В рамках проекта "Невидимое в тюрьме" TVNET рассказывает как о жизни в тюрьме, так и о ее обитателях. Наказание это не месть, а последняя возможность для преступника вернуться в общество. Цель проекта - понять, можно ли предотвратить рецидив среди осужденных за особо тяжкие преступления. Разговоры с самими заключенными, интервью с психиатрами и специалистами помогут понять психологию заключенных и их мотивацию совершения преступных деяний. Сегодня мы расскажем историю приговоренного к пожизненному лишению свободы за тройное убийство. Осужденный согласился на интервью при условии, что он останется анонимным. О том, почему мы начали этот проект, можно прочитать здесь

Аноним. Досье

  • Осужденный пожизненно согласился на интервью при условии, что он останется анонимным.
  • Родился в конце 50-х годов 20 века.
  • Ранее судим за нанесение тяжких телесных повреждений, получил условный срок, судимость погашена.
  • В середине 90-х осужден пожизненно за убийство трех человек.
  • Свою вину признает полностью.

Видео: Осужденный пожизненно - Аноним

Полную расшифровку интервью можно прочитать здесь. 

Сам пожизненно осужденный о себе рассказывает следующее: 

"Я отбываю наказание за то, что я сделал. Я, конечно, о содеянном сожалею. Я в заключении впервые. Раньше я не был связан с криминальным миром. Это для меня самого был тяжелый удар. Я осознаю, что я сделал, и осознаю, что мое наказание соответствует тому, что я сделал. Я в этом не виню ни прокурора, ни судью. Я виню только самого себя. Совершив преступление, я перечеркнул всю свою жизнь. И теперь я живу в тюрьме больше 20 лет.

Тюрьма это мой дом и сокамерники — моя семья. Я полностью оборвал связи с внешним миром.

Ну скажем, с родственниками. У меня нет семьи, нет родных, нет друзей, нет знакомых на свободе. Я поддерживаю контакты только с христианами. Это моя семья на свободе, которая приняла меня. Живу в тюрьме, не даю своему мозгу превратиться в творог, не гоню гусей, не фантазирую, что за мной прилетят инопланетяне. Живу с надеждой, что изменится законодательство и меня когда-нибудь освободят".

Артур Утинанс, врач Клиники психосоматической медицины и психотерапии Рижского университета имени Страдиня, считает, что аноним - персона, которая плохо справляется со своими негативными эмоциями. 

"Он описывает свою жизнь, говорит, что все было замечательно. Что было хорошее воспитание, счастливое детство, в армии все было правильно, нет никаких претензий, будто он всю жизнь прожил без негативных эмоций. За исключением отдельных эпизодов, где есть эти переживания", - отмечает эксперт. 

Психиатр характеризует анонимного заключенного как интеллектуально развитого человека, который способен задуматься о глубоких и серьезных вопросах. В свою очередь тюрьма, по мнению Утинанса, является "бессмысленной средой", которая заставляет человека задаваться такими вопросами. 

Анвар Завацкис, ведущий исследователь отделения обучения и исследований Государственной службы пробации, считает, что в интервью с анонимным заключенным показаны его ошибки мышления.

"То, что можно было видеть в интервью, это обвинение других, мышление "Я - жертва", - объясняет он.

ФОТО: Mārtiņš Otto/TVNET

Преступление и наказание

В середине 90-х осужденный пришел к своему бывшему бизнес-партнеру, чтобы попросить деньги, который тот ему был должен. Получив отказ, он вытащил мужчину и его пасынка из дома, сказав, что нужно помочь принести застреленную в лесу косулю. В лесу мужчина начал угрожать ружьем и еще раз попросил вернуть деньги. Снова получив отказ, он застрелил мужчину, в свою очередь пасынка пытал, пытаясь узнать место хранения денег. Через полчаса он убил вторую жертву.

Сам заключенный, пожелавший остаться анонимным, говорит, что свою жертву хотел лишь напугать. Он убеждает, что это не было умышленное убийство. 

"Да, пришла в голову мысль, ну заеду, заскочу… Человек мне был должен деньги, заеду, попрошу деньги, попугаю охотничьим оружием, выстрелю просто в воздух. Ошибся, застрелил человека, ошибся. Не было сознательное убийство, да, второго человека я убил осознанно, свидетеля. Почему? Я сегодня сам на этот вопрос не могу ответить ", - рассказывает осужденный. 

После убийства двух человек, осужденный проник в дом погибшего, нашел и забрал деньги, дом поджег. В общей сложности были украдены 6000 долларов. В момент совершения преступления мужчина был в состоянии алкогольного опьянения. Сам говорит, что слишком пьяным он не был. 

"Я осознаю тяжесть преступления и отбываю наказание, в этом я никого не виню. Но описательная часть приговора неправильная, неточно и неправильно описано. Что я ехал с предварительным умыслом убить человека, ехал туда, чтобы убить", - утверждает аноним. 

