Латвия - страна нерелигиозных, но суеверных "пофигистов" Национализм здесь не в моде, но и до открытости обществу далеко

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

ФОТО: LETA

Недавно опубликованные статистические данные Pew Research Center, изучающего взаимосвязи религиозной и общественной жизни в Старом и Новом свете, подвели итоги двух лет опросов в 34 странах Европы. Не беда, что комментарий исследователей, в целом укладывающийся в старое западное клише о заметном отставании социального развития стран Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ), вышел несколько огульным. Изучив цифры внимательнее, видишь: ситуация далеко не однозначна. "Температура по палатам" на востоке континента куда более разнообразна, чем на его западе. И латвийская "кардиограмма" - одна из самых причудливых: то взлеты в "топ" (или близко), то обрушения на самое "дно". Не пора ли скорректировать оптику, в которой Запад (особенно заокеанский) привык рассматривать ЦВЕ?

Ведь именно от оптики многое зависит. Если сегодня в ЕС принято видеть Балтию на севере Европы, то американский взгляд не сильно изменился со времен Холодной войны. Некоторый прогресс, конечно, имел место. К примеру, в начале ХХI века в США наш регион наконец перестали причислять к "евразийскому пространству": неполиткорректно, все-таки Евросоюз! Но на карте Европы, открывающей свежую публикацию Pew, Балтия все же подана в "дискриминационной" штриховке, означающей "страны ЕС - бывшие республики СССР".

После столь многообещающего "предисловия" не вполне понимаешь, на чей счет следует относить щедро рассыпанный по всему резюме термин "консервативный".

Зато очевидно: в интерпретации Pew Research Center "консервативный" - не более чем фиговый листок, не более чем политкорректный эвфемизм "отсталого".

В подлинном же смысле слова консервативным остается подход исследователей, за отправную точку взявших послевоенный геополитический раздел Европы.

Но даже и в таком подходе не были они последовательны. Например, Грецию, в коммунистический блок не входившую, но ни географически, ни исторически, ни конфессионально, ни ментально к Западу не относящуюся, эксперты Pew обоснованно "зачислили" в восточноевропейский мир. Согласившись с этим, не вполне понимаешь, отчего тогда земли бывшей ГДР американский think tank безоговорочно отнес к пространству западноевропейскому? Ясно, что так удобнее. Но цена удобства - некоторое пренебрежение фактом, что ментальные границы в центре Европы не всегда совпадают с административными. Именно так и вышло.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ: "Сатана - не ребенок малый", или Все об экзорцизме в Латвии и мире

Неудивительно, что при такой критериальной путанице католические, протестантские и конфессионально смешанные страны ЦВЕ угодили "в одну лодку" с наиболее фундаменталистски настроенным и довольно однородным в своих воззрениях "православным блоком". Притом, что в отличие от своих восточных - да и западных - соседей, именно страны "ближнего" европейского востока демонстрируют максимальную контрастность по ряду вопросов.

Но самое важное в другом: данные Pew (и, в частности, представленные там латвийские показатели) позволяют усомниться в нескольких расхожих западных клише. Поскольку из представленных рейтингов, таблиц и диаграмм видно вот что:

1. Ксенофобия - вовсе не обязательно прямое следствие сильных националистических настроений;

2. Умеренная или низкая степень религиозности общества не означает автоматически веротерпимости и открытости;

3. Причиной популярности суеверий в той или иной стране, конечно, может быть массовая религиозность населения. Но отнюдь не всегда;

4. Фатализм и боязнь "дурного глаза" вовсе не такие исключительно "православно-ориентально-балканские блюда", какими их привыкли подавать.

Судите сами.

На вопрос "согласны ли вы видеть мусульманина/мусульманку членом своей семьи", положительно ответили 7% респондентов из Армении, 12% - из Чехии, 16% жителей Литвы и Беларуси и 19% латвийцев.

В Эстонии положительный ответ дала четверть опрошенных, а в Польше (которой не устают вменять национализм и ксенофобию) таких была уже треть. В "топе" по Восточной Европе оказались две южные страны с подавляющим католическим большинством - Словения (47%) и Хорватия - опять-таки, известная как довольно националистический уголок Европы. Со своими 57%-ми положительно ответивших Хорватия угодила в самую сердцевину западноевропейской "делянки" рейтинга.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ: Жизнь до и после секты: «Мне запрещали учиться и праздновать День рождения»

Давно замечено, что ни самые набожные страны Европы (Грузия и Армения, 99 и 95% верующих), ни и наиболее атеистическая (Чехия) - не расположены на ее западе.

