Каспаров начал великую партию - против Путина, за Россию

Влиятельная американская газета The Wall Street Journal публикует интервью с международным гроссмейстером Гарри Каспаровым, который на прошлой неделе заявил, что больше не намерен участвовать в шахматных турнирах, а сосредоточится на политике и сделает все возможное, чтобы противостоять диктатуре президента РФ Владимира Путина.

"Тридцать лет назад чемпионат СССР среди юниоров стал для меня первым состязанием национального уровня. Двадцать лет назад в Москве я стал самым молодым в истории шахмат чемпионом мира. На прошлой неделе в Испании я играл последние серьезные партии и победил на турнире в Линаресе в девятый раз. После тридцатилетней карьеры профессионального шахматиста, два последних десятилетия которой я был лучшим, я решил уйти из профессиональных шахмат. В наше время не принято уходить, пока ты на вершине, но я человек, которому нужна цель, который хочет влиять на события. О моих достижениях и значении судить не мне, но я чувствую, что больше не играю в шахматах важной роли. Поскольку титул абсолютного чемпиона недостижим из-за политического хаоса, царящего в мире шахмат, я вынужден все время повторять одно и то же. Я всегда ставил перед собой амбициозные цели, и многих из них мне удалось добиться. На шахматной арене я достиг всего, чего можно достичь, может быть, большего, чем любой шахматист в истории. Но есть и другие сферы, где я еще могу влиять на события, ставить перед собой новые цели, находить новые каналы для своей энергии. В 41 год я считаю, что еще могу многого добиться. Опыт, приобретенный в шахматном мире, дает мне прекрасную основу для достижения новых целей. В последние годы я уделяю много времени написанию книг из серии "Мои великие предшественники". Изучая развитие шахматных идей через жизни таких великих игроков, как Эммануил Ласкер и мой учитель Михаил Ботвинник, я понял, что шахматы научили меня многому во всех аспектах жизни и могут сделать то же для других. Анализ истории шахмат синтезировался у меня в голове с опытом игры против компьютеров. На протяжении 50 лет, с первых дней компьютерной техники, шахматы признаны уникальным полем сражения умов. Мир следил за моими матчами с Deep Blue, Fritz и Junior, как за состязанием человека с машиной и возможностью увидеть, как компьютеры "думают". Эти компьютеры просматривали миллионы позиций в секунду, оценивали каждую из них, чтобы найти математически лучшие ходы. Тем не менее человек, видящий за секунду две-три позиции, но обладающий интуицией и опытом, может соперничать с такими машинами. Суть процесса принятия решений мало изучена, и меня увлекла возможность использовать свои знания, чтобы осветить эти вопросы. Сейчас я работаю над книгой о том, как жизнь подражает шахматам, которая выйдет осенью в издательстве Penguin. В ней исследуется уникальная формула, которую люди используют при мышлении и решении проблем. Например, то, каким образом надежды и сомнения влияют на обработку информации или на наше поведение в моменты кризисов. Я надеюсь, что она станет руководством по совершенствованию этих процессов. В последние несколько лет я прочел ряд лекций о шахматных темах в жизни, особенно в бизнесе и стратегии. Реакция была ошеломляющей и поучительной, и я провожу множество важных линий. Например: разница между стратегией и тактикой, как тренировать интуицию и сохранить творческое начало в эпоху анализа. Особенно интригует тема интуиции. Когда я анализировал партии чемпионата мира 1894 года между Ласкером и Вильгельмом Стейницем, я просматривал их собственный анализ и комментарии других ведущих игроков того времени. Все они ошибались во время анализа чаще, чем шахматисты во время игры! Интуитивные решения игроков во многих случаях были правильными, гораздо чаще, чем когда у них было сколько угодно времени для анализа. Чем дольше я изучал безграничное царство человеческой мысли, тем труднее мне становилось ограничивать свою энергию 64 черными и белыми клетками. Огромная работа, необходимая, чтобы оставаться на вершине, приносила все меньше и мне, и миру шахмат. Каждый год надо заниматься все больше, чтобы не отстать от молодых соперников, которые используют мою методику и бесконечно тренируются с компьютерами. Открывающиеся варианты должны быть проанализированы на дюжину ходов вперед, и у тебя появляется "база данных в голове", которая включает в себя десятки тысяч ходов и постоянно обновляется. Я буду отдавать много времени дорогим мне шахматам. Одна из задач - пропаганда шахмат в образовании. Американский Шахматный фонд Каспарова поддерживает шахматы в школах и разрабатывает программу шахматных уроков. Шахматы могут многое дать миру, особенно молодежи, для которой полезно дисциплинированное мышление, доброжелательная