В дипломатическом скандале вокруг Закарпатья не выигрывает никто. Кроме Кремля

ФОТО: Reuters/ScanPix

​"Нет никаких предпосылок к тому, чтобы кризис, начавшийся год назад после принятия украинским парламентом Закона об образовании, разрешился в ближайшие месяцы. Иллюзии уладить проблему компромиссом... развеялись ветрами с Паннонской равнины. Конфликт с Венгрией не просто усугубился. Он становится затяжным", - написал несколько дней назад публицист портала zn.ua Владимир Кравченко. Добавлю: а также все более удобным Кремлю, где затяжные конфликты в Европе просто обожают. Хотя именно этого конфликта нетрудно было бы избежать.

Как и в бессмертной истории ссоры Ивана Ивановича с Иваном Никифоровичем, началось все с мелкой пакости. Первоначальная версия украинского Закона об образовании, казалось бы, худо-бедно устраивала всех. Как вдруг, буквально в ходе парламентского заседания, его 7-ю статью, регулирующую (в обещанном виде - очень плавный) переход на украинский язык в нацменьшинственных школах, быстренько переписали. В таком втихаря "подорректированном" виде и приняли.

И понеслось. Будапешт обвинил Киев в нарушении подписанного в 1991 году двустороннего договора, одна из статей которого гарантировала права венгерского этноменьшинства. Но Киев и слушать не захотел. В ответ венгерский МИД пообещал Украине проблемы в ее интеграции в НАТО и ЕС. Сказано - сделано. Вскоре работа специальной комиссии Украина-НАТО оказалась невозможной: Венгрия наложила вето. А совсем недавно, в начале октября украинский министр обороны Степан Полторак получил извинительное письмо от Йенса Столтенберга. Который, конечно, был бы счастлив видеть пана Полторака на встрече министров обороны Европы в брюссельском офисе Североатлантического блока. Но, увы, все те же венгерские партнеры отказываются разделить с ним эту радость.

И почти тотчас же "рвануло" в самом Закарпатье. Процедура вручения венгерских паспортов очередной группе заинтересованных лиц в консульстве города Берегово была заснята на видео, и тут же обнародована.

Так лишенный вообще-то особого смысла консульский совет новоиспеченным подданным не афишировать украинским властям своего второго гражданства (а то вдруг, бедняги, окажутся такими наивными!) стал главным пунктом обвинения Киевом венгерской дипломатии в намеренном подрыве украинской государственности.

Консульский сотрудник в Берегове (по неофициальной информации - Дьердь Ваш) получил предписание покинуть страну в течение суток. Чуть более милосердным оказалось венгерское МИД, уделившее 72 часа на сборы Первому секретарю посольства Украины в Будапеште Дмитрию Кречанину.

Кремлевские медиа, годами втолковывавшие аудитории, что Украина - мертворожденное, несостоявшееся государство, - естественно, с восторгом комментировали одно событие за другим.

Из чего некоторые западные обозреватели поторопились сделать вывод, что-де Будапешт действует по московской указке. Даже такой дельный автор, как Энн Эпплбаум (The Washington Post) прочертила прямую линию между Кремлем и происходящим вокруг Закарпатья, допустив, что Путин в какой-то момент мог "предложить" микрорегион Орбану.

И в самом деле, отчего бы не допустить. Давно ли супруг Энн Эпплбаум Радослав Сикорски поведал в интервью Жанне Немцовой на DW, что в бытность свою МИД Польши он действительно получил подобное предложение - правда, на предмет Галичины со Львовом, и не от Путина, а от Жириновского... Над чьими шуточками про всевозможные "заберем назад", помнится, смеялись много лет - и досмеялись.

Ясно, что Орбан далеко не безумец, и, даже услыхав гипотетическое приглашение к участию в не менее гипотетическом разделе Украины, серьезно к нему отнестись не мог.

Каким бы ни было ее правительство, Венгрия - не то государство, что в состоянии позволить себе как самостоятельные военные действия, так и существование в статусе изгоя. Поэтому распространяемые прокремлевскими СМИ слухи, что "Закарпатье вот-вот отберут" - вполне банальные фэйк-ньюсы.

