Что происходит с Трампом: корректировка курса или просто смена тона?

ФОТО: Reuters/ScanPix

Полуторачасовый президентский отчет, заслушанный Конгрессом, поразил всю Америку. По окончании второго года президентства Трампа - и по свежим следам самого продолжительного в истории США шатдауна и угрозы введения чрезвычайного положения - в Конгрессе (и уж точно в его демократической части) ожидали чего угодно, только не складной, корректной и вполне прочувствованной речи. В которой президент, отчитавшись о положении в стране, призвал нацию к единению. И выразил готовность к сотрудничеству с демократическим парламентским большинством. Дискуссия по поводу столь захватывающего виража не смолкает по сей день.    

Кричали женщины: "ура!"

Оппоненты не прочь поймать Трампа на том, что в своей речи он попытался "прикарманить" экономический подъем, начавшийся в стране лет эдак семь назад, а при нем лишь ускорившийся. Правда же такова, что именно за два последних года уровень экономического роста почти удвоился.

Число рабочих мест выросло на пять миллионов, - продолжал президент, - и в существенном выигрыше оказались афроамериканцы и женщины. "Вот еще феминист нашелся", - прокомментировала пассаж The New York Times. Но это было уж потом, а в тот момент вся многочисленная дамская часть Конгресса отреагировала массовым вставанием с мест и  шумной овацией.

Трамп говорил об ассигнованиях на развитие инфраструктуры, о необходимости специальной программы по окончательному избавлению от СПИД, о снижении цен на лекарства, об удешевлении медобслуживания и о других старых, но до сих пор не решенных социальных проблемах. 

Уровень общенародного одобрения того выступления в Конгрессе, уже ставшего историческим, оставил далеко позади все прежние котировки спичей, когда-либо произнесенных Трампом.  Его позитивная оценка среди членов Республиканской партии - около 90%; свыше 30% среди демократов и около 80% среди независимых. Что суммарно дает вполне почетные 75%.  

Верить ли Трампу на слово?

Эти восторги не слишком впечатлили медийный мэйнстрим США. Недоверие презирающему демократические институции и СМИ президенту, понятно, никуда не исчезло. Скептицизм The New York Times относительно "призыва к единению от посланника раздора" вполне показателен для ведущих американских СМИ. Сдержаны и многие европейские обозреватели.

"И, представьте, Трамп прав, - написал комментатор DW Михаэл Книгге, - он прав, что только сотрудничество и компромисс могут преодолеть политические разногласия... Проблема в том, что Трамп... - последний человек, заинтересованный в реальном компромиссе и способный его достичь... Фактически он сделал для раскола страны больше, чем любой из его недавних предшественников".       

Скепсис европейцев понятен. То, что для нас Трамп - подарок сомнительный, было ясно с самого начала. И в этом смысле его триумфальное выступление перед Конгрессом мало что изменило. Как не было прежде, так и не станет теперь европейское направление внешней политики приоритетным для Белого дома. Иное дело - США; успехи внутренней политики - прежде всего экономической - очевидны. Снижение налогов для среднего класса - как и для сверхбогатых - действительно привело к заметному увеличению числа рабочих мест. Сегодня 157 миллионов американцев имеют работу, и этот показатель - самый высокий с начала века.

И, хотя экономический подъем последних лет и не является исключительно заслугой Трампа, именно в период его президентства США превратились в крупнейшего мирового производителя нефти и газа. И впервые за 65 лет экспорт этих продуктов превысил импорт. 

Конечно, если в придачу к свершившемуся факту снижения безработицы удастся еще и реформировать систему здравоохранения, - успех социальной политики администрации Трампа станет очевидным. Проблема в том, что реформа медицинского обслуживания в американских условиях - задача очень непростая, в одно-два действия не решаемая; желающие были и до Трампа, но кардинальных изменений достичь никому пока не удавалось.

Если же говорить о дальневосточном, российском, украинском и латиноамериканском направлениях внешней политики Трампа, то происходящее в этих направлениях неудачей определенно не назвать.

