава LMT Юрис Бинде, особо подчеркнул, что как раз в сфере интернет-технологий у Латвии дела обстоят очень неплохо, что мы в Европе впереди многих.

Ивета Малиня - Табуна:

- Понимаете, бизнес — он очень мобильный.

Если бизнес видит выгоду, то он зайдет в какую-то нишу и без поддержки государства. У Латвии действительно очень высокая скорость интернета и многие это уже используют. Не секрет, даже казино это преимущество используют, и многие прочии...

Есть и такие предприятия. Молодое поколение, которое выходит на рынок труда, у них уже другое понятие, они понимают возможности, существующие в интернет-среде. Их ведь уже примитивно, но учат программировать. Вот, например, сейчас в моде все эти криптовалюты, биткоины… Производственники во всем этом, наверное, не очень понимают.

А это ведь история о том, что в мире сейчас очень много свободных денег, которые очень мобильно перходят туда - сюда… Вот сейчас ученые думают и о том, как развлекать людей, у которых появится много свободного времни, ведь дрон привезет пиццу под окно… или робот-такси доставит вас по адресу… Целый ряд профессий будет исчезать, а то, что связано с услугами, с оптимизацией — это все будет только развиваться…

- Прозвучала на форуме «Формула Латвии — 2050» и такая мысль: 65 процентов нынешних младших школьников будут работать в профессиях, ныне не существующих…

Владислав Станкевич:

- Думаю, у нас уже сейчас процентов 80 выпускников не работают по существующим профессиям.

- ...По поводу производства была высказана такое соображение: в выигрыше уже очень скоро будут не те, кто производит единицу продукции дешевле, чем конкуренты, а те, кто быстрее умеет перстраиваться… Это то будущее, что начинается сегодня.

Владислав Станкевич:

- Ничего нового в этом нет, ведь теорию Дарвина никто не отменял. Я много читал о перспективах развития сектора IT, специалисты высказывают мнение, что профессия программиста уже не актуальна. Ведь очень много задач уже выходит из сферы человеческой деятельности, передается роботам, автоматизируется. И программист как таковой становится… почти как швея... Ведь он уже выполняет чисто технические какие-то задачи.

То есть его работа очень скоро не будет стоить столько денег уже, сколько стоит сейчас. Посмотрите, кто сегодня уже высоко ценится и кто получает больше всего денег? Не просто программист, а программист, который имеет понятие о банковской системе, или программист, который понимает в биотехнологиях, или программист с инженерным мышлением, который понимает смысл каких-то технических решений.

Уже сегодня есть какая-то специализация. И на будущее нужны люди не просто со знанием программирования и каким-то понятием о цифре, но и знающие какую-то отрасль, четко мыслящие и, как Ивета говорит, еще и с геном предпринимателя… Вот у них-то и будет успех. Можно посмотреть, что там Илон Маск говорит, какие-то совершенно, казалось бы фантастические вещи он говорит… Но ведь то, что Билл Гейтс говорил десять лет назад — многое реализовалось.

Нужны ли Латвии "возвращенцы"?

Ивета Малиня — Табуна:

- Илон Маск… все его новые идеи - «Солар» солнечная энергия, панельные заводы … Мы же видим, что огромные заводы, которые он хочем создать, там же одни роботы, людей там и не надо!.. Все роботизировано!.. А что же тогда люди будут делать?..

- Это интересно, да. Но ответьте на другой вопрос… Сейчас пик отъезда людей из Латвии, особенно молодых людей, мы, кажется, уже прошли. Но все еще сокрушаются по этому поводу... Действительно, будущее и регионов, и страны во многом зависит от того, вернутся ли уехавшие. Может быть, вернутся с новым опытом, с деньгами, с идеями… Как думаете?

- Вы рассказываете такую модель, по какой в свое время поднялась Ирландия. Они как государство ведь поднялись на деньгах, что привезли люди, вернувшиеся уже в преклонном возрасте. Мы тоже надеемся, что кто-то вернется, захочет применить на родине опыт, которого набрался, работая за границей. У нас уже есть примеры, когда именно так происходит. Но до массовости какой-то пока еще очень далеко.

И мы не можем пока ничего предложить тем, кто готов был бы вернуться - ни такую зарплату, какую там человек зарабатывает, ни многого другого, что привлекательно для людей. С министерством мы сейчас тоже дискутируем о плане реимиграции. Хорошо, конечно, сказать: возвращайтесь, мы вас так любим… Но надо дать конкретные инструменты: вот человек вернулся — и что? Нужен детский садик для детей, работа нужна, жилье и многое другое.