Правда же состоит в том, что, подтвердив после обеих мировых войн отсутствие территориальных претензий к соседям, Будапешт, однако, никогда не отказывался считать мадьяроязычное население, оставшееся за границами урезанного сто лет назад на две трети венгерского государства своими гражданами. И, кстати, никто такого отказа от него и не требовал.

Положение венгерского меньшинства в Сербии окончательно урегулировали после югославской войны. Сегодня в автономной области Воеводина - пять официальных языков, в том числе венгерский. При этом паспорта исторической родины там потихоньку раздавали еще в период вооруженного конфликта. Что уберегло многих этнических венгров призывного возраста от участия в гражданской войне на стороне Белграда, которому они не симпатизировали. А двухлетнюю разницу между вступлением в ЕС Венгрии и Румынии Будапешт использовал для укрепления позиций многочисленных венгров Трансильвании и соседних областей.

На раздачу же "наследственных" паспортов Бухарест просто вынужден смотреть сквозь пальцы: сам ведь занят тем же - в Республике Молдове и отчасти в Украине!

На хороший вопрос - зачем трансильванцам паспорта Венгрии, ведь обе страны - равноправные члены ЕС, - я в свое время получил внятный ответ: уровень медобслуживания в венгерском государстве с румынским просто несопоставим. По большей части бесплатное, оно доступно всем гражданам, где бы те ни жили.

Значительно труднее Будапешту было "поладить" с Братиславой, тут преимуществ у Венгрии не было: обе страны вступили в ЕС одновременно. Но именно совместное - и с первого дня - членство в ЕС предотвратило острый дипломатический кризис в центре Европы: проблему, пусть и медленно, но стараются решить через евроинституции. Хотя и обе стороны, и медиатор, понимают, как это непросто: по-венгерски говорит 8,5% населения маленькой Словакии!

Но в Украине-то мадьяроязычных всего 0,3%! То есть речь о группе в плюс-минус 130 тысяч человек, компактно живущей в полутора десятках населенных пунктах. И никакой заметной "пятой колонны", как хотелось бы бы Кремлю, не формирующей.

Но именно так склонны некоторые в киевском официозе рассматривать этот маленький анклавчик - вместо того, чтобы, например, дать ему хоть какие-то сносные методики перехода на украинский язык обучения, о которых Закарпатье вот уж год как Киев просит, да не может допроситься.

Кто поверит, что один лишь Будапешт подыгрывает Кремлю во всей этой неумной и опасной игре?

Другая беда в том, что Закон о гражданстве Украины содержит массу неясностей. Это ведь только сейчас (и в связи с Закарпатьем) украинский МИД Павел Климкин забил тревогу: не конкретизируем закон - останемся в дураках! Прежде никому до этого вопроса дела не было. В результате сложилась довольно глупая ситуация. С одной стороны, двойное гражданство в Украине не разрешено. Что мешает, например, очень многочисленной, патриотически настроенной и законопослушной канадской диаспоре реализовать право на гражданство по наследству. И заодно укрепить проатлантические настроения в национальном электорате. С другой же - ежегодно "мутные" посреднические фирмы и фирмочки втихаря "устраивают" тысячам менее законопослушных граждан Украины паспорта ЕС - в основном, румынские и болгарские. И никакого приема против этого "лома" нет: ни Румыния, ни Болгария, ни Венгрия, ни тем более Израиль не станут информировать официальный Киев о своих гражданах. Не обязаны.

Легализация двойного гражданства помогла бы Украине решить не только закарпатский вопрос, но и многие другие. Увы, предвыборная программа Петра Порошенко, в значительной степени рассчитывающая на поддержку не слишком дальновидных ультранационалистов, выстроена на иных принципах.

Закарпатского кризиса вообще могло бы не возникнуть, примени Киев иную оптику в дипломатическом рассмотрении проблемы. Уверен, что, покажи Украина понимание подлинной причины возникновения "закарпатского вопроса", - венгерская сторона тут же пошла бы навстречу.

Штука в том, что к радостному празднованию столетия государственности, отмечаемого в этом году большинством стран ЦВЕ, ни Украина, ни Венгрия присоединиться не могут. На парижско-версальских мирных переговорах 1918-20 гг., ратифицировавших независимость балтийских стран и Чехословакии, а также восстановление исторической Польши, Украине в статусе суверенного государства отказали. Хотя к 1919 году, когда решался этот вопрос, большинство европейских стран, старых и новых - и Латвия одной из первых, - уже успели признать его де-юре.

