Нужен ли русскому языку статус государственного?

Сбор подписей за проведение референдума по присвоению русскому языку статуса второго государственного

ФОТО: LETA

В ответ на инициативу объединения «Все - Латвии!»-ТБ/ДННЛ активисты русской общины организовали сбор подписей за проведение референдума по присвоению русскому языку статуса второго государственного. Но инициаторы, похоже, больше заботились о протестном, шоковом эффекте, чем о правовой стороне дела и его практической реализуемости. Заведомая нереализуемость или избыточность поставленной задачи приносит вреда больше, чем пользы. Шуму может быть много, а толку мало.

О статусах и символах

По сути речь идет о статусе языка, закрепленном в законодательстве. Какие статусы могут быть у языка? Есть языки общегосударственные. Это государственные и официальные языки, статус которых обычно закрепляется конституцией. Статус официальных языков ниже, чем государственных. Ниже общегосударственных идут региональные языки, языки коренных народов, меньшинственные языки и иностранные, используемые диаспорами. Отдельно стоят рабочие языки. Они могут быть из числа любых, включая иностранные (например, в некоторых университетах учебный процесс идет на иностранных языках, в медицине рабочим языком считается латынь и т. д.).

Формализовать статусы языков в 1953 году пыталась структурная единица ООН - ЮНЕСКО. Согласно рекомендациям ЮНЕСКО высший статус языков - государственный. Он не просто средство обмена информацией между различными языковыми общинами. Это средство их интеграции в политической, социальной и культурной сферах, своеобразный символ государства - как флаг и герб.

Официальный язык государства - это язык, использующийся в управлении страной, экономике, судопроизводстве, образовании и т. д., но не несущий функций символа страны или общегосударственных интеграционных функций.

Государственный язык обычно выполняет функции и официального языка государства. Он не имеет никаких ограничений на всей территории государства. Языков с неограниченным применением не может быть несколько.

Соответственно государственный язык всегда один.

Исключения, конечно, есть. Политические аспекты часто довлеют над «юридической корректностью».

В мире и в Латвии

Как обстоит дело с языками в мире? Государственные языки имеют около половины стран. Обычно это многонациональные страны, где есть проблема с интеграцией и требуется защита прав языка титульной нации от вытеснения другими. В России в период, когда разрешалось «брать суверенитета столько, сколько можете унести», государственные языки ввели у себя все национальные образования.

Присвоение статусов государственных фактически национально-региональным языкам создает теперь неоднозначные ситуации в системе управления страной и в межнациональных отношениях. В Белоруссии два равнозначных государственных языка - белорусский и русский. За русский на референдуме проголосовали 83% граждан. Дело в том, что больше чем для половины белорусов русский язык является родным, семейным и доминирующим в производственной деятельности.

Похожая ситуация существует и в Ирландии. Ирландский язык знает около трети ирландцев, английский язык знают все. Именно он является рабочим в 90% учреждений образования всех уровней. По конституции ирландский язык - это первый государственный, а английский - второй.

Но обычно, если язык титульной нации является государственным, а в стране есть язык, близкий или превышающий его по значимости, то последний получает статус официального языка государства. В Кыргызстане и Казахстане есть государственные языки, но русский законодательно закреплен как общегосударственный официальный язык. Политика политикой, а развивать экономику и взаимоотношения с соседями да и межэтнические отношения внутри страны без русского языка оказалось невозможным. Здравый смысл победил чувство национальной ущемленности.

Если в стране есть два или несколько равнозначимых языков, они также получают статус официальных языков государства. При этом государственного вообще нет. Официальные языки всегда имеют некоторые ограничения в применении. Обычно это ограничения по областям деятельности или территориальные. На одних территориях преимущество имеет один, на других - другой. Но в общегосударственных делах они равны. Например, в Канаде два официальных языка: английский и французский. В Швейцарии четыре: французский, немецкий, итальянский и ротороманский.

Что бы мы хотели иметь в Латвии? Мы хотим, чтобы русский язык стал симвеолом Латвии? Чтобы латыши в обязательном порядке изучали его? Ведь нет же! Пусть не учат, если не хотят. Да и символика нам ни к чему.

Следовательно статус государственного языка нам не нужен.

К тому же в Латвии языковая ситуация далека от белорусской или ирландской. В Белоруссии вопрос на референдуме формулировался так: «Согласны ли вы приравнять русский язык к белорусскому и придать ему статус второго государственного?». Никак иначе его нельзя сформулировать и в Латвии. Латыши, естественно, скажут нет. Референдум будет проигран. Вместо шока будет пшик.

Что же в действительности нам нужно? Нам нужно, чтобы русский язык стал рабочим в самоуправлениях, в системе образования, в фармацевтике, в полиции и медицине. Чтобы людей и бизнес перестали терроризировать языковыми инспекциями. Для всего этого

русскому языку вполне достаточно статуса официального языка.

Пусть латышский остается единственным государственным.

Думаю, организаторам в общем-то доброго дела нужно скорректировать требования. Более прагматичные и логически обоснованные требования привлекут больше сторонников. А следовательно, вероятность успеха акции повысится.

НАВЕРХ