Спустя два месяца после убийства преступник ограбил дом знакомого, в том числе украв ружье, которое потом перепилил.

Еще через пять месяцев он сел в такси с просьбой отвезти его в отдаленный район. По дороге попросил водителя повернуть на лесную дорогу и остановиться. Там аноним достал ружье и велел водителю выйти. Таксист приказ не исполнил и мужчина его застрелил. На украденной машине преступник доехал до Риги. В свою очередь труп таксиста он спрятал недалеко от места совершения преступления. 

Психиатр Артур Утинанс версию заключенного о преступлении оценивает следующим образом: "Этот анонимный осужденный, я бы сказал, как бы признает все свои преступления во всех смыслах, признается в убийстве, но интересно, что у него горечь о каких-то дополнительных вещах. Например, о том, что суд якобы приписал ему, что труп погибшего он тянул в сточную канаву, или, например, что ему приписали кражу автомобиля. Можно понять, что он недоволен, что ему приписали умышленное убийство, он хочет подчеркнуть, что это были спонтанные убийства без предварительного умысла. Но особенность в том, что получились три спонтанных убийства — двух якобы хотел напугать, а третий якобы на него напал. Конечно, нам сложно говорить о таких спонтанных убийствах, если их целых три".

В свою очередь представителя Государственной службы пробации Анвара Завацкиса это интервью заставило задуматься о том, что осужденному характерно определенное видение мира, в котором цель оправдывает средства. 

"Это интервью меня побудило подумать о таком макиавеллистическом видении мира. Это означает, что есть часть людей, часть преступников, которые не могут проявить заботу о других людях, их беспокоят только они сами, отношения у них строятся лишь на личной выгоде, а не на том, что им важна эмоциональная привязанность. Это заставляет их думать, что цели оправдывают средства. Другими словами - все средства хороши, если они ведут к определенной цели", - объяснил он. 

Преступника задержали только спустя десять месяцев после совершения преступления. Сам он утверждает, что особенно не скрывался — гулял по улицам, ходил в бары, ездил в Юрмалу. Через полтора месяца после совершения преступления пошел в полицию, чтобы сдаться.

"Через два месяца после совершения преступления, после первого преступления, я поехал в участок полиции своего района и хотел признаться. Ну мне надоело. Даже двух месяцев не было, полтора месяца прошло.

Я зашел в участок полиции, моя фотография на стене висела. Дежурный полицейский выходит из дежурного помещения: "Вы кого-то ищете?". Я назвал имя одного чиновника, с которым хотел встретиться. "Он сегодня не работает, он будет завтра. Приходите завтра".

На таком расстоянии, как мы сейчас с вами сидим. А рядом на стене висит моя фотография. А он меня не узнает. Я уже полтора месяца в розыске как особо опасный вооруженный преступник. Я так подумал: если я никому не нужен, тогда развернусь, выйду из полицейского участка, поеду назад в Ригу", - рассказал заключенный, пожелавший остаться анонимным. 

В свою очередь психиатр Артур Утинанс считает, что после совершения преступления мужчина испытывал стресс. 

"Это был период полный стресса для этого человека. Как он описывает, что однажды пошел в полицейский участок, где его не узнали. Вопрос — а почему он туда пришел? Вряд ли человек с позитивными эмоциями пришел в полицейский участок. Но в какой-то мере он, возможно, успокоился, когда увидел, что его не узнают. У осужденного может быть так называемое магическое мышление — ему может начать казаться, что он неуловимый. То, что он умнее полицейских, что полицейские интеллектуально неразвиты, что он сможет каким-то образом избежать ответственности", - объясняет эксперт. 

ФОТО: Mārtiņš Otto/TVNET

Детство

Свое детство заключенный описывает как счастливое. 

"Я из благополучной семьи, семьи рабочих, рыбаков. Очень нравится рыболовство, море, вода. Был дитя природы. У отца в море были лодки, очень яркие воспоминания. Ребенок поел, одет, он радостный, счастливый. Да, школа. Летние каникулы — все эти радости. Это детство, счастливое детство", - вспоминает он. 

Несмотря на утверждения о счастливом детстве, психиатр Утинанс все же не верит, что в жизни заключенного не было негативных эмоций. 

"Я думаю, он просто не мог или не хотел описать негативные эмоции, которые в детстве у него были, или они забыты", - комментирует он. 

Заключенный рассказывает, что в детстве время от времени хулиганил. Например, у него было два дневника - один для школы, другой для родителей. Если в дневнике появлялись плохие замечания от учителя, отец его наказывал. 

"У меня было два дневника. Один, чтобы показать родителям, другой для школы. Если неделю не был в школе, то в тот дневник учитель писала замечания красными чернилами. Ну такой же дома нельзя показывать. Если будет замечание, отец меня в субботу не возьмет на охоту", - рассказывает заключенный, пожелавший остаться анонимным. 

