Больные, замерзшие и брошенные на произвол судьбы - будни обитателей лагерей для беженцев в Греции

Чувство гибели, долгого ожидания, межнациональной розни, холод и нехватка продовольствия. Это всего лишь часть проблем, с которыми в 21 веке сталкиваются люди Европейского союза, убежавшие от войны и бедности. На многих островах Греции обосновали лагеря для беженцев, где сейчас живут мигранты, в ожидании, когда же решится его судьба – удастся ли получить желанное убежище, или придется смириться с депортацией обратно в Турцию. Работникам портала TVNET удалось побывать в двух лагерях, чтобы познакомиться с их условиями и пообщаться с жителями. В один из них, где запрещено находиться не уполномоченным лицам, TVNET удалось попасть без разрешения, провести там примерно час и уйти, не привлекая внимание охраны.

 

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

Обитатели лагеря VIAL: нам никто не помогает

У журналистов попасть в лагерьVIAL возможности нет. Правительство Греции запретило посещать все лагеря, находящиеся на островах. Причину такого решения мы так и не выяснили, однако, от местных журналистов мы узнали неофициальную информацию, что это происходит потому, что правительству стыдно за жизненные условия в лагере. У многих

не хватает продовольствия, проблемы с отоплением, горячей водой и помещениями для жилья.

Несмотря на то, что лагерь VIAL является промежуточным звеном, куда беженцы попадают сразу после прибытия, многие находятся здесь уже почти год.

Наплевав на запрет, мы отправились в лагерь VIAL. Таксисту объяснили, что нам необходимо вылезти примерно за километр до лагеря, чтобы не привлечь внимание полиции. Однако водитель, совершенно не понимающий по-английски, привез нас прямо к главному входу лагеря. Пока никто не заметил, нам удалось скрыться за растущими по всюду оливковыми деревьями.

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

Греция не виновата, но разрешите мне работать

Недалеко мы заметили несколько детишек, играющих в футбол. Один из них – Кевин – с удовольствием вступил с нами в диалог. Мы рассказали, что будем здесь только три дня и живем в столице. Спросили, как дела у него «Еда здесь плохая. Нет денег, чтобы купить что-то другое. Я здесь уже семь месяцев. Жду ответ о присвоении убежища. Хочу уехать. Греция тут не виновата, но больше всего хочу в Данию.

Разрешите мне что-нибудь делать – хочу работать. Однако мне этого не разрешают»,

рассказывает парень.

Когда я засунул руку в карман, Кевин услышал звук монет и попросил дать ему денег. Дал ему примерно евро мелочью. Даже такая небольшая сумма очень обрадовала мальчика. Он рассказал, что в Нигерии очень много террористов Boko Haram.

Позже, к нам подошел еще один темнокожий парень и пожаловался на плохие условия в лагере, ведь когда он тяжело заболел, врачи даже не осмотрели его: «Здесь нет хороших людей. Ночью очень холодно спать, не хватает теплой одежды и одеял. Кажется, будто везде лучше, чем здесь» - говорит присоединившийся собеседник, отказавшийся называть свое имя. Он, как и Кевин, тоже хочет в Данию.

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

Кевин сказал, что ждет Рождества, хотя и никакого празднования не будет «Нет денег. Какой праздник может быть, когда нет денег на нормальную еду?». Разговор прервал брат Кевина. Мальчики здесь уже 8 месяцев. Родственников в Европе у них нет. Братья сражаются за выживание, как только могут. Отдав последние сигареты, мы отправляемся дальше.

Дырка в заборе, сон на ветру и тяжелая болезнь

Афганистанец сидел у забора и пустым взглядом осматривал дорогу. Увидев нас, он немного испугался. На ломанном английском он рассказал, что в лагере уже девять месяцев, а условия здесь терпимые: «В лагере есть хорошая питьевая вода, чего нельзя сказать о еде. Только раз в несколько дней удаётся поесть свежие продукты».

В лагере он живет один. Дом покинул из-за войны, но семья осталась в Афганистане. Мужчина предупредил, что журналистам в лагерь вход запрещен, но показал дырку в заборе, через которую можно попасть.

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

Оказавшись по ту сторону забора, мы встретили девочку, которая пригласила нас к своей семье. В курдский контейнер мы пришли в тот момент, когда там готовили обед. Глава семьи – мужчина 50-летнего возраста по имени Керл, любезно пригласил нас присоединится. Мы сели на край кровати, куда поставили тарелки с лепешками лаваша и маленькие пачки сока. Мужчина, быстро начал готовить нам традиционное блюдо курдов.

В семье восемь человек – 6 детей школьного возроста и мать с отцом. Одна из дочерей хорошо говорит по-английски и свободно поддерживает беседу, переводя роителям откуда мы приехали и кто такие.

Где находится Латвия они, конечно, не знали. Стали интересоваться, есть ли у нас в стране беженцы. Рассказали, что всего лишь несколько десятков.

Семья хочет попасть в Швецию, Великобританию, или Нидерланды. Они получили убежище в Европейском Союзе, но в данный момент ждут момента, когда будет выдано разрешение поехать в Афины. Семья ждет уже больше месяца, и сколько еще придется ждать они не знают. Недавно дети начали болеть, так как приходится спать на ветру. У матери, которая страдает от сердечно-сосудистых заболеваний, здоровье ухудшилось. «Здесь никого не лечат. У нее тяжела болезнь, а здесь всего несколько врачей»,- говорит Керл.

Женщина не соглашалась нас отпускать, пока мы тщательно не поедим. Поинтересовались, как на языке курдов будет «спасибо». Оказалось, это звучит, как «sipas».

ФОТО: Jānis Škapars/TVNET

Пока мы были в гостях, возле контейнера появились представители ANO с полицией, так как живущие в нем сирийцы что-то натворили. За стенкой была слышна громкая дискуссия на арабском языке, а полицейские стояли прямо у нашего входа. Девочка предупредила, что нам ни в коем случае нельзя выходить на улицу. Подождав пару минут, накаленная ситуация утихла и мы ушли, через ту же самую дыру в заборе.

Представительница агентства беженцев ANO в Хеосе Барбара Колзи, в разговоре с TVNET сказала, что причина, по которой некоторые люди размещены прямо на пляже, заключается в том, что они прибыли сюда совсем недавно. Для большинства беженцев уже найдено место для жительства в пределах лагеря. Она указывает, что из SUDA регулярно перемещают людей дальше, например, в Афины, в результате чего освобождаются места, которые могут использовать нынешние жители палаток.

Расширить территорию лагерей нет возможности, ведь на это не дает разрешение правительство.

«Некоторым людям, к сожалению, приходится какое-то время жить за пределами лагеря, и ждать, пока на территории освободится место. Было предложение, построить еще один лагерь, но правительство его отвергло» - пояснила Колзи.

НАВЕРХ