- Ну да, и чтобы жить здесь было лучше, чем там - комфортно, интересно, азартно…

Ивета Малиня — Табуна:

- Недавно я говорила с новым послом Латвии в Ирландии, с другими людьми там, рассказывают, что много в этом году уехало на родину литовцев и поляков. Были и латышские семьи, которые уезжали с желанием остаться в Латвии, но большинство вернулись назад.

Значит, что-то не срабатывает... Мне кажется, люди с опытом умеют сравнивать — видят, где бизнес лучше поставлен, где он эффективнее. Для нас пока что это еще вызов, надо думать.

- Владислав, а Вы что думаете о перспективах вернуть уехавших?

Владислав Станкевич:

- Все достаточно просто: чем выше будут зарплаты в Латгалии, тем меньше люди будут уезжать. Всвязи с Brexit тоже многие вернутся и уже возвращаются. Уезжают ведь не оттого, что здесь плохая еда… или что-то еще. Здесь хорошо, комфортно.

Когда зарплаты в Латгалии будут составлять хотя бы шестьдесят-семьдесят процентов от того, что люди зарабатывают за границей, встанет вопрос: а есть ли смысл жить там, а не здесь?

Ведь издержки жизни за границей тоже достаточно высоки — жилье, транспорт и так далее. Это чисто денежный вопрос.

- А сегодня каково соотношение зарплат? И перспективы?

- Если мы говорим, что сегодня под Ригой меньше, чем за тысячу евро на руки трудно работника найти, то многие и здесь уже начинают то же говорить… Это вопрос двух-трех лет, скоро здесь будут как минимум рижские зарплаты. Я думаю, что в течение пяти лет большого смысла уезжать из Латгалии уже не будет. Вопрос насколько конкурентоспособны будут наши предприятия, смогут ли они платить нормальные зарплаты, например, тем же швеям. Сложный это вопрос, нельзя прогнозировать, кто начнет развиваться, а кто, наоборот, закроется.

Арифметика зарплат: «рижские» и другие

- Экономисты говорят о таких цифрах: каждые 50 км удаления от Риги — это минус пять процентов примерно от рижских зарплат. Согласны?

- Думаю, в Латгалии разница еще больше: посмотрите статистику по безработице, статистику по зарплатам. Пропорция не меняется, говорим мы о зарплате «чистыми» или же до вычета налогов— латгальские зарплаты сегодня почти вполовину меньше рижских.

- У меня было недавно интервью в Даугавпилсе с женщиной, вернувшейся из Великобритании и развивающей здесь свое дело, очень интересное для туристов, для города. Правда, это не совсем бизнес — товарищество, общественная организация. Интересные соображения она высказала...

Ивета Малиня — Табуна:

- При правильной политике и если звезды, так сказать, благоприятно для нас сложатся, можно будет рассматривать «возвращенцев» как рессурс роста. Но надо думать, как вернуть людей обратно. Но опять же… Вот у нас одна семья вернулась, они там выращивали броколи. И сейчас выращивают броколи здесь, в Латвии, и арбузы выращивают, поставляют в латвийские магазины. Они четко знают КАК, они эту технологию освоили, и дело пошло. Не знаю, как сейчас у них дела, но поначалу все получалось очень удачно...

Владислав Станкевич:

- И сейчас все у них хорошо.

Ивета Малиня — Табуна:

- ...Но одно дело, когда тебе сказали — сделай то, отвези туда, и другое — самому рассчитывать, решать все, направлять потоки финансовые, брать на себя ответственность… Вот у нас в Балви есть предприятие, текстильщики — и вяжут они, и шьют, во всем участвуют. Сам предприниматель все пробует, везде он успевает… Вот это и важно. Иногда смотрю на ныне уже больших предпринимателей: если бы они знали, что их ждет, если бы знали, сколько набьют шишек… Может быть, и не начинали бы свой бизнес.

- Вы контролируете как-то исполнение договоров?

- Скоро поедем смотреть, что по первому договору получилось, на что пошли инвестиции. Дадут далее налоговую скидку предпринимателю или нет — это уже будет решение СГД, но проследить, чтобы все было оформлено правильно и по закону, это наша функция. Далее — закрывается этот маленький проект, начинается следующий — и тогда уже СГД в новом году примет решение о налоговых льготах предпринимателю.

Повод для оптимизма: денег тратим больше

- Последний вопрос. Скажите, что в вас вселяет оптимизм? Все знают, что непросто дается продвижение бизнеса — но что вдохновляет?