В связи с чем возникает вопрос: быть может, учитывая экстравагантность Трампа, отсутствие у действующего президента политического прошлого и соответствующей выучки, стоит скорее присматриваться к тому, что он делает - или не делает, - чем прислушиваться к тому, что говорит?   

Двухпартийная система - пережиток прошлого?

И точно также стоит задуматься над клишированным утверждением, что расколол американскую нацию именно Трамп. Оно ведь очень условно. Трамп попросту сыграл роль ускоренного катализатора процессов, начавшихся в США даже не вчера. Ощутимое сползание влево части демократов, отсутствие единства по многим вопросам и среди республиканцев, - все это привело к тому, что на последних выборах - и президентских, и парламентских - значительная часть американцев голосовала "от обратного". И не стал ли сам Трамп бенефициаром такого подхода?

Одновременно все больше становится  американцев, не высказывающих симпатий ни одной партии, ни другой. И все чаще приходится слышать и читать, что традиционная для англоязычного мира двухпартийная система устарела и требует диверсификации.

Стимулирует такие мысли и наблюдаемое на родине этой самой двухпартийной системы. Погрязшие в "исторических" разногласиях и во внутрипартийных дрязгах, ни тори, ни лейбористы в критический момент не оказались способными прийти к какому-либо внятному соглашению по условиям Brexit. Страна рискует распрощаться с ЕС безо всякого соглашения, что вызовет внутриполитический и экономический хаос, на преодоление которого уйдут годы. Не слишком, скажу вам, захватывающий пример.

Если верить данным декабрьского опроса NoLabels/HarrisXpoll, 66% американцев считают, что ни одна из партий не отражает в полной мере их интересов, 57% убеждены, что необходима третья партия, а 39% считают себя независимыми уже сегодня. 

Аукнулись эти настроения заявлением, сделанным 27 сентября бывшим главой глобальной сети кафе Starbucks Говардом Шульцем о намерении участвовать в президентских выборах 2020 года в качестве независимого, внепартийного кандидата.

Шульц считает себя центристом, и, судя по его высказываниям и предложениям, это недалеко от истины. Например, утверждая, что качественное и доступное по цене медобслуживание - базовое право каждого жителя США, Шульц считает идею левого крыла Демпартии о необходимости введения совершенно бесплатного медобслуживания нереалистичной и в американских условиях невыполнимой.     

Подобно Трампу, Говард Шульц - не имеющий политического бэкграунда предприниматель. Как и Трамп, он миллиардер. Только свое состояние целиком заработал сам. Как и Трамп, Шульц - потомок иммигрантов из Германии, но еврейского происхождения. Путешествующий сейчас по стране с презентацией своей автобиографической книги "С нуля", Шульц пока что не решил, выставит ли свою кандидатуру на выборы 2020 года, полагая, что ясность получит как раз в ходе встреч с читателями. 

Если же такое все-таки случится, - предостерегают некоторые комментаторы, - Шульц вполне будет способен увести часть электората Демпартии. И, разбив его, но (почти гарантировано) не набрав необходимого числа голосов, фактически сыграет на руку Трампу, чей "железный" электорат в плюс-минус 40% в таком случае окажется решающим большинством.

В связи с чем по Штатам тут же расползлись слухи, что-де независимость потенциального кандидата - это так, для отвода глаз, а на самом деле оба миллиардера, конечно же, "в доле". Во время нью-йоркской презентации книги Шульца в книжном магазине Barnes & Noble кто-то из благодарных слушателей уже успел прокричать автору про "миллиардерскую задницу", и послать его... в Давос "к миллиардерской элите, которая думает, что знает, как управлять миром".     

А что с расследованием Мюллера?

