В рамках серии статей о частных военных компаниях (ЧВК) портал TVNET предлагает эксклюзивное интервью с бывшим сотрудником ЧВК Шоном Макфейтом. Несмотря на то, что на данный момент он находится в Вашингтоне, эксперт по частной войне согласился поделиться своим опытом и закулисьем индустрии.

Шон Макфейт - человек, с чрезвычайно богатым опытом. Свою профессиональную карьеру он начал в качестве солдата 82-ой воздушно-десантной дивизии США, однако, потом стал, как это по-английски называется private military contractor, – человеком, который продает свои военные услуги за деньги.

Макфейт долгое время  работал в частной военной компании DynCorp, базирующейся в США, а также предлагал свои услуги нескольким частным клиентам. 

Макфейт занимался и куда более мирными делами: был вице-президентом компании по анализу политических рисков "TD International", консультантом в компании "Deloitte Consulting", а также сотрудником на предприятии "Booz Allen Hamilton".

Более того, долгое время он работал исследователем в одном из самых престижных американских мозговых центров военной политики "Rand".

В настоящее время Макфейт является профессором по стратегическим вопросам в Университете национальной обороны США, а также в Школе Джорджтаунского университета дипломатической службы. 

Стоит упомянуть, что он еще и автор многих книг на военную тематику. Его недавняя "Новые правила войны: победа в эпоху постоянных беспорядков" сфокусирована на военных действиях будущего и роли наемников в них.

Расскажите о своем опыте работы в качестве сотрудника частной военной компании. Каковы были ваши обязанности?

Я работал в частной военной индустрии 10 - 15 лет назад, и был так называемым программным менеджером - ответственным за ведение миссий моей компании DynCorp

Я в основном работал в Африке, и в то время моей задачей были демобилизовать военных командиров (warlords), помочь в организации небольших размеров местной армии, а также помощь в перевозке оружия из пункта А в пункт В. 

Я также помогал предотвратить геноцид. После окончания работы в DynCorp я работал с другими частными клиентами, базирующимся в США. Например, сотрудничал с нефтяными компаниями, которые были заинтересованы в использовании стратегической разведки и других военных услуг.

Однако, это было уже давно и, хочется отметить, что частная военная индустрия очень изменилась - стала более агрессивной.

В наше время в мире работают такие военные компании, как "Группа Вагнера". Мы также можем наблюдать увеличение числа наемников в таких горячих точках мира, как Йемен, Украина, Ирак, Сирия, Нигерия и Венесуэла.

Что лично вас побудило работать на частную военную компанию? Более высокая зарплата? 

Хороший вопрос. Есть множество причин, которые движут людьми участвовать в частной военной индустрии. Деньги являются определяющим фактором для многих (заработная плата зачастую выше, чем у государственных служащих), но это не единственный мотив. Многим просто нравятся приключения. 

Есть также демобилизованные солдаты, которые завершили свою службу на благо государства, но больше не могут вернуться к мирной жизни. Есть и те, для кого это вопрос престижа - быть профессиональным солдатом и не подчиняться государству. 

В конце концов, некоторые просто любят убивать.

Если я правильно понимаю, большинство сотрудников частных военных компаний - это люди с предшествующим военным опытом. Правильно?

Именно так. Практически все или бывшие военные, или бывшие полицейские, разведчики. У таких компаний, как правило, нет отдельных обучающих учреждений, где они могли бы подготавливать военных. 

ФОТО: AP/Scanpix

Как Вы туда попали? Представители индустрии связались с вами и предложили работу?

В частной военной промышленности набор происходит только через личные знакомства и рекомендации. Это потому, что они работают, так сказать подпольно.

Что касается меня, я был бывшим парашютистом армии США во время найма, и кто-то, кто знал моего командующего, позвонил и предложил миссию в Африке. Они утверждали, что им необходимы мои военные навыки. 

Кроме того, компании в этой отрасли делятся на три основные группы: 1) англоязычные, 2) испаноязычные, 3) русскоязычные.

Их дополняют и более мелкие - польские, израильские и французские группы. Люди в этих группах в основном знают друг друга.

У рекрутеров также есть несколько методов, чтобы определить, является ли потенциальный сотрудник ЧВК бывшим военным. Это потому, что сегодня есть много шарлатанов, которые пытаются подделать свой предыдущий опыт и получить работу без него.

В принципе, эту систему можно в некотором смысле сравнить с мафией.

Я слышал, что многие военные не хотят ступать в ряды ЧВК только потому, что у них нет тех же социальных гарантий, что и у солдат на государственной службе. Это так?

Еще один хороший вопрос. Люди в основном считают, что работая на ЧВК можно заработать огромные суммы денег.

