Причины, по которым Германии важно евро, и что бывший канцлер скрыл от избирателей

ФОТО: EPA/Scanpix

На прошлой неделе создатели европейской монетарной политики встретились на прекрасных берегах озера Комо, чтобы принять участие в бизнес-форуме в Амброзетти. Главные выводы этого форума - замедление темпов экономического роста как прелюдия возможной рецессии. Мероприятия европейского Центрабанка могут быть чрезвычайно важны, однако недостаточны, чтобы предотвратить серьезные проблемы. В свою очередь Германия может занять выжидающую позицию и до последнего момента выбирать наиболее приемлемый для себя ряд мероприятий по фискальному стимулированию. В свою очередь ожидаемый Brexit является нежелательным мероприятием в итак уже возможно печальных финансовых условиях.

Как пишет экономический обозреватель Financial Times Филипп Стивенс, уходящий уже руководитель Центрабанка Европы Марио Драги заработал уважение среди европейцев. Его желание переделать монетарные правила уже один раз спасло евро - это произошло после кризиса 2008 года. Если бы единая валюта рухнула, умерла бы и часть послевоенной архитектуры безопасности Европы. Именно поэтому политики нескольких стран благодарны Драги за то, что он не допустил обрушения единой валюты.

Стратегия Драги была включена в одно предложение, которое президент Центрабанка Европы высказал летом 2012 года: "С нашим мандатом Центрабанк Европы готов делать все необходимое, чтобы сохранить евро. Верьте мне - этого будет достаточно". Как оказалось, как минимум до этого года строгой решимости Драги было достаточно, чтобы евро удачно действовало в большинстве стране Европы.

Однако, и у этого вопроса есть свои лимиты. Центрабанк Европы, являющийся последним пунктом остановки, проводит значимые фискальные мероприятия, которые могут предотвратить дефляцию.

"Благодаря настойчивости Германии, евро как проект закончен только на половину. Фискальная политика по-прежнему находится в руках национальных правительств. Бюджет еврозоны фактически санкционирует Берлин, который делает это, получая значительное давление со стороны Парижа. Это, по-моему, очевидно", - указывает Стивенс.

Уходящий президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер сам наблюдал действия политических лидеров ЕС. Он сам, еще будучи премьер-министром Люксембурга, говорил: "Мы все знаем, что нужно делать, мы просто не знаем, как быть переизбранными после того, как проведем все необходимые реформы". В этом случае Юнкер говорил о структурных реформах - тех, что обычно влияют на рабочую силу с целью поднять продуктивность. Эта разница между тяжелыми политическими решениями и высокими стандартами жизни обычно влияет на жизнь людей и после окончания цикла избрания политика.

Однако в этом случае нужно смотреть на историю - бывший канцлер Германии Гельмут Коль однажды поддержал создание единой валюты в Европе, так как "это было бы механизмом, как новой Германии интегрироваться обратно в Европу". Евро нарисовало пусть в европейскую Германию, а также обеспечила блокированную дорогу в немецкую Европу.

"Можно сказать, что настойчивость Коля и поддержка единой валюты были этаким грехом. Коль однако пытался объяснить немецким избирателям то, какова была важность сделки, однако остался неуслышанным.

Короче говоря - Германия получила большее благо от интеграции в Европу. Демократическая стабильность Евросоюза и экономическая ясность - два элемента, позволившие Германии стать крупнейшей экономикой в Европе. Таким образом - от обрушения евро Германия потеряла бы больше всех", - указывает экономический обозреватель.

Он добавляет, что за такие преимущества есть и своя плата - к примеру, у Германии есть прямая ответственность за то, насколько будет стабильна экономика во всей еврозоне в целом.

Германия продолжает настаивать на том, что никогда не примет "трансферный союз". Однако в реальности в еврозоне выбор происходит между простой перевозкой денег - проведением трансферов и правилами, установленными национальными банками, на основе которых фактически был создан Европейский центральный банк

"В Германии есть несколько людей, которые все чаще настаивают на различных нормах морали. Еврозоне необходимы сильные инициативы, чтобы улучшить ее глобальную конкурентоспособность. Именно поэтому - почему бы не произвести структурную модернизацию и фискальную поддержку, которые позволили бы экономике еврозоны вырасти?", - отмечает Стивенс.

По его мнению, редко когда было лучшее время, чтобы Европе инвестировать в свое будущее. Инфляция практически на нулевом уровне, у Германии у самой наблюдаются избытки. Плата за кредиты фактически равна нулю. Ранее руководимая Эммануэлем Макроном Франция доказала, что готова принять различные сложные и непопулярные в обществе решения.

"Фискальная поддержка еврозоны не "политика рытья ям, которую можно заполнить предложением", однако это было бы лучше, чем не делать ничего. Континенту не хватает достаточно много инвестиций. К примеру - проверьте скорость в своем телефоне, находясь в Германии - понятно, что коммуникационные сети устарели. Кроме того, нужно освободиться от вредных выбросов, нужно достичь определенных показателей, чтобы Европа стала дружественнее климату. Европа довольно значительно отстает от США и Китая в разработке высоких технологий и сфере машиностроения", - указал Стивенс.

Лидер Германии хорошо осознает, что ситуация в Европе не идеальна. Особенно сейчас, когда в Германии действительно есть угроза рецессии, которая может повлиять на всю еврозону. В случае большого кризиса немецкие политики надеются стать теми, кто сможет спасти не только себя, но и всю остальную еврозону.

"Однако не ждите, что Германия вызовет бригаду пожарных еще до появления пламени на вершинах экономики еврозоны. Скорее всего, Германия будет ждать и наблюдать, как разовьется ситуация дальше", - отметил обозреватель.

НАВЕРХ