60% американцев недовольны президентом. "Рашагейт" ли тому причиной?

ФОТО: SWNS.com/Tass/Scanpix

На исходе лета Соединенные Штаты простились с сенатором Джоном МакКейном. А Россия - с Иосифом Кобзоном. Что ж, у каждой страны - свои герои. Если первый олицетворял целую эпоху американской истории, то второй оставался ходячим анахронизмом СССР - пусть и вполне удачно вписавшимся в эпохи последующие. Ведь факт, что "зрелый путинизм" стал для России эпохой - нравится это, или нет, - едва ли оспорим. Иначе с "эпохой Трампа": в последние летние дни в уместности этого определения возникли сомнения. Свежая статистика The Washington Post - ABC News Poll показывает: президентский рейтинг "просел" ниже, чем когда-либо прежде. Пусть в чистых цифрах это проседание и не выглядит очень впечатляющим, зато изменился перевес. И он уже не в пользу обитателя Белого дома.

Не нужно особой наблюдательности, чтобы заметить простой факт: моторы "популистской контрреволюции" по обе стороны Атлантики всякий раз приводила в движение одна из двух закономерностей: либо отсутствие адекватной альтернативы на выборах, либо минимальный, но решающий численный перевес голосов.

С первой закономерностью в ЕС столкнулись уже в 2010 году, когда на парламентских выборах в Венгрии верх взяла партия Fidesz с Виктором Орбаном во главе. Именно та победа стала первым симптомом эпидемии "нелиберальной демократии", охватившей Центральную Европу пятью годами спустя. Почему в 2010-м венгры большинством проголосовали за Fidesz? Да потому, что прежнее правительство, либеральное и проевропейское, допустило серьезные ошибки в экономической политике, больно ударившие по карманам граждан, а во всей альтернативной "колоде" ничего лучше Fidesz не оказалось. Увы, с тех пор политический "расклад" в Венгрии почти не изменился. И за партию Орбана продолжают массово голосовать даже те, кто вовсе от нее не в восторге (тут дорогим латвийским согражданам есть о чем задуматься).

Модель сия не то, чтоб очень нова. Из детских воспоминаний с готовностью выныривает бородатый анекдот про доброго еврейского родителя, изумленного принесенной сыном пятёркой по зоологии: "Неужели ты что-то в ней смыслишь? Расскажи, как тебе это удалось! - Очень просто, папа.

Учительница спросила, сколько ножек у курицы, и я ответил, что три. - И за это получил "отлично"??! - Да, папа, а что? Ведь все остальные в классе утверждали, что их четыре!"

В тех же странах, где с экономикой благополучно, а политический ландшафт поживее и популисты имеют серьезного соперника, самый верный для них способ "сорвать банк" - убедить 10-15% колеблющихся и получить маленький, но достаточный перевес. Самый яркий пример - Брекзит, набравший в 2016 году 51,89% голосов сторонников и 48,11% противников. За полгода же до Брекзита правопопулистская польская PiS обогнала своего основного соперника, центристскую РО, всего на 10 с половиной процентов (34,6% против 24,1%). И точно также перевес сторонников Дональда Трампа вовсе не был разительным: 77 голосов выборщиков. Но хватило и их.

Как тут не вспомнить другой бородатый анекдот про "на эти три процента я и живу"?

Есть, правда, одна неприятность: у небольшого перевеса голосов, обеспечивших победу тем или иным партиям или политикам, теоретически больше шансов обернуться в противоположную сторону. Ясно ведь, что удачно "обработанные" в ходе предвыборной компании сомневающиеся вовсе не обязательно "уверовали" окончательно и бесповоротно. В большинстве своем они как были сомневающимися, так и остались.

Разве секрет, что никак не менее 10% электората повсюду в мире руководствуется приблизительно таким соображением: "на монстра не похож, ладно уж, рискнем, проголосуем, а там увидим". Этот принцип особенно актуален для стран, где предыдущие правительства имели множество критиков и недоброжелателей, и

часть электората не вполне представляла, чего хочет. Но точно знала, чего не хочет. И голосовала, отталкиваясь от "негатива". И уж только потом осознавала, что за подарок получила.

По нашу сторону Атлантики такой страной была Польша; по другую - США.

Поэтому данные свежего опроса WP-ABC - также и о том, как материализовалось за последние месяцы в головах не самой убежденной части граждан США это самое "увидим". Опрошены были - устно, либо и по телефону - 1003 взрослых американца из разных штатов и разных социальных и расовых групп. Статистическую погрешность авторы исследования оценивают в 3-5%.

Важно понимать, что опрос провели 26-29 августа, то есть еще до взбудоражившего Америку неучастия Трампа в похоронах Джона МакКейна. Но уже после вынесения приговора Полу Манафорту. А также после скандальных, до сих пор пережевываемых таблоидами признаний бывшего президентского адвоката Майкла Коэна. Важно также знать, что подобный зондаж общественного мнения WP-ABC проводят далеко не впервые; их частота - примерно полгода. В какой же мере изменился за этот небольшой период взгляд граждан США на своего президента?

