Колс вводит в заблуждение, интерпретируя Стамбульскую конвенцию
Re:Check

Рихард Колс

ФОТО: Ieva Makare/LETA

Скорее неправда - в утверждении есть щепотка истины, однако не учтены существенные факты и/или контекст, поэтому высказывание вводит в заблуждение или находится вне контекста. 

Латвия находится среди тех нескольких стран, которые не ратифицировали Стамбульскую конвенцию. Депутат Сейма и руководитель Комиссии по иностранным делам Рихард Колс (Национальное объединение) в эфире Латвийского радио объяснял, почему Национальное объединение не поддержит конвенцию, и сказал:

"Случай, в котором русский бьет свою жену, латышку, является насилием, но, если латыш бьет свою русскую жену, которая является меньшинством, это уже насилие в отягчающих вину обстоятельствах. Это один из противоречивых разделов в этом документе."

Позиция VL-TB/LNNK по отношению к Конвенции Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием или Стамбульской конвенции всегда была непоколебимо отвергающей, однако аргумент, что конвенция дискриминирует по национальности, в риторике партии прозвучал впервые. Re:Baltica спросила у Колса, что именно позволяет сделать такой вывод.

Депутат указал на пункт "C" 46-й статьи документа и его пояснение. В конвенции говорится, что ее страны-участники принимают нормативные акты или проводят другие мероприятия, чтобы в определенных ситуациях могли быть констатированы усиливающие ответственность обстоятельства. 

Одна из них - "преступление совершено против человека, который является уязвимым из-за особенных обстоятельств". В свою очередь в пояснении говорится, что в качестве одной из групп таких людей "признаются лица, которые принадлежат к национальным или этническим меньшинствам", указывает Колс. 

"Согласно интерпретации, отягчающим ответственность обстоятельством можно считать принадлежность жертвы к национальному или этническому меньшинсту - не так, как на данный момент гласит Уголовный закон, если преступление совершено, исходя из этих мотивов. Соответственно конкретная норма может быть воспринята спорно, и ратификация Стамбульской конвенции предусматривала бы существенные поправки в Уголовном законе, чтобы интегрировать упомянутые ранее пункты", - пояснил свои слова депутат. 

87-й пункт поясняющего доклада к Стамбульской конвенции:

Эта часть дополняет упомянутый в третьей части 4-й статьи запрет дискриминации, предусматривая положительную деятельность, то есть, проводя какие-либо превентивные мероприятия, обеспечить, чтобы особенно решались и учитывались нужды незащищенных персон. 

Насильники часто выбирают таких лиц в качестве жертв, потому что они знают - маловероятно, что они смогут защитить себя или просить начать уголовное преследование   преступника или иным образом выравнять причиненную несправедливость из-за состояния этих людей.

В этой Конвенции уязвимыми считаются следующие лица: беременные женщины и женщины с маленькими детьми, люди с инвалидностью, в том числе и с ментальными или когнитивными нарушениями, люди из сельских или отдаленных районов, потребители наркотических и психотропных веществ, проститутки, представители национальных или этнических меньшинств, мигранты, в том числе и незарегистрированные мигранты и беженцы, геи, лесбиянки, бисексуалы и трансперсоны, а также лица, инфицированные ВИЧ, бездомные, дети и люди в возрасте. 

Колс говорит правду - в поясняющем докладе на самом деле упомянута принадлежность потенциальной жертвы к национальному или этническому меньшинству. Однако депутат не упоминает предоставленный в документе контекст. То есть, в нем сказано, что группы упомянутых лиц представляют собой "ориентировочный список возможных незащищенных людей". Также объясняется и цель: "Насильники часто выбирают таких людей в качестве жертв, поскольку они знают - маловероятно, что они смогут защитить себя или просить начать уголовное преследование преступника или иным образом выравнять причиненную несправедливость из-за состояния этих людей".

Несмотря на то, что Колс выделил этническую принадлежность, "ориентировочный список незащищенных персон" гораздо шире: 

беременные женщины и женщины с маленькими детьми, люди с инвалидностью, в том числе и с ментальными или когнитивными нарушениями, люди из сельских или отдаленных районов, потребители наркотических и психотропных веществ, проститутки, представители национальных или этнических меньшинств, мигранты, в том числе и незарегистрированные мигранты и беженцы, геи, лесбиянки, бисексуалы и трансперсоны, а также лица, инфицированные ВИЧ, бездомные, дети и люди в возрасте. 

Асоциированный профессор Латвийского университета Кристине Дупате в разговоре с Re:Check указала, что сказанное Колсом является интерпретацией прав вопреки их смыслу.

"Это работает только в случаях, когда из-за упомянутой причины (например, статус беженца, принадлежность к этническому меньшинству и т.д.) человека ставят в более уязвимую или зависимую ситуацию по отношению к насильнику", - указала Дупате, заявив, что в контексте латвийской реальности нет никаких оснований утверждать, что принадлежность к какому-либо этническому меньшинству ставит человека на более уязвимую или зависимую позицию. 

Уязвимая позиция может быть только тогда, если, например, не знающий языка индиец женился на латышке, у него нет работы и своих доходов ,и у него есть права проживать в Латвии в связи с браком. 

"Используя эту полную зависимость, гражданка Латвии каждый день бьет своего мужа", - характеризует Друвате возможное насилие, при котором могут быть отягчающие ответственность обстоятельства.

Стоит указать, что Уголовный закон Латвии уже сейчас определяет, что совершение преступления в отношении лица с использованием его зависимости от виновного, является отягчающим ответственность обстоятельством. Также таким считается совершение преступления, используя беспомощное состояние жертвы.

Вывод: Конвенция говорит об отягчающих ответственность обстоятельствах, и в ее пояснениях принадлежность лица к национальным или этническим меньшинствам упомянается как один из признаков "ориентировочно незащищенных лиц". Однако способ, с помощью которого, Колс интерпретирует эту норму, вводит в заблуждение, поскольку не соответствует латвийской реальности и упомянутому в пояснениях смыслу соответствующей статьи - требовать дополнительную ответственность за насилие, которое обращено к лицам, находящимся в беспомощном или зависимом состоянии, которые не в силах защититься или просить начать уголовное преследование. 

НАВЕРХ