Андрей Осокин: о музыкальном воспитании, жажде потрясений и карьере
Пианист советует — как приобщить детей к музыке

Пианист Андрей Осокин

ФОТО: Пресс-фото, Янис Романовскис

Как приобщить детей к музыке, сделать этот процесс приятным и интересным, при этом не перегнув палку? Как меняется восприятие музыки с возрастом? Об этом в преддверии нового учебного года Русский TVNET поговорил с пианистом и преподавателем Латвийской Музыкальной академии Андреем Осокиным. А заодно расспросил музыканта о его новых проектах и источниках вдохновения. Кстати, сезон Андрей Осокин откроет уже 1 сентября — сольным концертом во Дворце культуры "Зиемельблазма". Не пропустите!

Андрей, что бы вы могли посоветовать, или от чего предостеречь родителей, которые собираются отдавать детей в музыкальные школы и студии?

Советовать сложно. Но очень важно, чтобы сам процесс занятия музыкой доставлял ребенку удовольствие. Ведь часто родители пытаются реализовать в детях своих нереализованные мечты. И это опасно. Хотя есть и положительные примеры, когда дети становятся выдающимися музыкантами или танцорами, потому что их мама хотела, но не смогла стать пианисткой, или балериной.

Один из способов привить детям любовь к музыке — слушать ее всей семьей. Окружить ребенка музыкой, вместе ходить на концерты, слушать их в интернете. И в раннем детстве, и в период с 6 до 10 лет, и после. Если до подроскового возраста этот процесс упустить, потом будет сложно.

Знаете, японцы кладут игрушечную скрипку в кроватку даже шестимесячным детям. И у таких детей нет потом страха привыкания к инструменту.

Независимо от того, получится карьера, или нет, любовь к музыке обогатит ребенка как личность и даст ему ключи в любой другой профессии — в математике, в бизнесе, в архитектуре. Ведь есть законы искусства, законы архитектоники и принципы разбора произведений, которые распространяются на другие сферы. Конечно, занятия музыкой развивают усидчивость, способность концентрироваться на серьезной работе. Ребенок будет слушать более разнообразную музыку, чем его одноклассники. И после 5 лет обучения уже сможет замахнуться на что-то большое, сыграть Рахманинова, или Шопена.

ФОТО: Янис Романовскис/ из архива музыканта

Но ведь 5 лет — это большой срок? У многих детей опускаются руки.

Согласен. Но тут нужно подумать о том, чему еще может ребенок посвятитить это время. Разве будет лучше, если он будет часами играть в компьютерные игры и сидеть в социальных сетях?

Если ребенок не любит процесс, ненавидит учителя, это повод задуматься. Изменить условия игры, постараться увлечь ребенка, возможно, поменять педагога. Еще вариант — подумать о другой профессии. Музыка — та профессия, которая требует очень большого спектра положительлных эмоций.

Кстати, я заметил, что один из способов заинтересовать детей — давать им очень сложные задания. Для них такие вызовы гораздо интереснее.

Как вам кажется, латвийское школьное музыкальное образование стправляется с задачей приобщения детей к музыке?

Могу сказать, что в наших музыкальных школах образование на высочайшем уровне. У нас прекрасные педагоги, которые жертвуют ради детей свободным временем. Ведь занятия музыкой - это не такой процесс, что отыграл 40 минут и до свидания. Наши музыкальные школы и Праздник песни — два главных фактора, благодаря которым столько великих музыкантов вышло из Латвии.

Ваш брат Георгий в одном интервью говорил, что профессия музыканта подразумевает одиночество, некую изоляцию от внешнего мира. Вы с ним согласны?

Мне кажется, что профессия музыканта подразумевает общительность. Музыкант много знает, много слушает, со многими людьми знаком — эти впечатления потом превращаются в музыкальные идеи. И нам приходится много ездить, общаться с людьми, которые наши концерты организуют. И друзей я встречаю в разных странах - в Париже, в Берлине, в Нью-Йорке.

Жизнь в разъездах вас не тяготит?

Это правила игры. Невозможно музыканту-исполнителю не ездить. Переезды — неотъемлемая часть жизни. И мои друзья-композиторы постоянно разъезжают — ездят в Австралию, в Перу — для ярких впечатлений.

В каких городах вы любите бывать?

Очень нравится Берлин, где люблю выступать, там прекрасные, величественные залы, например Концертхаус, или Берлинская филармония. Мюнхен, Франкфурт и Вена тоже нравятся. Лондон очень люблю и часто бываю, в этом городе я учился в Королевской Академии музыки, победил во многих конкурсах, объездил Англию с концертами. И обожаю итальянские города, где культура в каждом камне, в каждом доме.

ФОТО: Янис Романовскис/ из архива музыканта

Меняется ли ваше восприятие музыки с возрастом? Как в молодом возрасте вам удавалось передать эмоции, например, из «Реквиема» Моцарта, если вы еще их не пережили?

