Финские старушки стучали тросточками

Русская драма играла «Чайку» в Финском Национальном театре. Здесь ставили пьесы Чехова еще в 1916 году...

Так публика выражала свой восторг по поводу спектакля «Чайка», который вчера и позавчера был показан Рижским театром русской драмы в столице Финляндии... Конец августа - пик культурной жизни страны и города. Именно в это время тут проходит масштабный «Фестиваль Хельсинки». В этом году для участия в программе фестиваля был приглашен Театр русской драмы с «Чайкой» в постановке Петера Штайна.

Музыка, театр и все-все-все «Фестиваль Хельсинки» появился на свет еще в 1968 году, в развитие музыкальных Недель Сибелиуса, которые проходили в столице Финляндии с 1951 по 1965 год. Великий композитор был инициатором этих музыкальных недель и пять последних лет жизни посвятил такой форме популяризации современного искусства. Фестиваль сменил Недели Сибелиуса, когда стало ясно, что этот праздник выходит за рамки чисто музыкального проекта. Сейчас он объединяет классическую и джазовую музыку, музыку кабаков, визуальные проекты и танцы, детское художественное творчество, выставки и представления под открытым небом. И, конечно же, видное место занимает театр. «Чайка» в городе Руководство фестиваля само отбирает театры, которые хотело бы представить. По словам Эдуарда Ильича Цеховала, директора Русской драмы, после премьеры «Чайки» в Риге буклеты и видеозаписи спектакля были разосланы в адрес различных международных фестивалей. Директор Хельсинкского фестиваля, посмотрев спектакль, остался очень доволен, после чего театр получил соответствующее приглашение. Для театра участие в фестивале - это и реклама собственных творческих достижений, и серьезное финансовое подспорье, так как фестиваль «платит за все». Понятно, что и фестиваль заинтересован в самых лучших спектаклях и пьесах для привлечения публики. Эдуард Цеховал самокритично отметил, что рижан пригласили в Хельсинки «из-за Петера Штайна» - но теперь финские театралы узнают и сам театр. Кстати, билеты здесь стоят от 15 до 38 евро. 24 августа. За кулисами За сутки до спектакля на сцене Финского Национального театра техники монтировали гигантский монитор, выполняющий роль театрального задника. За кулисами финские служащие по своей инициативе расклеивали на дверях надписи на русском языке - «туалет», «выход», «сцена», «вход», «гримерная»... У гигантского монитора не включался один из блоков, и механики с программистами жарко спорили о причине технического сбоя. Артисты прилетали, бегали администраторы, составлялись списки приглашенных... В общем, все как всегда. А Эдуард Ильич излучал оптимизм и уверенность в завтрашнем дне. 25 августа. Первый спектакль. Антракт Публика на «Чайке» собралась соответствующая - настоящие театралы. Можно быть уверенным, что большинство из них смотрели «Чайку» не по одному разу. Переводчик субтитров, которые высвечивались над сценой, для экономии места реплику «Где Заречная?» (Miss on Zaretchnaja?) сокращал до Miss on Nina?, полагая, что публика имена героев знает, наверное. В антракте публика вышла к заранее зарезервированным столикам, где уже ждало ее холодное шампанское. Звучала со всех сторон финская и шведская речь, иногда говорили по-английски и по-французски - редко-редко можно было услышать русское слово. Среди пожилых дам и господ, одетых соответственно случаю, выделялись молодые люди в «неформальной» одежде. И если старшее поколение более говорило об игре актеров и режиссуре, то младшее вовсю обсуждало использование огромного видеоэкрана, который сделал спектакль динамичнее и доступнее именно «мультимедийному» сознанию современной молодежи. Занавес Вы знаете, как выражают свой восторг благообразные финские старушки? Они стучат ногами и тросточками. Они лупят в ладоши, они скандируют «браво-о!». Публика не отпускала артистов, а выйдя из зала, первым делом стала делиться своими ощущениями. Это был настоящий Театр... Театральный разъезд Несколько вопросов в дверях зрительного зала: - Какие ваши чувства сейчас, после спектакля? Эдуард Цеховал: - Замечательные, я именно на такой прием и рассчитывал! Это же высшая оценка, когда финская публика топает ногами! Значит, все состоялось, все замечательно... Скажу даже, что здесь нас принимали лучше, чем в Москве и Петербурге, и реагировали даже на такие нюансы, на которые там публика не обращала внимания. Может быть, все дело в замечательном переводе субтитров, я не знаю... Артисты просто счастливы, что их сегодня так принимали! Лииса Бюклинг, финский театровед, автор монографии «Михаил Чехов в западном театре и кино», критик журнала Teatteri: - Спектакль производит сильное впечатление, это классическая постановка. Как говорил Станиславский, «режиссер умирает в актерах». Разумеется, это высокое искусство режиссера, который дает свой смысл тексту через актеров... Мы видим, как старое искусство умирает, но именно через Нину мы, может быть, найдем и увидим это новое искусство... - Что бы вы сказали об игре актеров Рижского театра русской драмы? - Очень хорошая игра. Режиссер их, конечно, вдохновлял, но я думаю, что только с этими актерами он смог поставить такой хороший спектакль. - А вы бы теперь пошли не на имя режиссера, а на Театр русской драмы? - Безусловно. Я надеюсь, что у меня будет возможность посмотреть другие спектакли этого театра, потому что я вижу очень сильную, очень точную актерскую игру.

НАВЕРХ