Но у коалиции победителей - Франции, Великобритании и США - в ту пору были совершенно иные геополитические планы. Для "санитарного кордона", который должен был отделить мирную Европу от увязшей в гражданской войне львиной доли бывшей Российской империи, Украину сочли слишком "неудобной". К тому же тогдашние западные державы имели некоторые - не сбывшиеся и через сто лет - надежды на грядущую победу демократии в России. Поэтому, откроив в пользу Польши те области Украинской Народной Республики, что до войны принадлежали Австро-Венгрии, все остальное без колебаний отдали на милость большевикам.

И тогда же от Венгрии отрезали две трети ее исторических владений, где проживало (и проживает до сих пор) три миллиона мадьяроязычного населения. За какие такие злодейства, до сих пор неясно никому: ведь у основного военного агрессора, бывшей Германской империи, на тот момент в виде контрибуций изъяли всего 13% территории.

Обо всем этом на сильно с тех пор изменившемся Западе не слишком охотно вспоминают. Но, естественно, не могут забыть в Венгрии. Потому что подобная "арифметика богов" едва ли в принципе забывается.

В Украине же о причинах появления потенциально конфликтной зоны в Карпатском регионе всерьез задумываются лишь историки да эксперты-гуманитарии. Но никак не политики, в массе своей не слишком образованные. Хотя все ведь ясно, как Божий день:

1. Сто лет назад интересами и Венгрии и Украины вершители европейских судеб явно пренебрегли. Первую обкромсали со всех сторон, а второй просто не дали родиться. Таким образом, обе страны - в известном роде "сестры по несчастью";

2. Таким образом тогдашние западные державы фактически авансировали образование СССР. В котором Украина и пребывала до 1991 года. И из рук которого после Второй мировой войны и получила Закарпатскую область. Поскольку Сталин "раздумал" возвратить микрорегион Чехословакии, его межвоенной обладательнице;

3. Как бы там ни было, статус-кво послевоенных границ ни единое вменяемое государство не оспаривает. Эгоизм западных держав - дело столетнего прошлого. В насущных интересах и Венгрии, и Украины - скорейшее компромиссное решение ситуации, в возникновении которой нет вины ни одного из обеих государств.

И если бы диалог начали именно в таком тоне, проблем бы не возникло. Речь-то об очень малочисленной - не только для огромной Украины, но и для маленькой Венгрии - группе!.. Но тон был задан совершенно иной.

Мудрено ли, что в Будапеште сделали вывод: имеем дело с постсоветскими варварами. Так ответим же им со всем нашим угрофинским упорством! И со всей последовательностью.

Хотя в Европе имеется опыт улаживания и не таких конфликтов. Большая, Закарпатью не чета, североитальянская провинция Трентино-Альто-Адидже (она же - Зюдтироль) до Первой мировой войны была австрийской. По существу, державы Антанты в ту войну Италию втащили, пообещав ей этот самый Южный Тироль в случае победы. Так и случилось. Большинство же местного населения как говорило сто лет назад по-немецки, так и продолжает (по данным 2014 года - 62,3%). Что бы ни проделывал в свое время Муссолини для "итальянизации" региона - не помогало. Ситуация ухудшалась с каждым десятилетием, достигнув пика в 1960 году, когда из-за действий вооруженных сепаратистов там начали гибнуть люди.

Тогда в конфликт, быстро катившийся в направлении гражданской войны, вмешалась ООН. Полное урегулирование наступило лишь в 1971 году. Сегодня область - богатейшая в Италии. У государственного итальянского языка и регионального немецкого там равный статус. А в 1996 году в рамках программы развития еврорегионов Тироль Северный (австрийский) и Южный (итальянский) ЕС начал рассматривать как одно целое. Чем не перспектива (пусть и отдаленная, но вполне добротная) для Украины - если, конечно, ее правительство действительно желает своей стране евроинтеграции, а не бесконечного топтания на распутье и кормления путинских медиа?

НАВЕРХ