конкуренция и знание о последствиях своих решений. Многие исследования показали, что дети, играющие в шахматы, лучше сдают экзамены и даже лучше себя ведут. Шахматы стимулируют воображение и расчет, улучшают внимание. Но главную роль в моем решении использовать свои ресурсы шахмат сыграл мой интерес к политике. Многие годы я являюсь горячим приверженцем демократии в России, я участвовал и в политической деятельности. Теперь я смогу делать это с решимостью и страстью, которые раньше отдавал шахматам. Я думаю, что мои способности и опыт окажутся полезными в сфере политики. Можно многое сказать о способности шахматиста видеть всю доску. Многие политики настолько сосредоточены на одной проблеме, на одном аспекте проблемы, что не понимают - решение может требовать действий в области, казалось бы никак с проблемой не связанной. Шахматисту же свойственно видеть картину в целом. Збигнев Бжезинский недавно назвал геополитику "огромной шахматной доской", и эта аналогия справедлива во многих отношениях. В шахматной партии нет единственного решения, надо учесть все факторы, чтобы принять стратегическое решение. Меня, как и всех, пугает длинный список проблем, стоящих перед сегодняшним миром. Меня тревожит еще более длинный список предлагаемых решений и то, что их сторонники считают многие из них единственными. Они не видят всей доски, и поскольку смотрят слишком узко, предлагают узкие решения. Наши лидеры должны мыслить амбициознее. Пришло время для амбиций. Победа на Украине и изменения на Ближнем Востоке - это последние символы того, как демократия сегодня господствует в мире в экономическом, военном и нравственном отношении. Мы должны управлять этим процессом, ставить глобальные задачи и завершить эпоху благодушия и уступок, воплощением которой стала ООН. В политике, как в шахматах, как в войне, как в бизнесе, когда появляется преимущество, его надо использовать быстро, иначе ты его теряешь. Впервые в истории у нас появилась возможность поставить шах и мат тирании. Преимущество в основном на стороне демократии. Увы, у меня дома это пока не так. Россия переживает кризис, и каждый честный человек должен встать и оказать сопротивление диктатуре Путина. В российской политике слишком много генералов и полковников и слишком мало мыслителей. (Даже шахматы в России в упадке, а это симптом серьезной болезни.) Я надеюсь, что моя способность к стратегическому мышлению поможет моей родине. Мы должны действовать сегодня, чтобы объединиться и создать настоящую демократическую оппозицию режиму Путина. Теперь я могу предложить не только свое имя, но и активное участие. Мою роль в России еще предстоит определить. Меня волнует новая стратегическая баталия, которая разыгрывается на большой доске. В то же время я понимаю, что это не игра, а подлинная борьба за будущее моей страны. Я готов к главному сражению своей жизни. Когда я смотрю на своего восьмилетнего сына, я понимаю, что ставки в этой борьбе не могут быть выше. Многие зажиточные россияне отправляют детей в школы за границу, подальше от опасностей, которые создает авторитарное руководство. У большинства моих соотечественников такой возможности нет. У меня она есть, но я хочу, чтобы мой сын вырос в стране, где он родился. Я не хочу, чтобы он боялся военной службы на противозаконной войне, чтобы он боялся репрессий. Я хочу, чтобы мой сын жил в свободной стране, чтобы он гордился своей страной и своим отцом. Мой уход из шахмат не означает борьбу за президентство или другой высокий пост, хотя я не готов это исключить. Речь идет о том, чтобы противостоять авторитарному режиму и добиться позитивных перемен. В России миллионам таких, как я, нужна свободная пресса, законность и честные выборы. Моя новая задача - бороться за эти перемены ради этих людей". The Guardian: Новая игра Каспарова Гарри Каспаров потряс шахматный мир, когда на прошлой неделе он объявил о том, что уходит из шахмат, после своих более чем 20 лет в шахматах в качестве лучшего шахматиста мира, пишет британская газета The Guardian (перевод статьи на сайте Inopressa). "Я принял осознанное решение еще задолго до турнира в Линаресе, - рассказал Каспаров в интервью The Guardian. - Такие решения не принимаются под влиянием минуты. Требуется время на то, чтобы решить оставить самую успешную карьеру в истории спорта. Я воспитывался с помощью шахмат, они же помогли сформировать мой характер, я одерживал победы за шахматной доской и получил признание как лучший шахматист. Вся моя жизнь была связана с шахматами. 