Владислав Станкевич:

- Начиная с 2009 — 2010 года народ в Латгалии уже начинает понимать, что надо заниматься производством, надо заниматься экспортом. Это чувствуется, и чувствуется не только в Даугавпилсе. А в Даугавпилсе особенно чувствуется развитие частной инфраструктуры для отдыха, которая прежде только отмирала и отмирала, а в этом году открылось море кафе, ресторанов и достаточно много новых гостиниц.

- Да, мы это заметили — в Даугавпилсе на улице Ригас посетили одно из таких мест. Симпатичный подвальчик — кормят вкусно, обслуживание хорошее, интерьер интересный.

- Приезжайте — мы вам еще пару таких подвальчиков покажем. Такие места - это показатель того, что народ начинает становиться богаче. Ведь банки не очень любят этот бизнес, кредитуют неохотно, но народ в это вкладывает свои деньги.

Туризм: латгальские деликатесы

- Еще слышали про большие амбиции Даугавпилса: что через десять лет город намерен стать столицей латгальского кулинарного туризма…

Ивета Малиня — Табуна:

- Это делают во всем мире. И Даугавпилсу таких крупных мероприятий, фестивалей как раз не хватает. Вот Октоберфест — проста, всем понятная идея. А у Латгалии есть традиции, есть проект латгальского кулинарного наследия, это людям интересно.

Латгальские деликатесы продают в Риге

ФОТО: Ieva Čīka / LETA

Когда есть определенный достаток и ты уже не думаешь о стакане води и трех корочках хлеба, то хочется что-то узавать, пробовать. Есть конкурсы самоуправлений, гранты хоть и небольшие, но вот одна наша предпринимательница, получив две тысячи евро, уже купила печку, печет хлеб, и ее продукция людям интересна. Хлеба такого не купить в магазине!..

Или Даугавпилс сейчас работает над своим фирменным меню — мы все сегодня уже думаем о том, чтобы питаться правильно, полезную пищу выбираем. Есть у нас один сельскохозяйственник, занимается крупами, перловкой — у него целая философия!.. У него и первое из перловки, и второе, и десерт — и ведь все у него вкусно!..

- Вижу по Риге, каким спросом пользуется хлеб домашней выпечки на Калнциемском рыночке по субботам.

- Если заметили, там на рыночке есть и «Латгалес голдс» - они продают копчености, и квас, и хлеб. И в «Максиме» они уже продавать пытаются. Мы сами иногда берем в Краславе хлеб с коноплей — эксклюзивный и очень вкусный.

- Да, они и на Центральном рынке в выходные дни торгуют. Вкусно — но дорого!.. Правда, когда попробуешь их продукцию, понимаешь, что и цена оправдана, латгальские деликатесы того стоят!..

- Нам за них радостно, что у нас такие производители есть, что они растут, выходят на новый уровень. Когда мы делали День Латгалии в Риге многие из них участвовали активно, инициативно, с выдумкой. Мы рады, что рижане латгальские деликатесы заметили.

Похвала трудягам и... чиновникам

- О чем еще вам важно сегодня сказать?..

Ивета Малиня — Табуна:

- Мне кажется важным, чтобы люди что-то делали, пробовали новое, подавали умные идеи, которые мы уже будем перекладывать на язык проектов, изложим в чиновничьих формулировках.

И еще — все вот ругают чиновничество, а я многих чиновников могу похвалить. Они нам помогают, нас поддерживают, бескорыстно и от души — и чиновники в министерствах, и министры и премьеры.

У нас была очень тяжелая ситуация с паводками, и министры и премье-министр нас поддержали. Мы не знаем еще, как это скажется на сельском хозяйстве, но смотрим в будущее с оптимизмом. Если мы друг другу поможем, легче идти вперед.

- Владислав, есть что сказать?

Владислав Станкевич:

- Надо работать, потому что не работать ... мы всегда успеем. Пример наших экспортеров тоже показывает: живут хорошо те, кто работает, а живут очень хорошо кто хорошо работает. Все остальное просто отговорки и отмазки, потому что нет ни одного рынка, где все было бы прекрасно — везде есть проблемы, есть конкуренция, есть налоги и определенная специфика рынка.

На любом рынке можно работать, если бы было так плохо — никто бы не работал. А мы можем показать десятки успешных предприятий в Латгалии. Надо к вещам относиться позитивно и что-то делать. Не будешь делать — ничего и не будет. Такое вот мое резюме.

- Спасибо вам. Надеюсь, в следующих выездных редакциях в Даугавпилсе с вами встретятся и мои коллеги, и с вашей помощью читатели узнают о Даугавпилсе и Латгалии много нового и интересного.

НАВЕРХ