66% чехов убеждены, что никакого бога не существует; в Латвии же такую уверенность разделяют лишь 15%.

Но и те 71% латвийских респондентов, что уверены в существовании бога (но своей конфессии не уточнили) - обеспечили стране скромное место где-то посередке соответствующего рейтинга.

Зато латвийцы вполне могут гордиться здоровым и адекватным пониманием свободы совести. Вера или неверие в (любого) бога в Латвии сугубо частное дело каждого. В этом вопросе общество очень близко к консенсусу: принадлежность к какой-либо конфессии едва ли влияет на личное ощущение "латвийскости". Лишь 11% наших соотечественников находят, что такая принадлежность имеет ключевое значение для их единения со страной, а 84% принципиально важной ее не считают. Здесь Латвия эффектно взлетела в "топ", оставив позади все остальные 33 страны географической Европы, где проводились опросы.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ: Изгнание дьявола на Тейке: «Братан, хорош бухать» и деньги в пластиковом ведре

За Латвией следуют: Швеция (15:84% соответственно), Эстония (15:82%), Дания и Бельгия (19:80% каждая), Норвегия и Чехия (каждая - 21:78%). Как и следовало ожидать, в конце списка - почти в полном составе компания православных "почвенников": Болгария, Румыния, Греция, Сербия и Грузия. Замыкает рейтинг Армения, чей "нижний" рекорд (82:16%) едва ли удивителен, учитывая число армян, живущих в диаспоре. Не за них ли жители Армении попытались заодно "замолвить слово"?

Но вернемся к Латвии. Где, если верить данным Pew, менее чем в остальных 33-х странах опроса убеждены, что для ощущения идентичности так уж важно уважение к законодательству своей страны и владение ее государственным языком. И, хотя важность первого подчеркнули 82% латвийских опрошенных, а второго - даже 87%,

латвийцы все равно вышли в лидеры "пофигизма" на континенте.

А самыми прилежными оказались датчане. У которых на предмет и законопослушания, и важности владения госязыком практически полный консенсус (98% и 93% соответственно). Остальная же Европа компактно уместилась в неширокой датско-латвийской амплитуде.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ: «Никому не рассказывай, что ходишь к нам»: как меня вербовали в секту

В числе иных отечественных достижений - лидерство в Европе по вере в реинкарнацию (39% опрошенных). Сам по себе этот факт не свидетельствовал бы об особой отсталости, кабы одновременно аж 66% латвийцев не признались, что верят также и в сглаз. Правда, здесь лидерство Латвии не абсолютное: столь почетное место ей пришлось разделить с балканской Грецией, много веков управлявшейся из Стамбула и усвоившей немало ориентальных обычаев.

Нетрудно догадаться, какими ветрами сей ближневосточный туман-дурман занесло на берега Балтики;

значительно труднее понять, почему в Латвии процент населения, страшащийся "дурного глаза" оказался в итоге даже выше, чем в странах, чья история не была вполне европейской (57% в Молдове, 56% в России и 52% в Грузии).

Похожая картинка и с фатализмом. Невероятное, казалось бы, для северной страны число верящих в судьбу (74% респондентов) обеспечило Латвии место в том же православно-ориентальном "клубе" - аккурат между Грузией (73%) и Молдовой (75%).

Хотя и ближайшие соседи недалеко ушли. В Эстонии, уж десять лет как демонстрирующей заметную "продвинутость", да и прежде не отличавшейся особой восприимчивостью ни к имперским, ни к советским цивилизационным моделям, - в судьбу, однако, верят нешуточных 62%. А в сглаз - 45%. Литва, понятно, еще ближе: там в фаталистично настроены 68%, а для 51% "дурной глаз" - часть реальности.

Именно в этом вопросе дистанция между "странами ЕС - бывшими республиками СССР" и центральноевропейскими бывшими членами советского блока особенно разительна. Только 56% польских респондентов ответили, что верят в судьбу; в сглаз же - и вовсе 26%. В Венгрии - 54% и 21% соответственно. В Словакии, над чьей "деревенскостью" привыкли подтрунивать все ее соседи (и прежде всего чехи), в судьбу верит только 45% опрошенных - хотя в "дурной глаз" добрых 48%. В Чехии - 43% и 21% соответственно. Как ни удивительно, но наименее подверженное фатализму и суевериям общество Европы - итальянское. Фатум там актуален для 24%, а сглаз - лишь для 18%.

