Почти год продолжались препирания, как проверить чистоту денег ликвидируемого банка ABLV. B ходе самого процесса сгустились темные тучи над головой надзирателя за банками Петерса Путниньша.

"Кто-то за эти решения должен будет ответить. И за те, которые будут приняты, и за те которые не будут приняты".

Была поздняя осень 2017-го года. На собрании Латвийского надзирателя за банками (КРФК) было жарко. Третий крупнейший банк страны ABLV, чье имя регулярно фигурировало в международных скандалах об отмывании денег, боролся против наказания за возможное нарушение международных санкций против Северной Кореи.

Руководитель КРФК Петерис Путниньш и руководитель ABLV Эрнест Бернис

ФОТО: Re:baltica

Автором этих слов был Эрнестс Бернис — руководитель, акционер и мозговой центр ABLV в одном лице. Он считал, что некоторые чиновники надзирающего учреждения не могут доказать проступок, но необоснованно пытаются навязать штраф. ("Да, иногда разговоры проходили в эмоциональной атмосфере, этого нельзя отрицать, но банк не был готов подписаться под тем, чего не делал", — объясняет он центру Re:Baltica.)

В такой атмосфере сказанное Бернисом можно было воспринять как замаскированную угрозу. Причиной его гнева стала презентация, которую сейчас главный надзиратель признает "некачественной и упрощенной точкой зрения". Банк зашел так далеко, что даже просил Службу государственной безопасности проверить, не создали ли чиновники ложные материалы специально, чтобы принять неблагоприятное для банка решение (обе проверки завершились отказом начать уголовный процесс).

Через полгода банк "умер", а второй акт борьбы только начался. Сначала за то, как именно ликвидировать, и тут банк добился желаемого ему решения – "контролированной самоликвидации", формальной причиной которой послужило желание не позволить растерзать банк печально известным деятелям сферы неплатежеспособности.

Почти год продолжались препирания, как в процессе проверить чистоту денег обвиняемого в институционализированном отмывании денег банка. По мере процесса сгустились темные тучи над головой руководителя КРФК Петерса Путниньша. "Я никогда не был адвокатом ABLV, хотя моя профессия – адвокат", – в интервью сказал Путниньш.

Факты заставляют в этом усомниться.

****

Начало было обнадеживающим.

Сейм утвердил Путниньша на посту главы КРФК 11-го февраля 2016-го года — после того, как предыдущий руководитель Кристапс Закулис подал в отставку. Латвия хотела вступить в OECD, но организация критически оценивала предыдущие успехи в борьбе с грязными деньгами.

Задачей Путниньша, поднявшись с должности заместителя на пост руководителя КРФК, было покончить со скандалами, которые возникали из-за непропорционально большого для Латвии нерезидентского банковского бизнеса. Для расчетов в долларах у банков остался лишь один западный партнерский банк. То, что постоянно закрывались глаза на грязную часть бизнеса, надоело США, и в тогдашней атмосфере после начала российско-украинской войны это было последнее, что нужно Латвии.

Под руководством Путниньша действительно начались изменения. Смешные по сравнению с банковской прибылью штрафы — лишь неполный миллион евро на весь сектор за 11 лет — сменили намного большие. В 2016-м году контролем за отмыванием денег в КРФК ведали 3 человека, теперь — 23. В марте 2016-го года лицензию потерял главный на тот момент латвийский "ландромат" — Trasta komercbanka.

Но затем произошло нечто неожиданное. Финансовые следователи США (FinCen) в феврале 2018-го года опубликовали отчет, о котором латвийских партнеров предупредили за час до этого. Банкам США советовалось не сотрудничать с ABLV, описание деятельности которого более походило на организованную преступную группу, а не на банк.

США передали КРФК информацию о возможной роли банка в нарушении санкций против Северной Кореи и ожидали наказания.

Вместо этого КРФК после проверки заключила административное мировое соглашение. Основание – прямое нарушение санкций не констатировано, а за недостатки в предотвращении отмывания денег банк уже оштрафован в прошлом году и ему дано время исправиться. ABLV не только избежал более строгого наказания, вместо него инвестируя в системы контроля, – соглашение с КРФК запрещало вообще говорить об этом деле без письменного согласия банка.

Отчет FinCen стал для банка судьбоносным, так как вкладчики быстро забирали деньги. Европейский Центральный банк (ЕЦБ), под чьим надзором был ABLV, сначала ограничил платежи, но 23-го февраля 2018-го года решил, что надежд на поправку нет и банк нужно ликвидировать.

Понимая, что пришел конец, ABLV уже сражался за возможность завершить все так, как сам того хочет. Благодаря пожертвованиям некоторым партиям и культурному меценатству, влиятельных друзей у банка хватало. Теперь к ним присоединился и надзиратель. Об этом свидетельствуют, по меньшей мере, четыре эпизода, и о некоторых из них ранее не было известно.

