Сколько стоит пшик?

ФОТО: ЧАС

Образование в Латвии - весьма доходный бизнес. Особенно высшее частное. Плата под тысячу латов в год, а итог далеко не всегда оправдывает вложенные средства. Более того, случается, учредители вуза не несут никакой ответственности перед студентами за свое головотяпство.

Деньги на ветер

В редакцию «Часа» обратился Игорь Крекнин - так и не состоявшийся выпускник Высшей школы социальных технологий. 45-летний рижанин, уже имеющий диплом об окончании Рижского политехнического института (ныне РТУ), несколько лет назад встал перед необходимостью пойти учиться снова. Но программу, которую Игорь выбрал, на третьем году его учебы вдруг взяли и закрыли, не предоставив студентам никаких вариантов. Деньги на ветер. Виноватых нет...

- Я более 15 лет работаю переводчиком с английского и латышского на русский, в свое время сдал на «отлично» кандидатский минимум по английскому языку, - рассказывает Игорь Крекнин. - Но, согласно диплому, у меня высшее техническое образование, и формально я имею право лишь на технические переводы, хотя в действительности специалист широкого профиля. Уже несколько лет я плачу налоги как самозанятое лицо, на эту деятельность разрешение продлевает самоуправление. Пока продлевает. Но не исключено, что в следующий раз его могут и не дать, ведь после вступления в ЕС местные нормы и правила корректируются. Поэтому мне нужно было формальное подтверждение, что я переводчик. То есть, грубо говоря, «корочка». Именно поэтому я три года назад пошел за вторым высшим образованием в Высшую школу социальных технологий.

Программа для вечерников, уже имеющих высшее образование, предполагала три года обучения, и 21 июля 2003 года я заключил с вузом договор. Первый курс оплатил сразу за год вперед - 720 латов, на втором - вносил плату ежемесячно, по графику. Все вовремя и успешно сдавал. В августе прошлого года у вуза начались проблемы с аккредитацией - об этом я узнал из прессы. Тут же позвонил нашему ректору Юрису Закису: что делать дальше? Он успокоил: «Не волнуйтесь, все в полном порядке. Правда, программа действительно не прошла аккредитацию. Но вуз-то аккредитован! Вам учиться еще год, получите диплом аккредитованного вуза, но по неаккредитованной программе».

Я успокоился, заплатил деньги за начало 3-го курса и стал ждать начала занятий. А они все не начинаются. В чем дело? Наконец в деканате говорят: «А занятий больше не будет». Я давай опять звонить Закису. Ответ у него был интересный: «Вы что, не знаете, какая в Латвии ситуация?» Я так и не понял, что он имел в виду. Но г-н Закис вел себя так, будто это я в чем-то перед ним виноват.

Впрочем, все это лирика, надо было срочно что-то предпринимать. Решил посоветоваться в учебной части: может, говорю, мне перевестись на дневное отделение, а разницу я оплачу? Проректор пояснил, что программы вечернего и дневного категорически не совпадают, многих предметов у вечерников вообще не было, и если переводиться на дневное, то у меня тут же образуется куча задолженностей и я буду автоматически исключен. На вопрос, могу ли я в таком случае перевестись в другое учебное заведение, мне ответили: нет, это не предусмотрено, ибо аналогичной программы в вузах Латвии нет. Более того - деньги за мое полуобучение мне возвращать тоже никто не собирается. Это значит, что более полутора тысяч латов я просто взял и подарил ученым дядям?

Лохотрон бессмертен!

Как позже выяснил Игорь, отсутствие перестраховки переводческой программы в других вузах стало одной из причин отказа ей в аккредитации. Главная же причина - низкое качество обучения. Наш гость уверяет, что учили его совсем не тому, чему надо. Вместо практических занятий зачем-то штудировали историю Британии, которую сегодня, к слову, уже учат в ряде средних школ. Первое время он вообще был в шоке от низкого уровня образования, но потом привык: все равно деньги заплачены, надо как-то доучиваться. Но и этого сделать не дали!

В итоге бедный студент обратился в суд. Апрельское слушание было перенесено на 23 августа с. г. Однако защита ответчика настроена бодро. Так, по версии вузовского адвоката, учебное заведение обязалось предоставлять не высшее образование, а... всего лишь курс лекций. Очень любопытно...

Однако же в тексте договора со студентом черным по белому значится, что Высшая школа социальных технологий обязуется «организовать учебный процесс согласно нормам Сатверсме и Закону ЛР о высших школах», «привлекать профессоров и лекторов высокой квалификации к учебной и научной работе по программам, утвержденным Сенатом», «контролировать качество учебных занятий и их соответствие содержанию программ, проводить академические проверки в сроки, установленные учебным планом, обобщать данные о результатах», а также в конце концов «выдать студенту диплом утвержденного образца, если он успешно и в полном объеме освоил выбранную программу».

Игорь Крекнин заключил с институтом договор о предоставлении высшего образования, оплатил обучение, однако учебное заведение прекратило выполнение взятых на себя обязательств. Со слов студента, ректор сослался на то, что договор расторгло министерство образования и науки. На вопрос Игоря, можно ли посмотреть соответствующий документ, Юрис Закис возразил, что у него под рукой его нет.

Чудеса некомпетентности

«Час» обратился за разъяснениями к ректору. Диалог состоялся следующий:

- У нас открыта параллельная программа переводчиков - для студентов, не имеющих высшего образования, - сказал нам г-н Закис. - И мы предлагали ему пойти на эту программу. Если он не согласен, то это его проблемы...

- Но у него ведь уже есть высшее образование, а кроме того, окончены два курса вашей программы. Вы предлагали ему учится с нуля и снова платить деньги?

- Нет, ну таких случаев, чтобы мы ничего не предложили, не бывает. А говорить он может что угодно.

- Ваш проректор объяснял студенту, что переходить на любую другую программу нет смысла, потому что его сразу отчислят за долги, которые образуются автоматически. Как такое возможно?

- А-а, тогда все вопросы к проректору - Генриху Виновскису. Я, честно говоря, не совсем в курсе дела, у меня под рукой нет документов. И потом, я занял должность ректора, когда эта программа уже существовала...

Заметим: в группе вместе с Игорем учились еще 6 человек. И все они не верят, что в нашей стране можно добиться справедливости - даже через суд. Вот только Игорь не теряет надежды. Он считает: если оставить все как есть, то ситуация неизбежно повторится - как в этом, так и в любом другом вузе. Тем более что латвийский минобраз тоже никак не защищает своих студентов и не несет никакой ответственности за качество образовательных услуг на территории государства.

Почему программа оказалась неаккредитованной в тот момент, когда по ней обучались люди, уже оплатившие курс? Неужели нельзя было дать им доучиться до конца? Почему студентам не была предоставлена возможность перейти на другую программу без материальных и моральных потерь - ведь существует же практика межвузовских договоров!?

Эти вопросы мы хотели задать ответственным чиновникам МОН. Оказалось, что и министр, и все прочее руководство - как департамента высшего образования, так и центра качества высшего образования - находятся в отпусках после трудов праведных. Ну а нижестоящие сотрудники этих ведомств, с которыми довелось побеседовать, явили чудеса некомпетентности.

Что ж, мы обязательно вернемся к этой истории после окончания массового чиновничьего отдыха.

НАВЕРХ