41 год - это не тот возраст, чтобы уходить из шахмат, особенно если ты - все еще шахматист номер один в мире. Но мне было необходимо поставить перед собой новую цель. Моя натура такова, что я должен ставить перед собой большие задачи". Эта цель - российская политика, хотя Каспаров поправляет, что термин "российская политика" употребляется неправильно. "Я бы не сказал, что иду в "российскую политику", так как в России не существует "политики" в том смысле, в котором этот термин используется в Великобритании. Я попытаюсь помочь России вернуться к нормальной политической жизни и стать по-настоящему цивилизованной страной", - говорит шахматист. Каспаров уже сегодня является лидером демократической организации "Комитет-2008: Свободный выбор", которая была создана в прошлом году. Сегодня Каспаров посчитал, что угроза свободе в России настолько велика, что он должен полностью посвятить себя политике. О Каспарове говорят как о возможном кандидате в президенты в 2008 году, и он сам не исключает варианта, что он может участвовать в президентских выборах, пишет The Guardian. Но больше всего Каспарова беспокоит, что выборы могут не состояться. "Люди спрашивают меня: "Гарри, ты планируешь выставлять свою кандидатуру?" Я отвечаю: "Где же мне выставлять свою кандидатуру?" Тенденция в России очевидна: Путин отказывается от демократии и ее институтов. Он не хочет, чтобы в стране проводились выборы. Будет существовать парламент, депутатов которого станут назначать, а депутаты, в свою очередь, будут назначать президента. Это будет своего рода "вечный двигатель". Если судить по словам Каспарова о Путине, в политике великий шахматист будет таким же резким, как и в игре в шахматы, в которую Каспаров привнес агрессивный, рискованный стиль. "При Ельцине система имела много недостатков, но это была демократия, - говорит Каспаров. - Была независимая пресса, телевидение, парламент, политические партии. Нам могла не нравиться оппозиция - это была коммунистическая оппозиция - но мы имели все составляющие демократического общества. Сегодня, через пять лет после прихода Путина к власти, в стране нет независимой прессы и телевидения, отменены выборы губернаторов, изменена система выборов в парламент, который превратился в придаток исполнительной власти, и Путин контролирует практически все ключевые решения в масштабах всей страны". "Трагедия России заключается в том (и западные лидеры не хотят признавать это), что Путин уже переступил ту черту, после которой ему стоило уйти в отставку, как это сделал Ельцин. Путину и его окружению приходится бороться для того, чтобы удержать власть, так как у них слишком много врагов, слишком много нерешенных проблем, и поэтому они отчаянно цепляются за власть. На их власти основано их богатство. Они захватывают собственность и благодаря своей власти усиливают контроль над финансами в стране. Как только они ослабят свою хватку, начнется совсем другая игра". Каспаров критически относится к тому, что Запад не сумел призвать Путина к ответу: "Путин понял, что из-за определенных геополитических реалий - войны с терроризмом, высоких цен на нефть - у него есть иммунитет для критики. Путин также знает о том, что ему оказывают сильную политическую поддержку Ширак, Шредер, Берлускони и Блэр, которые поддерживают криминальный режим в России". Безусловно, Каспаров обладает даром предвидения, судя по его достижениям за шахматной доской. Сегодня он намерен использовать этот свой дар в более жесткой игре и, хуже того, в игре, в которой российские власти каждую неделю меняют правила, пишет The Guardian. Каспаров верит в то, что благодаря своим логическим и аналитическим способностям он может выработать новый курс для России, но он также знает о суровых реалиях жизни, которые могут помещать осуществлению этих планов. "Я не сумасшедший, чтобы полагать, что ситуация изменится за один вечер, стоит мне только щелкнуть пальцами. Но в то же время мое участие сыграет большую роль, так как оно может вызвать у других людей желание присоединиться к этой борьбе", - говорит гроссмейстер. Гарри Каспаров знает и о том риске, которому он себя подвергает, выступая против Путина: "Я уверен в том, что мои телефоны прослушиваются. Это обычно для России. Наше государство ведет себя по отношению к людям, как в советскую эпоху, не придавая никакого значения конституционным правам своих граждан, но мы считаем, что есть определенные пределы, которые переходить нельзя". Каспаров также ожидает злословия в свой адрес со стороны правительственных средств массовой информации: "Они попытаются поднять меня на смех, заявив: "Что шахматист может знать о политике? Я готов к тем негативным вещам, которые должны обрушиться на меня в ближайшие несколько месяцев". Каспаров также осознает, что он может подвергать себя серьезной опасности. "У этих людей нет аллергии на кровь. Но нужно действовать. Если я считаю, что я делаю правильные вещи, то меня не останавливает риск. Это - составной элемент игры", - заявил он в интервью The Guardian.

НАВЕРХ