***

Первым сомнительным решением КРФК было уже упомянутое условие не говорить о содержании Северокорейского дела без разрешения ABLV.

Руководитель КРФК Петерис Путниньш

ФОТО: Re:baltica

Следующее — выступление Путниньша против ограничений платежей для ABLV в разгар кризиса, о чем публично до сих пор не было известно.

18-го февраля, когда одна из Европейских структур по надзору за банками голосовала за ограничения, открывая дорогу для окончательного решения ЕЦБ, из всех стран против был только один голос — Путниньша. Эти голосования закрытые, поэтому действия Путниньша и их причины не были публично известны и обсуждены. "Человек, который вам эту информацию – если она вообще соответствует действительности – слил, нарушил закон", – так прозвучал единственный ответ Путниньша о сущности вопроса. "Вы можете топтаться по своим незаконностям, как вы эту информацию получаете, – я не хочу иметь ничего общего с этим. Комментируйте, как хотите".

В конце той же недели, когда в ЕЦБ об этом проходила дискуссия, КРФК предупредила Латвийский Банк и Министерство финансов, что остановка платежей ABLV может вызвать эффект домино и подвергнуть риску еще четыре банка. ЕЦБ все-таки установил ограничения, но мрачный прогноз КРФК не сбылся. Путниньш отказывается отвечать на вопрос, на каких данных прогноз основывался и можно ли его сейчас признать вводящим в заблуждение, указывая, что и это письмо слито незаконно. В интервью Delfi TV, где оно появилось первый раз, его комментарий был таков: "К счастью, и это, может быть, даже немного и наша заслуга. Вы хотели бы, чтобы это произошло?".

Третьим было решение не начинать немедленное расследование и перенятие банковской информации в распоряжение государства, чтобы обеспечить невозможность ее подделки. Это не сделано до сих пор. Путниньш отказывается что-либо обсуждать в деталях, говоря, что все необходимое сделано и не надо слишком низко оценивать нежелание людей рисковать своей репутацией и карьерой, нарушая закон. Последняя полная проверка ABLV проводилась в 2013-м году. В последние годы было несколько тематических проверок, которые были "достаточно объемными".

В Люксембурге, где работу продолжала "дочка" ABLV, надзиратели действовали противоположным образом — незамедлительно после решения ЕЦБ они вошли в банк для полной проверки.

Путниньш так не действовал, так как "банка ведь больше не было". В процессе контролируемой самоликвидации проверка, по его словам, станет более широкой, чем было бы возможно на тот момент.

Долгом КРФК является контроль работы только "живых" банков, остальное Путниньш считает "историей", заниматься которой – обязанность Службы контроля.

Четвертое обстоятельство — КРФК иногда отказывалась предоставить Минфину информацию, обосновывая это конфиденциальностью банковских данных. Поэтому прежняя министр финансов Дана Рейзниеце-Озола (СЗК) в последние дни правительства Мариса Кучинскиса в январе послала КРФК и всем ответственным госструктурам письмо, которое, нарушая привычный порядок, не имеет грифа секретности. Министр указала на ряд вопросов, на которые КРФК не предоставляет ответы — контролируется ли реструктуризация связанных с банком предприятий, почему своевременно не собраны данные для проверки, почему действия КРФК создают впечатление о подчинении интересам кредиторов и банка. В письме резюмируется: "Мы не обрели уверенность, что понимание КРФК о самоликвидации банка совпадает с мнением остальных институций и полностью соответствует интересам Латвии".

"Я со своей стороны не выскажу ни одного комментария об этом письме, о переписке между институциями", – сказал Re:Baltica Путниньш.

***

В начале декабря четыре депутат новоизбранного Сейма – руководитель Комиссии по бюджету Мартиньш Бондарс (А/За!), руководитель Комиссии иностранных дел Рихардс Колс (НО), а также Даниэль Павлютс (А/За!) и Айнарс Латковскис (НЕ) – отправились в Вашингтон, чтобы участвовать в форуме парламентариев. Делегация встретилась и с высшим должностным лицом Министерства финансов США по вопросам борьбы с финансированием терроризма Маршаллом Биллингсли.

ФОТО: Instagram Мартиньша Бондарса

Министерство финансов США на посланные центром Re:Baltica вопросы не ответило. Но сказанное латвийскими политиками об этом разговоре в основном совпадает — США больше не доверяет латвийскому надзирателю за банками и попусту надеяться на новые данные финансовой разведки по делам об отмывании денег.

"В моем дипломатическом опыте это был самый открытый разговор, какой только может быть, но даже в нем ничего не было сказано напрямую. Во всяком случае, ясно, что информация надзирателю была предоставлена, но результат не такой, как ожидалось, и у США есть еще больше информации", – указал Re:Baltica Колс.