Например, если ты бывший военный ВМС США, работающий на Монархии Персидского залива, ты, конечно, заработаешь больше, чем на государственной службе, но не намного больше.  

Кроме того, работая на ЧВК, вы не обеспечиваете себя пенсией, медицинским обслуживанием и другими социальными гарантиями, которые полностью предоставлены обычному солдату.

Плюс, всегда есть вероятность быть обманутым, но если это произойдет, вы не сможете подать в суд на компанию. Сама частная военная промышленность является краеугольным камнем нечестности. Поэтому я не исключаю, что многих такие ситуации не устраивают.

Будучи сотрудником ЧВК, вы участвовали в боевых действиях?

В основном я выполнял функции поддержки армии, но я делал и переживал моменты, которые ближе именно к сражениям.

Говоря о боевых действиях, сотрудника ЧВК от обычного наемника отличает разрешение открывать огонь только в целях самообороны. Во время боевых действий возможно отличить, когда можно стрелять, а когда нет?

Скажу открыто - нет отчетливой разницы между наемниками и работниками ЧВК. Если у вас есть навыки для работы в одной сфере, то вы можете работать и в дугой. Все зависит от того, как каждый наемник хочет использовать эти навыки и какова конкретная боевая ситуация.

То есть, в момент, когда руководитель Blackwater Эрик Принс пытался оправдать убийство мирных жителей в Ираке самообороной, не было правдой?

Конечно, не было. В сегодняшней войне оборону и атаку очень трудно различить. В сегодняшней войне враг может появиться везде и всегда, поэтому вы никогда не сможете определить, безопасен ли конкретный момент или место. 

Мы все чаще сталкиваемся с борьбой против террористов, движений сопротивления и зеленых человечков.

Необходимо помнить: если ты являешься гражданским лицом с оружием, участвуешь в какой-либо войне на территории другой страны, ты - наемник, и не важно, в Blackwater ты или в "Группе Вагнера".

Отговорка Принса просто не выдерживает критики.

Нет ли такого, что ЧВК, которые участвуют в боевых операциях, являются лишь малой частью рынка частной войны?

Вернемся на 10 лет назад – во времена, когда США были единственным игроком на рынке частной войны. В то время большинство наемных частных солдат в Вашингтоне были в основном поварами, инженерами и другими представителями поддержки армии. Между тем, те частные военные, которые участвовали в боевых действиях или помогали строить другие армии, были в меньшинстве.

Сегодня ситуация изменилась, и последних стало намного больше. Теперь мы можем видеть военных не только из США, но и из Латинской Америки и других регионов. Более того, сегодня они стали куда более агрессивными, взять к примеру тех же Blackwater.

Почему странам в целом выгодно использовать таких частных военных?

Следует помнить, что наемник является второй старейшей профессией в мире, и большая часть военной истории мира является частной. Только за последние 150 лет мы можем говорить о государственных военных. 

Теперь мы можем наблюдать возвращение к корням. Почему? Потому что такие военные очень эффективны на поле боя, а также дешевле. 

Например, арендовать автомобиль намного дешевле, чем купить его. То же самое относится и к солдатам.

Они также выгодны правительствам, потому что позволяют им скрывать свою ответственность за действия на поле битвы. Частные солдаты не соблюдают международное право ведения войны. 

Если вы хотите ликвидировать террористическую группу, но понимаете, что в этой операции могут пострадать мирные жители, то наемники будут хорошим решением. Наконец, у некоторых стран много денег, но нет хорошей армий. Вот почему всегда есть решение купить такую армию.

ФОТО: Reuters/ScanPix

Как вообще работают ЧВК? Они сами "пачкают руки", чтобы выполнить заказ клиента, или они ищут помощи?

Дело в том, что такие компании часто нанимают людей в той или иной стране. Такая ситуация была замечена в Афганистане, и никто не знал, что это на самом деле за люди. Кроме того, очень интересно, что в то время, когда ЧВК завершили свою миссию и ушли, эти наемные работники стали собственной, автономной военной компанией.

Используя такой локальный подход к найму, крупные ЧВК поощряют наемников во многих странах мира. Кроме того, эти наемники впоследствии ни за кого не отвечают и готовы работать на тех, кто платит больше.

Похоже, что при такой "цепной" системе мониторинг наемных солдат может стать еще более проблематичным.

Это было большой проблемой во все времена. Многие не знают, что такие вообще существуют, и страны не имеют достаточно ресурсов, чтобы их контролировать. 

ФОТО: AFP/SCANPIX

Я также хотел бы подчеркнуть, что одной из причин, по которой наемников трудно ограничивать, является значительная асимметрия информации против гражданского населения. Те, в отличие от нас, знают, как воевать. Поэтому частные военный могут представить свою деятельность в более позитивном свете.

