Brexit, "мигранты" и "солсберецкая" парочка

ФОТО: AFP/SCANPIX

Минуло 29 марта, наступило 12 апреля, но (как и следовало ожидать) Британия ЕС не покинула. Сроки этого выхода, который многим уже кажется мифическим, очередной раз отодвинули. За месяцы и годы этих отодвиганий как только ни успели комментаторы "сервировать" событие! И как трагедию, и как трагикомедию, и как фарс (в чем и ваш автор поучаствовал), - но сколь бы долго процедура ни тянулась и чем бы ни завершилась, - ни эпосом, ни даже сагой всю эту неопрятную историю я назвать бы не рискнул. Зато как индикатор состояния британского общества, как "показатель температуры по палате" Brexit вполне сработал. 

И, как бы в будущем ни сложилась судьба Соединенного Королевства, для зоркого европейского глаза оно уже никогда не будет прежним.

Если история с Brexit дала новую оптику для взгляда на Британию с континента, то на самих Островах о смене этой оптики не в меньшей степени "позаботилось" прошлогоднее отравление в Солсбери.

"Вдруг" оказалось, что в страну, где с таким щепетильным недоверием относятся к свободе передвижений внутри ЕС, а работников-европейцев хотя вовсю и применяют, но именуют не иначе как "мигрантами", - может откуда угодно явиться кто угодно, и утворить что угодно. Заодно выяснилось, что в эту же богоспасаемую страну десятилетиями плыли бешеные количества грязных денег, и никого их происхождение, представьте себе, не заботило. Неужели?

Но главное что проявилось в ходе этих двух, вроде бы, не взаимосвязанных, но хронологически наложившихся историй, состоит вот в чем. Двойной стандарт, который так много лет отлично себя чувствовал в британской политической и общественной жизни, разросся до таких размеров, что начал пожирать самое себя. И хладнокровие пополам с цинизмом, которыми британцы привыкли, глядя на все это, пользоваться как спасительным лекарством, перестали помогать. Что, в общем, и неудивительно: рассчитано-то лекарство на противодействие абсурдным ситуациям, в которые попадаешь от случаю к случаю. Когда же абсурд становится нормой дня, и в таком режиме проходят месяцы и годы, - бессильно любое противоядие.

Но последнее - как, собственно, и сам Brexit - проблема британцев и Британии. Уж точно не Европы, и не наша с вами. У нас, восточноевропейцев, с Островами проблема другая. Состоит она в том, что многие из нас продолжают относиться к Соединенному Королевству с тем традиционным почтитением, которого Британия в ее нынешнем, довольно жалком виде, едва ли заслуживает.

Нравится это, или нет, но референдум о выходе из ЕС стал ошеломительным "днем уценки", которую Соединенное Королевство само себе назначило.

Десятками лет британское общество медленно деградировало - к большому неудовольствию мыслящего его меньшинства, - но публичного "сэйла" имело благоразумие не объявлять. Как вдруг, откуда ни возьмись, явились бравые парни из UKIP, и в одночасье расставили все точки над i. Хотите знать, что думает наша улица о вашей Европе? - нате, получите!

И те, кто считает, что в самом униженном положении оказались живущие на Островах граждане ЕС, определенно ошибаются. Самую увесистую оплеуху получили образованные, европейски мыслящие британцы.

Особенно те из них, что давно живут на Континенте. Поскольку на фоне того стыда, что продолжают они испытывать до сих пор, перспектива стать гражданами "третьих" стран в ЕС - всего-навсего неприятные дополнительные хлопоты. Которые многие из них уже постарались предупредить, обзаведясь либо ирландским, либо каким-нибудь континентальным паспортом. 

Об этом - как и о том, что пяти с половиной миллионам британцев, проживающим за границами Соединенного Королевства, фактически не дали принять участия в злосчастном референдуме - очень выразительно написал Пол Тэйлор, соредактор влиятельного брюссельского интернет-ресурса politico.eu :

"В демократических системах право голоса - ключевой смысл гражданства. Вероятно, я был слишком наивен, не будучи в состоянии представить себе, что этого права окажусь лишен, хотя, являясь зарубежным корреспондентом британской медиа-компании, я едва ли имел возможность это проверить".