Если в опросе от 8-11 апреля 56% респондентов заявили удовлетворение президентством Трампа, а число неудовлетворенных не превысило 40%, то в конце августа неудовлетворение выразили 60% опрошеннных, а удовлетворение - всего 36%. Параллельно, как видим, подрос и "осадок" неопределившихся.

Меньше всего сомневающихся на сей раз продемонстрировал самый радикальный вопрос: "считаете ли Вы, что Конгресс должен начать процедуру импичмента уже сейчас?" Утвердительный ответ дали 49%: отрицательный 42% респондентов.

63% опрошенных поддерживают расследование группы Мюллера по так называемому "Рашагейту" (то есть, по сумме сюжетов, связанных со вмешательством РФ в президентские выборы 2016 года, а также российскими "следами" Дональда Трампа). 29% респондентов считают это расследование надуманным. Если же разбить число опрошенных на партийные/беспартийные группы, то выходит, что действия команды Мюллера не одобряет 61% американцев, принадлежащих к Республиканской партии. Что объяяснимо не столь откровенными симпатиями Трампу, сколь принципиальным нежеланием проиграть демократам на близящихся выборах в Конгресс. В том, что следствие Мюллера приветствуют 85% респондентов-демократов, нет ничего особо нового, зато довольно показательно число одобряющих следствие беспартийных граждан. Их оказалось ни много, ни мало 67%. То есть, две трети.

Не стоит, однако, преувеличивать, полагая, что столь сокрушительную затрещину имиджу Трампа влепил именно "Рашагейт". Верным этот вывод будет лишь в случае политической элиты, интеллектуалов и образованной части общества в широком понимании. Но ведь не они формировали становой хребет электората Трампа!

На костяк же этого электората - на ничем не примечательных, зато очень многочисленных белых обитателей американской "глубинки", - куда сильнее подействовало то, что шеф избиркома Трампа оказался банальным мошенником.

Неважно, что факты гешефтов с российским и украинским олигархами, формирующие 10 обвинений Манафорту, пока что целиком не доказаны: где та Украина, и где та Россия! И что нам до них?! Важно, что доказаны факты по остальным 8-и обвинениям, касающимся неуплаты налогов в очень внушительных размерах. И отмыва "мутных" денег в не менее "мутных" зарубежных банках. Важно, что координатор кампании, в которую мы верили, и которую поддерживали, сядет на долгие годы за преступления весьма конкретные. Это ведь вам не политика, где ко всему можно и так подойти, и этак.

После чего наш типа любимый президен влезает в Твиттер, и строчит сочувственные слова этому уголовнику. В своем ли он уме?

Как известно, на данный вопрос имеется огромное множество порою взаимоисключающих ответов. Как бы там ни было, считающий себя непререкаемым мэтром "искусства переговоров" Трамп забыл об очень простом (и одновременно золотом) правиле для любого политика всех времен и народов: если уж ставишь на ширнармассы, то держись подальше от любых скандалов, связанных с деньгами и сексом! Потому как ширнармассы - в любом уголке света - именно к этим темам особенно чувствительны. И уж конечно - белые англосаксонские протестанты. Консервативные, в массе религиозные, часто воспитанные в пуританских традициях, и так далее, и прочая. И, кстати, весьма приверженные "семейным ценностям", о которых мистер Трамп так любит произносить разные красивые слова.

Как вдруг на сцене появляется бывший адвокат мистера Трампа, мистер Коэн, и громко признается в нелегальной передаче нешуточных сумм "черного нала" двум дамам. За молчание о сексуальных домогательствах своего клиента. То есть, нашего, значит, любимого кандидата в президенты. Добропорядочного, вроде как, семьянина.

Вот вам и "Make America great again"! Стыдище!

Полагаю, ощущение своей личной опозоренности именно этими фактами у "железного" электората Трампа куда глубже, чем, например, осознание постыдности поведения президента США в Хельсинки. Это для бомонда с американских побережий столь значим исход расследования команды Мюллера. Это европейцам - и балтийцам в первую очередь - так важно знать наверняка, в какой степени можно рассчитывать на США как на основного стратегического союзника по НАТО.

Потому что слова, которые Европа время от времени слышит от президента Трампа, не дают четкого ответа на этот вопрос.

Другое дело, что, по-прежнему доверяя Конгрессу США, европейцы за полтора с небольшим года научились реагировать на высказывания самого Трампа весьма, как бы поаккуратнее выразиться, селективно. Наш первый (и самый сильный) шок от президентства Трампа уже пережит. А у "железной" части его электората этот шок, похоже, только начинается.

Через неделю - случайно ли аккурат на зловещий для Америки день 11 сентября? - назначена презентация книги известного политического журналиста Боба Вудворда "Страх. Трамп в Белом доме". Ее фрагменты уже публиковал The Washington Post.

Насколько можно судить по ним, доверия к президенту не испытывают и многие работники его администрации. Даже для людей из ближайшего окружения Трампа его каденция превратилась в непрекращающийся кошмар с трудгопредсказуемыми обострениями. Конечно же, книга Вудворда не претендует дать исчерпывающего ответа, много ли шансов у президентства Трампа превратиться в эпоху. Дадут его итоги ноябрьских выборов в Конгресс.

НАВЕРХ