Как-раз в раннем возрасте тема смерти очень интересна — это что-то еще настолько далекое, что не воспринимается серьезно. Само взросление — момент, когда перед человеком встают глобальные вопросы. Первая влюбленность — мирового масштаба событие. Поэтому

тема смерти в детстве и юности очень увлекает: интересно играть и слушать такие произведения. Я замечал, что многие музыканты после семидесяти их играть уже не хотят, для них смерть — уже не шутки, а то, что случится, к сожалению, в обозримом будущем.

Поэтому пианистам почтенного возраста, а в этой профессии нет момента выхода на пенсию, играют и до девяноста и до ста лет, как повезет, хочется играть музыку, где много веселья, радости. Хотя в детстве ее иногда исполнять скучно — хочется глобальных потрясений.

Andrejs Osokins savu jauno CD cer prezentēt arī kàdā koncertā Rīgā

ФОТО: Publicitātes foto

В вашей семье все музыканты. Удается ли вам разграничить профессию и семейное общение?

Да, ведь так повелось с самого начала, когда мой папа был моим педагогом в школе им. Дарзиня. В классе мне нужно было обращаться к нему по имени отчеству, нельзя было опаздывать, или прийти неподготовленным. И совсем другая ситуация была дома.

Мы, кстати, практически не занимаемся музыкой дома — за 20 лет такие случаи можно сосчитать на пальцах одной руки. С пятого класса я оставался после уроков в школе и до десяти вечера занимался. Сейчас играю в Музыкальной академии. Это гораздо удобнее, лучше концентрируешься. А дома мы просто общаемся, разговариваем.

Как устроен ваш творческий процесс? Нужно ли вам вдохновение, чтобы сесть за рояль?

Так же как у спортсменов — нужно ли им вдохновение, чтобы пойти на стадион? Музыка — это ежедневная работа. А вдохновение появляется в процессе работы. Его можно и простимулировать.

Какое место в вашей жизни занимают соцсети, серфинг по интернету?

Время для них находится, как и для для чашечки кофе. И социальные сети, и Youtube, и другие сервисы использую и для развлечения, и для работы.

Пианист Андрей Осокин на пресс-конференции с Инессой и Дианой Галанте

ФОТО: Зане Битере, LETA

Слушаете ли поп-музыку? Кто вам нравится из музыкантов?

Я слушаю разную музыку. Нравится как играют Элтон Джон, Раймонд Паулс. Когда слушаю песни маэстро, обращаю внимание именно на фортепиано, а не на пение. За певицей Катриной Гупало слежу, и не только потому, что нас связывают личные отношения. Мне нравится ее музыка, созданная под большим влиянием моих кумиров - Фрэдди Меркьюри и группы Queen. На рок-концерты не хожу, там громковато, слушаю их в записи...

Я не делю музыку по жанрам, считаю, что она может быть либо скучной, либо нет.

Поэтому и решился на создание совместных с Катриной Гупало программ: в одной мы исполняли песни Пиаф, в другой — американскую музыку ХХ века. Песни Эдит Пиаф считаются эстрадой, хоть могут быть глубокими и серьезными, а рядом у нас звучала музыка Дебюсси и других французских композиторов той эпохи, которые часто сочиняли музыку шутливую, несерьезную. Нам хотелось показать, что все взимосвязанно. И что нет четких границ: что Дебюсси — это небязательно серьезно, в парике и с клавесином, и что Пиаф — это не обязательно пляски и алкоголь.

Katrīna Gupalo un Andrejs Osokins

ФОТО: Publicitātes foto

Легко ли вам дался заход на территорию легкой музыки?

Это был увлекательный и ответственный процесс. Я впервые выступал не только как пианист, но и импровизировал за фортепиано, был композитором и аранжировал песни, написанные для симфонического оркестра, сохраняя все краски, нюансы и мощь звучания, добавлял виртуозность и блеск. Особенно много работы потребовала американская программа After Midnight, где звучали и буги-вуги, и блюзы, и джаз, и цитаты из Листа, Равеля, Шуберта, американских авангардистов 60-х. В этих программах соединились разные виды искусств — классика, джаз, театр, визуальные проекции, танец.

8 сентября Андрей Осокин выступит на форуме «Белая Ночь» в рамках музыкального марафона в Верманском парке.

28 сентября, вернувшись с гастролей из Германии, откроет сезон в Музыкальной академии концертом с хором и оркестром. Под палочкой Каспара Адамсонса прозвучит «Фантазия для фортепиано Бетховена, оркестра и хора», в которой впервые почти в полном виде появилась тема 9-й симфонии, ставшая впоследстввие гимном Евросоюза.

19 октября Андрей Осокина и певица Катрина Гупало представят совместную программу After Midnight в Центре культуры Сигулды.

19 декабря, в день своего рождения, Андрей Осокин даст совместный концерт с Сергеем Осокиным в рамках фестиваля Европейское Рождество.

НАВЕРХ