А нам при этом продолжают втолковывать, что рационалистичные воззрения - непременный атрибут и "фирменное блюдо" протестантского севера...

Зато накатанные западные клише полностью подтверждаются, едва речь заходит об убеждении в своем национальном культурном превосходстве, особо "густом" в православных странах Восточной Европы. Предложенная исследователями Pew формулировка:

"Наши люди - не идеальные, но наша культура - выше других" больше всего энтузиазма вызвала в Греции (а кто бы сомневался?): ее поддержали 89% опрошенных.

За греками следуют грузины (85%) и армяне (84%). Одинаковые 69% поддержки продемонстрировали Россия и Болгария; 66% - Румыния и 65% - Сербия.

На этом багровом фоне балтийские страны выглядят вполне улыбчиво-открытыми обществами. Почти что западными. Самая "продвинутая", конечно же, Эстония, где только 23% респондентов поддались на "провокацию" Pew. А самая отсталая - Латвия (38% соответственно). В Литве "клюнувших" оказалось 37%. Что при сравнительной этнической и конфессиональной однородности нашей южной соседки - довольно оптимистичный показатель.

Но та же Греция заметно "выламывается" из "православного клуба" в вопросах, связанных с гражданскими свободами и правами сексуальных меньшинств.

Абсолютное большинство греков (77% против 15%) убеждено, что демократия предпочтительнее иных форм правления. По этой позиции - как и в готовности признания однополых браков - Греция лидирует по всей ЦВЕ. Что вообще-то логично: демократия, как-никак, древнегреческое изобретение! И ни православие, ни турецкие привычки, ни опыт многочисленных собственных диктатур ХХ века эллинам глаз не застят.

Тут же за Грецией следует Литва, где в предпочтительности демократии убеждены 64% респондентов. Латвию в этом - подчеркиваю, не общеевропейском, но сфокусированном на ЦВЕ - рейтинге находим мы... на 15-м месте.

Демократию безоговорочно предпочитают у нас жалких 34%, а целых 30% ничего не имели бы против диктатуры. У остальных выраженного мнения нет. Браво, дорогие сограждане!

Стоит ли удивляться, что следующее за Латвией место занимает РФ. Где предпочтительность демократии отметил 31% опрошенных. При этом с диктатурой согласны вполне предсказуемые 41%, а у прочих ясности в головах нет. Треть респондентов из Молдовы и более 30% жителей Беларуси и Болгарии считают, что"в некоторых случаях недемократические способы правления лучше". Ох и хороша же у Латвии компания, краше просто не сыскать!

И самое фундаменталистское общество "балтийской тройки" - вовсе не литовское (как можно было бы умозрительно предполагать), но опять-таки латвийское. В пользу четкого "традиционного" ролевого распределения в семье в Латвии высказалось 26% респондентов, в Литве - 24%, а в Эстонии - почти "скандинавские" 18%. Литва действительно еще совсем недавно была куда консервативнее Латвии, но маховики модернизации вертятся там быстрее, чем у нас. Сегодня против легализации однополых браков в Литве ничего не имели бы только 9% жителей старше 35 лет. Зато почти в два с половиной раза больше (21%) молодежи в возрасте 18-34-х. В Латвии по той же позиции "исходный" процент старших выше (12), но скорость дефундаментализации заметно ниже: 24% молодежи, поддерживающих легализацию однополых браков, дают прирост ровно в два раза.

А как дела с ностальгией по СССР? В Эстонии о его кончине сожалеют лишь 15% респондентов, а 75% по-прежнему рады, что она случилась. В Литве - 23% и 62% соответственно. Латвия дает рекордное число неопределившихся во мнении по данному вопросу - 17%. Прочие делятся так: 53% как были, так и остались удовлетворены, а 30% сожалеют об ушедших "добрых временах". Кстати, среди сожалеющих доля этнических русских вовсе не львиная (как многим казалось в США и ЕС): чуть-чуть превышая половину, она равна 53%.

В общем, полна контрастов наша страна, дорогие читатели. В целой ЦВЕ по степени противоречивости сравнима она разве что с Грецией. Радоваться этому, или нет - решайте сами. Лично я вполне удовлетворен, обнаружив в латвийских данных этой огромной статистики заметных размеров лом, крушащий некоторые клишированные представления о ЦВЕ, до сих пор популярные на условном Западе. За всевозможными прочими подробностями прошу обращаться по адресу: www.pewforum.org/2018/10/29

НАВЕРХ