Разве не происходит так, что ЧВК не могут самостоятельно работать без ведома государства? В конце концов, есть необходимость в разрешении на ввоз оружия и военных материалов на территорию другой страны.

Могу сказать, что их деятельность действительно тесно связана. Как я уже упоминал, наемники часто манипулируют информацией, доступной правительствам, чтобы побудить правительства принимать решения, позволяющее частникам получать прибыль.

Они не хотят, чтобы их работа имела меньшую потребность...

Уже со Средних веков мы знаем, что наемники могут как начать, так и продлить войну. Поэтому увеличение их числа в мире означает больше военных конфликтов. 

Как насчет псевдо-военных компаний? Теоретически, частные, но на самом деле контролируются государством? Например, "Группа Вагнера".

"Группа Вагнера" - это отдельная история. Это правда, что они работают на ГРУ и находятся на российской военной орбите, но я думаю, что на них также могут распространяться принципы наемничества.

Главный такой принцип - отправиться туда, где больше платят. Посмотрите, что произошло с Blackwater. Когда правительство США платило им, они были лояльны к Вашингтону. Однако, когда платить перестали, Эрик Принс начал работать на Китай и Африку (в это время он уже не был директором Blackwater).

Возможно, что многие из солдат "Группы Вагнера" никогда не оставят военное влияние России, однако, многие могли бы это сделать. Поэтому я не считаю, что "Группа Вагнера" полностью находится в подчинении у государства. 

Могут ли гражданские лица отличить сотрудников ЧВК от солдат на государственной службе?

Конечно, нет. 

В этом контексте, этот факт не является слабостью ЧВК? Если государство хочет улучшить свой образ в конкретной стране, ей необходимо оправдываться за преступлении своих наемников. 

Это хороший аргумент. Уже упоминал, что использовать услуги ЧВК выгодно, чтобы избежать ответственности за военные действия. Однако такой подход может одурить не всех. 

Если посмотрим на Blackwater в Ираке, правительство США было вынуждено взять на себя ответственность за свои преступления.

Несмотря даже на то, что Вашингтон не контролировал эту ЧВК.

Кроме того, ЧВК не могут нести ответственность за военные преступления, как солдаты регулярной армии ...

Если гражданское лицо было убито правительственным солдатом, его будут судить. Как мы видим, в случае с Blackwater, работники ЧВК даже не были арестованы. Правда, позже Blackwater пытались привлечь к ответственности в Соединенных Штатах, но этот процесс имел очень большую политическую крышу и множество критиков.

Является ли это еще одной причиной, почему вы считаете, что мир становится более похожим на средневековье?

Да, я считаю, что война будущего будет выглядеть, как война 12 столетия. Мы отойдем от больших национальных армий, которые доминировали на полях сражений Второй мировой войны и которые следовали определенным нормам и правилам ведения боя. Будущая война будет более непредсказуемой, и, как я упоминал ранее - наемники смогут сами начинать воины.

Можете ли вы объяснить немного подробнее о наемниках и начале войны?

Считаю, что в будущем мы все чаще будем видеть ситуацию, когда наемники будут отправляться в горячие точки мира, чтобы культивировать конфликты и бороться за ценные природные ресурсы.

Неужели эти ЧВК настолько сильны, чтобы сражаться с военными силами правительства? Они уже контролируют крупнейшие военные возможности.

Не во всех случаях. Например, большая часть африканских правительств достаточно слабы, а наемные силы в военном отношении превосходят национальные силы. Например, упомянутые "Группа Вагнера" намного сильнее многих африканских армий. 

Вы уже упомянули, что большая часть сотрудников ЧВК не участвует в сражениях и выполняет гораздо более мирные функции поддержки. Нужно ли их обуздывать?

Это немного другая история. Такие сотрудники действительно очень полезны для национальных вооруженных сил, и их интересы полностью связаны с интересами клиента. С другой стороны, возвращаясь к "Группе Вагнера", одним из способов более успешного реагирования на угрозы было бы создание страной собственной ЧВК. У этого, конечно, есть большие риски, но есть и ценные преимущества. Использование частных военных - это то же самое, что играть с огнем.

Резюмируя – Как вы видите развитие частного военного бизнеса в ближайшие 5-10 лет?

Наемники возвращаются, и мир частной войны станет более жестоким. ЧВК станет намного больше, и генералам национальных армий придется думать, как с ними бороться. Пока я не вижу, чтобы они готовились к таким асимметричным войнам. 

Я упоминал ранее средние века. Я верю, что мы вернемся к ним, и это вызовет большие человеческие страдания.

Спасибо за интервью!

Спасибо!