С теми же самыми известиями вернулся после визита в США и министр иностранных дел Эдгар Ринкевичс (НЕ). "Ясно, что в глазах американцев у нас есть проблема с отдельными институциями", – сказал он после заседания правительственной коалиции, на котором министр информировал остальные партии, но отказался конкретизировать, о какой институции идет речь.

"У американцев нет другого предмета разговора", – подтвердил Re:Baltica и министр Юрис Пуце (А/За!) "Со мной об этом говорили три раза. Могу только представить себе, сколько раз они уже были у премьера".

Когда Re:Baltica спросила у Путниньша, когда у него в последний раз состоялся разговор или переписка с учреждениями США (FinCen), тот ответил: "От моего имени вчера. И позавчера". Oтношения с FinCen, по его словам, хорошие и постоянные. "Я ни в один момент не слышал от FinCen никаких упреков. Зато есть две вещи, о которых я слышал — удивление, что об информации, которую мы давали посольству США в Латвии, они не были информированы. Именно поэтому мы и вынуждены работать с ними напрямую, так как информация в больших коридорах исчезает. Второе – по поводу всего, что связано с ликвидацией ABLV – не полагаясь на посредников, которые были в процессе, мы с FinCen работаем напрямую. Они дальше могут делать свои выводы".

***

Раньше Путниньша охраняла полная поддержка бывшего премьера Мариса Кучинскиса (СЗК), хотя вокруг ликвидации ABLV и нарастали проблемы – такие, последствия которых более широки и долгосрочны.

Один из самых плохо скрываемых секретов Риги – это внутренняя война КРФК между Путниньшем и его заместителем Гунтой Разаней. Разногласия впервые вырвались на поверхность на голосовании совета КРФК о банке ABLV и Северной Корее, в котором Разане не участвовала, так как была не согласна с тем, что банк не будет наказан (она до сих пор отказывается от интервью, потому что, по ее словам, для этого необходимо разрешение руководства, которое она не просила). Далее разногласия только прогрессировали. Конфликт дошел до того, что Разане регулярно не пускали на разные связанные со сферой обсуждения, в том числе на заседание специальной подкомиссии Сейма в феврале, так как Путниньш ее не включил в состав делегации.

Напряженные отношения и со вторым партнером – руководимой Илзей Знотиней Службой контроля (СК), которая долгое время отказывалась согласовывать методологию проверки происхождения денег, разработанную привлеченной и оплаченной ликвидаторами ABLV аудиторской фирмой Ernst & Young (EY). Спор в основном проходил по двум вопросам: будет проверка касаться только нынешних клиентов или стоит углубляться в пятилетнее прошлое.

Бывшая министр финансов Дана Рейзниеце-Озола, бывший премьер министр Марис Кучинскис и руководитель КРФК Петерис Путниньш

ФОТО: LETA

"Хотелось закончить процесс. Сколько раз я не звал их за один стол, но это всегда кончалось соплями и слезами", —Re:Baltica сказал Кучинскис. – "Обе стороны обвесились консультантами, и этот процесс стоит денег".

КРФК для работы с методологией наняла PwC, а СК – опытных следователей Kroll. Оба учреждения сумму договоров держат в секрете, но речь идет о сотнях тысяч евро.

В интервью Re:Baltica Кучинскис еще раз повторяет, почему выступал за Путниньша: смена руководства КРФК в то время, когда президент Латвийского Банка (ЛБ) находится под подозрением в коррупции, вызвала бы еще большую турбулентность в секторе и ликвидация ABLV прошла бы без высшего руководства. Путниньшу полностью доверяли службы безопасности. Кучинскис раскрывает ранее не известное – этой осенью Путниньш, о чьей отставке может решать только большинство Сейма, сам предложил уйти с поста, если его действия вредят государственному престижу. Премьер это предложение отклонил.

"Ни для кого не секрет, что я не вцепился в это кресло – это вовсе не сладкая жизнь. Просто проверил ситуацию, нет ли у руководителя правительства каких -либо проблем в связи с политикой, которую мы проводим", – говорит Путниньш.

"Кому еще мне доверять, если не нашим собственным людям"? – объясняет Кучинскис. – "К тому же американцы не подали не одного дополнительного доказательства. Ничего более того, что мы можем прочитать в газетах".

***

Нынешний премьер Кришьянис Кариньш (НЕ) неоднократно публично повторял – пока ответственные учреждения в состоянии делать свою работу, он о персоналиях говорить не будет. Но несколько участников переговоров о создании правительства подтвердили Re:Baltica, что по крайней мере два раза в течение переговоров Кариньш говорил – если Путниньш не справляется и все продолжает буксовать, он готов поменять главного надзирателя.