В том же тексте "How Britain Made Me A Citizen Of Nowhere" Тэйлор цитирует прелюбопытное высказывание: "Те, кто считают себя гражданами мира, на самом деле граждане Нигде".

Думаете, это из речи Сталина, обличающего "космополитов"? Никак нет, это из выступления Терезы Мэй на конференции благодарной ей Консервативной партии в октябре 2016 года!

"В конце 19 века, - продолжает Тэйлор, - мои предки иммигрировали из балтийских стран и Польши, спасаясь от нищеты и еврейских погромов. Существуй тогда ЕС, они имели бы право работать в любой стране Сообщества благодаря закону о свободе передвижения. Ведь они были именно теми бедными восточноевропейскими "экономическим мигрантами", которых сторонники Brexit так хотят вышвырнуть".

Экскурс в позапрошлый век вышел вполне ярким; правда, подойдя почти вплотную к самому "яблочку", умница Тэйлор все же не ответил на будоражащий многих восточноевропейцев вопрос: отчего ярость "брекзитеров"  оказалась обращенной именно в сторону наших соотечественников - а не, скажем, азиатов или африканцев, нередко не в первом поколении живущих на деньги британских налогоплательщиков? Либо занятых в мелких, герметичных, обслуживающих исключительно собственную "комьюнити" бизнесах, где трудоустройство коренному британцу не предложат никогда и ни за что?

Попробую ответить я. Причин тут просматривается как минимум три. Первая - техническая: оскорбив белого европейца, за расизм определенно привлечен не будешь; ксенофобия же законом не карается, нету такого циркуляра. В самом худшем случае "влипнешь" за "хулиганку" - то есть, сущие пустяки, привыкать ли. 

Вторая причина также вполне технического свойства: поляку, балтийцу, румыну или венгру определенно есть куда "убраться". С неевропейцами же ясности никакой: а ну как покажет тебе в ответ африканец или азиат свой британский паспорт, - и что ты на это?! 

Сотни тысяч индобританцев, афробританцев, арабобританцев с паспортами Соединенного Королевства - своего рода индульгенция за эксцессы колониализма былой Владычицы Морей. О чем всем отлично известно. Поэтому даже самому "отмороженному" быдлану ясно, как Отче Наш: тронь кого из них - мало не покажется. Эти люди тут - наш примерно возданный исторический долг. Все они - наши, быть может, и недоразвитые, но вполне равноправные братья. Так случилось, что их прародителей безбожно угнетали предки наши, но мы-то, совестливые потомки, за все чин по чину расплатились, разве ж нет? 

А вот присутствие восточноевропейцев не дает столь комфортного ощущения собственной справедливости, да еще с сильным привкусом хорошо вписывающегося  в имперский менталитет патернализма.

И в этом, собственно, третья - и главная - причина раздражения именно восточноевропейцами. Они, понимаете ли, смеют быть Другими! Не Недо-Нами, приехавшими к нам в надежде когда-нибудь превратиться в Одних-Из-Нас. Им вообще мало что от нас надо. Кроме наших денежек, которые они, впрочем, исправно и зарабатывают. 

Не нужны им ни визы, ни разрешения на работу, ни виды на жительство, и даже в большинстве случаев наши королевские паспорта! При этом с первого дня эти приезжие имеют ровно те же права, что и мы, коренные! Это что ж такое делается, до чего ж мы в нашем старом добром королевстве дожили!

Именно невысокая заинтересованность восточноевропейцев в постепенном "повышении в чине" (то есть в упрочении статуса их пребывания на Островах), делающая одинаково бессмысленными как "добрый" патернализм, так и "пользительную" дедовщину со стороны британцев, - вот она-то и раздражает тех, кто по одному факту своего рождения склонен думать о себе как о "старшем по званию". 