У сторонников конспирологии даже имеется нечто вроде веского довода: Трамп-то, глядите,  ничуть не обеспокоен возможным появлением независимой кандидатуры Шульца! Что правда, то правда. Но правда и другое: пока что комментарии о возможном конкуренте президент выдает вполне спонтанные, в привычном своем стиле. Не отчет же перед Конгрессом, специально готовиться не нужно, знай "лепи", что на душе лежит! И вот 28 января, "проехавшись" (как водится, на Твиттере) по  персоне Шульца, Трамп заодно - и вполне по Фрейду - проговорился: "Видел его (Шульца - авт.) в "60 минутах", и согласен, что он "не самый умный"... Впрочем, надеюсь, что Starbucks продолжает платить мне аренду в Trump Tower!"

Так что теперь и на дачу показаний вызывать не надо: недвусмысленное признание президента в том, что он продолжает заниматься предпринимательством, получено! Надо полагать, его с радостью зачли и "подшили к делу" многочисленные противники. 

Однако с пакетом разоблачений заинтересованные конгрессмены на широкую публику выходить пока не торопятся. И неудивительно: перемирие с Белым домом у Конгресса довольно хрупкое, и неясно, удастся ли договориться до 15 февраля, предотвратив новый шатдаун. Да и как бы там ни было, козыри пока что лучше попридержать - а поближе к выборам 2020 года эффектно один за другим выложить.

Тем более, что именно "коррупционный пакет" сегодня представляется самым беспроигрышным. Ведь чем дальше, тем меньше уверенности, выявит ли команда Мюллера факты, на которых удастся выстроить конкретные обвинения. Зато ясно другое: расследование затягивается, и к концу февраля его результаты вряд ли опубликуют. Поэтому не только осторожные независимые комментаторы, но и самые ретивые из враждебных президенту медий предпочли взять в этом вопросе паузу. Последние две недели о расследовании Мюллера почти не было слыхать. 

Эту паузу исчерпывающе прокомментировал на страницах нью-йоркской русскоязычной газеты "В Новом Свете" не слишком симпатизирующий Трампу американский корреспондент Радио Свобода Владимир Абаринов:       

"Мы уже столько раз слышали, что Мюллер добыл решающую улику, что президент на волоске от импичмента, - что на этот раз воздержимся от подобных суждений. В конечном счете все зависит от юридической квалификации действий Трампа и его советников. А у экспертов нет единого мнения о том, имеется ли в этих действиях состав преступления".

С демократами все равно придется договариваться

Нельзя сказать, что президент всего этого не понимает и не учитывает. Как видим и слышим, еще как учитывает. Убежденность левого крыла Демпартии, что Трамп - клинический идиот, теперь, после триумфального президентского отчета Конгрессу, нуждается в корректировке. Выяснилось ведь, что  Трамп и спич может как следует подготовить, и даже за речью своей следить. Стоит только захотеть. 

Другой вопрс, с чего бы Трампу, обычно не придающему значения подобным "мелочам", вдруг понадобилось обратить на них повышенное внимание. Что ж, если политическое чутье президента и не слишком развито, то в чутье бизнесмена ему, понятно, не откажешь.

А дела явно подзастряли: в предшествовавших переговорах по финансированию стены на южной границе ничего существенного выторговать у демократов Трампу не удалось. Не сильно помог и шатдаун. Зато экономический урон от него  - по некоторым оценкам, ок. 6 млрд. - несколько превысил 5,7-миллиардную "цену вопроса". А винить в шатдауне большинство американцев продолжает лично его, Трампа. 

Что же до введения чрезвычайного положения, которым он попытался, было, припугнуть, то для такого шага не нашлось веских юридических оснований.

Нравится это Трампу, или нет, но бал в Палате представителей правят демократы.

Даже в Сенате число республиканцев чуть-чуть не дотягивает до стратегических двух третей. Поэтому ничего, кроме как попытаться договориться с демократами (в лучшем случае, "не теряя лица"), Трампу не остается. Вынудят ли его подкорректировать курс - узнаем уже очень скоро.  Но то, что президент сменил тон - свершившийся факт.

Да и времени до начала предвыборных кампаний остается все меньше. Поэтому если греет надежда, что, изменив тон,  можно расширить круг сторонников, - отчего бы и не изменить?   

НАВЕРХ