Отношения с семьей

Сразу после заключения анонима, его жена запросила развод. С тех пор он не контактировал с супругой и детьми. Допускает, что дети не знают, что он находится в тюрьме. Заключенный также оборвал общение с другими родственниками.

"С сестрой были хорошие отношения. Часто контактировал, ездил в гости, сестра ко мне приезжала с семьей. Была мама. Ну сейчас матери нет, отца тоже больше нет. На том свете уже. А сейчас с сестрой… Ну, меня не поняли, ни моя семья, ни мои друзья, ни мои родственники. Никто меня не понял, как я мог совершить такое преступление. У самого чувство стыда. И я сам не хочу ни с кем поддерживать отношения. В первые годы да, с сестрой переписывался, но уже лет пять или шесть с сестрой нет никаких контактов. Также я не знаю, знают ли мои дети, где я нахожусь. До меня дошла такая информация, что им с детства привили, что плохой отец их бросил и где-то в России умер", - рассказывает он. 

Психиатр Артур Утинанс считает, что для заключенного важно поддерживать отношения со своей семьей, потому что эта связь дает ему какой-то смысл существования. 

В свою очередь то, почему заключенный пожелал остаться анонимным, психиатр объясняет как чувством стыда, так и возможной обидой на жену. 

"Может быть и обида, потому что все же он якобы пытался вернуть деньги, которые собирался отдать семье, но жена прервала с ним контакты, что может человеку казаться предательством. "Она не поняла, как я боролся за выживание нашей семьи”. И это тоже может быть одним из мотивов", - объясняет специалист.

ФОТО: Mārtiņš Otto/TVNET

Ресоциализация и жизнь в тюрьме

Согласно первой статье Кодекса Латвии об исполнении наказаний, "задача исполнения уголовных наказаний заключается в обеспечении наказания осужденного лица за совершенное преступное деяние согласно установленным настоящим кодексом основным принципам исполнения уголовных наказаний, а также в том, чтобы добиться выполнения осужденным и иными лицами законов и воздержания от совершения преступных деяний". 

Это означает, что задача наказания - достичь того, чтобы человек исправился и преступление больше не повторилось. Этому способствует ряд мероприятий, в которых участвуют заключенные. 

Многие заключенные в процессе ресоциализации обращаются к религии. Анонимный заключенный христианскую общину считает своей семьей.

"Это семья. Быть кому-то нужным. Что кто-то обо мне думает, что кто-то мной интересуется, это меня тронуло до глубины души, до слез. Потому что у меня не было никого. Моя мать умерла, когда я был в заключении. Отец, слава Богу, этого не пережил. Он умер еще до того как я попал в тюрьму. Я хотел свою семью. Чтобы было с кем контактировать. Да, мы говорим и о христианских вещах, конечно. Я сейчас так не могу точно сказать. Верующий христианин, да, что именно это значит? Это полностью всем своим существом отказаться от мирских радостей и уйти в веру, но это было бы крайностью, я не люблю крайности. Это мне не навязано, мне это никто не навязал, это был мой выбор", - рассказывает он. 

Находясь в заключении, пожизненно осужденный выучился на помощника швеи. Это время, 4 года обучения, он считает лучшим временем в месте лишения свободы. Сейчас аноним работает швеей. 

Говоря об отношениях с заключенными, аноним указывает, что он достаточно коммуникабелен, и в заключении ему нравится общаться на темы, не связанные с тюрьмой. Он обсуждает вещи, которые его интересовали на свободе. 

Отношение общества и искупление грехов

Сам заключенный считает, что в обществе бытуют неправильные представления о людях, находящихся за решеткой. 

"Человек в тюрьме не конченное, простите за выражение, дерьмо, как считает общество.

Если я смотрю телевизионную передачу, как берут интервью у людей на улице, что в целом осужденные, заключенные это дно общество, мусор, дерьмо, что им нет места на этой планете, которую мы называем Землей. Я это слушал, особенно в телевизионных программах. У общества неправильное мнение, представление о том, что вообще происходит в местах лишения свободы. Что человек может меняться, идти по пути ресоциализации, общество об этом не знает", - говорит он. 

Также он уверен, что, находясь в заключении, он не может ничего дать обществу и оплатить нанесенный ущерб. В том числе материальный.

"Зарабатываю, скажем, 10-15 евро в месяц. На свободе у меня была бы возможность заработать больше. И тогда я мог бы хоть минимально, хоть частично оплатить нанесенный мною урон. Я хочу, да, я не исключаю, я хочу освободиться из тюрьмы. Теоретически это для меня предусмотрено. Досрочное освобождение. Но меня не обязаны освобождать", - отмечает он. 

На данный момент заключенный в тюрьме провел более 20 лет. Законодательство предусматривает, что через несколько лет у него появится право просить условно-досрочное освобождение.