Когда Римскому Плебсу - пусть и в версии начала XXI века - кто-то смеет отказать в его римскости, он может сильно разяриться.

Самое же печальное то, что восточноевропейские медиа, возмущаясь ксенофобскими эксцессами британской улицы, тем не менее, фактически поддерживают эту уродливую (и некорректную юридически) терминологию, именуя наших восточноевропейских граждан - в той же Британии - "мигрантами".

Хотя, с правовой точки зрения, пока Соединенное Королевство не вышло из ЕС (если оно вообще выйдет) они там не не более мигранты, чем, скажем, житель Аризоны или Техаса, переселившийся в Нью-Йорк. 

Авторы, называющие граждан одной страны ЕС, пребывающих в другой, мигрантами, не только вольно или невольно подыгрывают "брекзитерам", но и  ставят под сомнение Европейскую Идею. Согласно которой все пространство ЕС едино для его граждан, в чьей бы национально-административной юрисдикции те ни находились.

Для этого, собственно, Евросоюз и был создан.

Терпящим же ксенофобские нападки жителям Британии с латвийскими, румынскими или польскими паспортами лучшее пожелание - выше голову, побольше куражу и, если угодно, даже цинизма (тут есть чему у тех же коренных британцев поучиться). Да, денег приехали заработать! И что? Да, приехали учиться, стажироваться,  магистратуру защитить! И что? Надолго ли? Да, знаете, как понравится: мы вообще-то пока что у себя дома, в Европе. Еще будут вопросы?

Но если они все же будут, то нелишне напомнить, что проживающих в той же Восточной Европе британскоподданных до сих пор нигде и никто не призывал "убираться назад в Британию". Хотя примеры с Островов нам подают с такой настойчивостью, что иногда просто диву даешься нашей восточноевропейской деликатости...

А вот на отношение к Британии российской оппозиции Brexit, похоже, практически не повлиял. Показавший в конце марта в Лондоне в удачной англоязычной адаптации черную комедию "Увидеть Солсбери" ее автор, Виктор Шендерович, в одном из интервью, предварявших лондонскую премьеру, нахваливал Британию и так, и сяк. Как будто никакого Brexit не было и в помине.

Ясно, что все на свете относительно, что два волоса на голове и столько же в супе впечатление оставляют очень разное, а оптика мыслящего гражданина РФ совсем иная, чем у мыслящего европейца. И, тем более, у мыслящего британца, для которого  случившееся в Солсбери - безусловный национальный позор. Зато для оппозиционного Кремлю россиянина "солсберецкая" история - оглушительное свидетельство деградации прежде всего российской власти. 

"Сжалившись" над парочкой отравителей, от чьего беспросветного убожества в свое время осатанела даже вполне к таким вещам привычная Маргарита Симоньян, Шендерович уморительно развил ею же, Симоньян, со злости предложенную "версию" о двух влюбленных, вырвавшихся-таки - пусть хоть и с заданием - в свободную страну. Где можно на полную катушку насладиться "солсберецкой готикой" - и друг другом, понятное дело. И никто вокруг не будет ни пальцами тыкать, ни пидорами обзывать. 

И "укатайка", скажу вам, вышла хоть куда: хохочешь навзрыд, едва переводя дыхание. Какой там Brexit, какие там "мигранты", какой национальный позор Британии, о чем все это? Вы только поглядите на двух бедолаг, едущих - после такого-то  "отрыва" в Солсбери! - посконной подмосковной электричкой; вы только послушайте их диалоги, вы только проникнитесь (если, конечно, удастся) их страхами и их надеждами...

В такой перспективе даже самая уцененная-разуцененная Британия предстает старой мудрой демократией, цивилизованной и рафинированной, которой какой-то там Brexit - что слону иголка. И рядом с ценителями "солсберецкой готики" их островные, за Brexit голосовавшие, братья по разуму, несмотря на повальную малорослость и общую невыразительность, - ни дать ни взять английские лорды.

Есть, правда, серьезное опасение, что только в такой перспективе.

НАВЕРХ