«Развод» под сенью минобраза

Несколько лет назад Высшая школа социальных технологий открыла новую программу переводчиков и начала набирать студентов. В прошлом году выяснилось, что она плохо подготовлена и аккредитацию не получит. Программу закрыли, студентов разогнали, не вернув им ни сантима. Все утерлись и пошли по домам, и только один странный человек решил подать на вуз в суд...

Вместо диплома - пламенный привет

Почему странный? Во-первых, суд, который должен был состояться в апреле, перенесли на 23 августа, а с августа - на 24 ноября, и оба раза из-за неявки ответчиков. Похоже, тянуть резину представители вуза намерены и впредь: а что им еще остается, если нет внятных аргументов в свою защиту? Во-вторых, судебные издержки истца уже перекрыли годовую стоимость так называемого обучения. И тем не менее отступать Игорь Крекнин не собирается. Ему 45 лет, за плечами уже есть высшее техническое образование, имеется и любимая работа, которая, однако же, требует соответствующего диплома. Так что в жизни он не пропадет. Ему за державу обидно...

Конечно, на самом деле это не он странный, скорее его друзья по несчастью. Год-два люди посещали лекции, сдавали сессии, аккуратно вносили свои кровные в институтскую кассу - в размере 700 с лишним латов в год, а вместо диплома получили пламенный привет. Причем без права продолжать обучение в других вузах... ввиду уникальности программы. Словом, получите и распишитесь. Вот они и расписались. В собственном бессилии.

По правде говоря, программа и впрямь была настолько уникальной, что в процессе аккредитации 2005 года комиссия в составе экспертов из Великобритании и Финляндии испытала что-то вроде культурного шока: и учат не тому, что заявлено в описании, и межвузовский договор о перенятии студентов в форс-мажорных обстоятельствах не заключен.

После выхода в «Часе» первой публикации на эту тему («Сколько стоит пшик?» от 31.07. 2006 г.) в редакции раздались звонки сочувствующих читателей. Обратился к нам и совладелец одного из частных вузов, выразив недоумение по поводу действий Высшей школы социальных технологий, а заодно попеняв великовозрастному студенту за чрезмерное доверие к словам и обещаниям: «Бумаги надо было требовать и смотреть получше, что там написано!»

Бумаги были: лицензия вуза, его аккредитация, типовой договор. Там четко сказано, что Высшая школа социальных технологий обязуется организовать учебный процесс согласно нормам Сатверсме и закону ЛР о высших школах, после чего - выдать студенту диплом утвержденного образца. Если этого мало, то что еще там должно быть написано? И потом человек ведь не в контору «Рога и копыта» пришел, а в высшую школу, признанную государством и имеющую официальную «индульгенцию» от минобраза. Может, имеет смысл идти поступать в частный вуз, взяв с собой адвоката, который умеет читать между строк?

- Несколько подобных попыток добиться справедливости в судебном порядке уже в Латвии были, - сказал «Часу» после отложенного заседания Курземского суда Нормунд Дулевскис, адвокат пострадавшего студента. - Правда, они не увенчались успехом. Но в этом деле важно создать прецедент, и я надеюсь на положительный исход дела. Высшая школа социальных технологий считает, что она не несет ответственности перед студентами. На самом деле она обязана нести эту ответственность.

А справку не хотите ли?

- В споре между мной и вузом есть еще третья сторона, - уточняет Игорь Крекнин. - Это министерство образования, которое выдало вузу лицензию и аккредитацию на программу, не соответствующую никаким стандартам. Почему оно это сделало - может, что-то получило взамен? Ведь все эти липовые разрешения позволили набирать студентов - и капкан захлопнулся...

Если учесть, что МОН - лицо заинтересованное, то оно будет всеми силами затирать эту историю. Там скажут, что людей, которые открывали программу, уже в вузе нет, будут пять лет тянуть кота за хвост. Второй вариант: в министерстве возьмут на себя мужество признать свою ошибку, но в это я верю мало. Как не верю и в то, что такое серьезное и массовое учреждение не могло наладить контроль за качеством образования. У нас, например, было и такое: в первом семестре второго курса начали изучать два новых предмета, а во втором их читать перестали, потому что преподаватели, не получив обещанной зарплаты, ушли. В деканате нам пообещали, что на третьем курсе эти пробелы восполнят. Но третьего курса уже не случилось...

Как считает министр образования Байба Ривжа, Высшая школа социальных технологий должна признать свою вину и полностью взять на себя ответственность перед студентами, которые обучались по программе переводчиков, уже имеющих высшее образование. По словам министра, эта программа... не была аккредитована изначально.

- Она была лицензирована, но лицензия ничего не говорит о качестве программы, это всего лишь свидетельство открытия программы, - пояснила «Часу» г-жа Ривжа. - По закону новая программа должна пройти аккредитацию в течение трех лет. Это время дается на запуск и обкатку. Но в данном случае неподготовленность и откровенная слабость программы не позволили ее аккредитовать вообще. Учитывая просьбу ректора, аккредитацию продлили на полгода, но они не уложились и в эти сроки.

- Зачем же тогда было лицензировать ее - такую слабую?

- Это оговорено законом, иначе новую программу вообще не откроешь. Лицензия - своего рода акт доверия вузу, который обязуется довести все до ума в оговоренные сроки. С другой стороны, для студента выбор неаккредитованной программы - это риск, и не всегда оправданный. Сейчас студентам, снятым с программы, вуз обязан выдать справку о пройденном обучении: сколько часов и по каким предметам они прослушали, какие экзамены и зачеты сдали. Это как минимум. Ну и, конечно же, они вправе обращаться в суд.

Дитя без глазу

...По признанию Игоря Крекнина, наличие аккредитации программы было первым вопросом, который он задал на днях открытых дверей в Высшей школе социальных технологий, когда еще только рассматривал возможность там учиться.

«Конечно! Что за вопрос!» - с легкой обидой отвечали ему представители вуза. То же самое позже и не раз демонстрировали ректор Юрис Закис и проректор Генрих Виновскис. Согласитесь, не верить такому уважаемому господину, как Юрис Закис, в прошлом многолетнему ректору Латвийского государственного университета, было бы как-то совсем уж дико!

- Эта высшая школа нарушила все сроки аккредитации программы, - заявил «Часу» директор Центра оценки качества высшего образования Юрис Дзелме. - Кроме того, у нее не было межвузовского договора о перенятии студентов. Откровенно говоря, программа была очень слабая. Она предусматривала обучение переводу с латышского на английский и наоборот, однако вуз набрал еще и студентов из России и Белоруссии, которые не знали латышского языка вообще. Пришлось на ходу подгонять программу под них и обучать студентов не методике перевода, а отвлеченным вещам из области филологии.

- Но, простите, разве не ваше ведомство должно контролировать вузы на предмет качества образования? - искренне изумился «Час».

- Нет, за это отвечает инспекция по высшему образованию. Долгое время у нас вообще не было инспекторов в этой отрасли - их не могли найти на слишком маленькую зарплату. Потом они появились, но в целом инспекция все равно не работала как следует...

...Одним словом, как понял «Час», разных центров и инспекций в стране тьма. А контролировать все равно некому. Может, зарплату поднять? А то у семи нянек дитя без глазу. Классика жанра...

НАВЕРХ