Государственная Kанцелярия

ФОТО: Valsts kanceleja

Вскоре после вступления в должность Кариньш выдвинул КРФК и СК ультиматум: в течение двух недель наконец-то достичь соглашения о методе ликвидации ABLV. По окончанию этого срока у Кариньша в рукаве был припрятан еще один сюрприз. Триумфально улыбаясь и пожимая руки министрам юстиции, внутренних дел и финансов своего правительства, Кариньш объявил о "капитальном ремонте" надзора за финансовым сектором. Об этом он заранее не проинформировал ни КРФК, ни СК.

"Ясно видно, что после банковского кризиса создалась организованная преступная группировка белых воротничков, администраторов неплатежеспособности, которые через политику, работу регулятора и суды стали богатыми", – в интервью Re:Baltica сказал председатель Бюджетной комиссии Сейма Мартиньш Бондарс (А/За!). "Я пообещал Кариньшу всю возможную поддержку в парламенте – у меня над этой кнопкой рука не дрогнет, но мяч, что теперь делать, на стороне его и министра финансов".

***

Но ABLV не остался без друзей и в новом Сейме.

Председатель подкомиссии по надзору за финансовым сектором Сейма Гатис Эглитис

ФОТО: Re:baltica

В январе руководимая Бондарсом Бюджетная комиссия создала специальную подкомиссию для надзора за борьбой с отмыванием денег, во главе которой утвердила Гатиса Эглитиса (НКП), который публично себя обозначил другом нерезидентского банковского сектора. Он Re:Balticа объяснял, что эта позиция не имеет корыстных причин – он действительно так думает. Целью подкомиссии является координация разных инициатив в процессе Moneyval — в этом году Латвии грозит внесение в «серый список» международно ненадежных стран, если срочно не залатаем дыры в контроле над финансами, поэтому предотвращение данного риска правительство объявило важным приоритетом. Второе задание подкомиссии – улучшить коммуникацию между КРФК и СК.

"Какое влияние на нашу оценку оставляют эти публичные споры? Думаю, что в зарубежных посольствах далеко не единицы читают прессу и удивляются – что здесь происходит"?

ФОТО: Re:baltica

Для улучшения коммуникации одним из первых действий Эглитиса стал созыв закрытого заседания, куда пригласили обе службы и ликвидаторов ABLV, и кредиторов. Несколько из присутствующих депутатов его охарактеризовали как "игру в одни ворота".

Уже перед заседанием ликвидаторы послали комиссии письмо, завуалировано жалуясь на СК, которая не выказывает желания говорить ни с банком, ни трехсторонне с КРФК. Их позицию подкрепляло и решение генпрокурора о том, что СК от банка требует слишком много. Ликвидаторы также выступили против согласования методологии с СК и США, указывая на независимость КРФК.

Кампания с похожим содержанием началась и в СМИ, хотя решение правительства Кучинского согласовать методологию с международными партнерами было принято по совету отраслевой ассоциации.

"Вмешательство в компетенцию КРФК (..) означает очевидное нарушение определенной законом независимости КРФК, что, беря во внимание роль КРФК, является существенной угрозой для стабильности финансовой системы Латвии", – сказано в письме ликвидаторов, в котором указано – и это обстоятельство, и промедление с выплатой вкладов создает риски судебных разбирательств против надзирателя и государства (судопроизводств пока что нет).

Похожее настроение царило и на заседании подкомиссии, в середине которого Эглитис внезапно предложил голосовать за письмо Сейма, хотя подготовленный текст до этого депутатам не был доступен. Среди прочего в нем была высказана поддержка Путниньшу и его деятельности, обеспечивая профессиональный и прозрачный процесс ликвидации банка, а также критиковалось желание правительства согласовать процесс ликвидации ABLV с международными партнерами.

Заседание закончилось голосованием, на котором против письма были СЗК и Арвилс Ашераденс (НЕ), воздержался Бондарс, а большинство было "за". Ситуация создалась настолько двусмысленной, что коалиционные партнеры почувствовали необходимость обсудить ее на следующем совместном заседании, спрашивая и НКП, какова на самом деле их позиция. Письмо после этого тихо исчезло из повестки дня.

Также в коалиции пока что затихли разговоры о смене Путниньша — парадоксальным образом его пока что могло бы спасти то, что на пост вернулся подозреваемый в коррупции президент Банка Латвии Илмарс Римшевичс.

Руководителя КРФК Сейму выдвигает президент Банка Латвии и министр финансов, и никому не хочется, чтобы "капитальным ремонтом" нерезидентского банковского сектора руководил один из архитекторов системы.

Но все же еще во время полномочий предыдущего министра Министерство финансов заказало оценку OECD о работе надзирателя. Ее первый набросок появился в конце февраля. Он якобы является суровым, но он засекречен — как многое в процессе ликвидации ABLV.