Почему новый коронавирус так опасен для нас? Ответ кроется в истории

ФОТО: Pixabay

Фарерские острова - это архипелаг в северной части Атлантического океана - очень изолированные и холодные вулканические острова. В 1846 году этот архипелаг был одним из самых благоприятных для здоровья человека мест в мире, однако в том же году один местный житель вернулся домой из Копенгагена с сильным кашлем.

Он был болен корью. На Фарерских островах вирус был ликвидирован в течение 60 лет, и в то время, когда вакцины против кори еще не было, только некоторые островитяне приобрели естественный иммунитет к этой болезни.

В течение следующих пяти месяцев на острове заболели около 6100 из 7900 человек. Более ста человек погибли.

Как пишет в издании TIME историк Каил Харпер, островные популяции являются лабораториями естественной эпидемиологии, и эпидемия кори 1846 года представляет особый интерес, поскольку она является началом современной эпидемиологии. Правительство Дании, которое контролирует эти острова, отправило туда нового доктора Петера Панума. Его доклад доказал, что болезнь начала распространятся после прямого контакта между людьми. Этот отчет является началом эпидемиологии.

Корь на Фарерских островах исчезла сама по себе через пять месяцев, когда вирусу просто перестало хватать людей для заражения. Здесь прячется один из самых важных уроков эпидемиологии. У вируса кори есть "критический размер сообщества" - 250 000 человек. Это означает, что без плотного сообщества людей выше этого критического числа корь исчезает естественным образом.

Как и у паразитов, жизнеспособность вируса кори зависит от динамики инфицированной популяции.

История респираторных вирусов может помочь лучше понять нынешнюю эпидемию нового коронавируса. Люди - особенные животные с точки зрения количества патогенных микроорганизмов и типов, которые могут на них воздействовать. Респираторные вирусы особенно многочисленны и разнообразны. Covid-19 уже объявил себя претендентом на самостоятельную роль в списке респираторных вирусов, в то время как мы можем лишь наблюдать, как на наших глазах повторяется история.

Мы часто забываем, что Homo Sapiens может служить полезным организмом для многих типов необычных респираторных вирусов. Нюхание, кашель, чихание, насморк и порой даже лихорадка сопровождают нас с раннего детства до старости. В целом люди страдают от десятков респираторных вирусов, которые достаточно эволюционировали, чтобы как можно лучше устроиться в нас. В общем, это довольно странно.

У людей и шимпанзе очень похожая иммунная система, но только два десятка вирусов могут поражать шимпанзе. Кроме того, многие из них являются вирусами человека.

Сами шимпанзе имеют только несколько естественных вирусов, и большинство из них довольно доброкачественные. В свою очередь, большинство паразитов, которые могут жить в шимпанзе, являются червями или простейшими. Причина этого, скорее всего, связана с численностью населения и образом жизни. Шимпанзе живут небольшими группами и много передвигаются, что препятствует адаптации дыхательных вирусов. Другими словами, родственники наших шимпанзе, живущих в джунглях, склонны питаться мартышками, никогда не моются, как правило, жуют собственный стул и реже страдают от вирусных заболеваний, чем мы.

В огромном море человеческих болезней - особенно в респираторных заболеваниях - есть наша особая история развития как вида. Мы - чихающие обезьяны. Несколько миллионов лет назад наших предков одолевали типичные паразиты приматов - похожие на те, которые сейчас обитают в шимпанзе.

Но затем наши предки открыли огонь и претерпели драматический ряд психологических изменений, которые сделали нас отличающимися от обезьян.

Когда-то популяция людей была маленькой, а отдельных групп - очень мало. Вирусы и микробы у охотников-собирателей были больше похожи на микробное разнообразие шимпанзе, чем на те, что обитают в современных людях. Первым важным поворотным моментом стала неолитическая революция, которая началась около 12 000 лет назад.

Появление и развитие сельского хозяйства в разных регионах мира полностью изменило человека и его микробиом.

Появление разнообразия в еде привело к "эксплозии" населения. Приручение животных приблизило нас к воздействию различных патогенных микроорганизмов, некоторые из которых эволюционировали, чтобы инфицировать людей. Однако крупные респираторные вирусы, которые столь характерны для человечества сегодня, не были непосредственным результатом неолитической революции.

Первоначально популяция людей была слишком маленькой, а места обитания - небольшими, но респираторные вирусы могли эффективно распространяться.

В течение железного века, две-три тысячи лет назад, число людей в Евразии, Китае, Южной Африке, Средиземноморье и на Ближнем Востоке значительно возросло. Древний Рим стал первым городом, население которого достигло миллиона. В результате паразиты столкнулись с эволюционной проблемой - как попасть из одного организма в другой?

Covid-19, как и корь, вызван вирусом, который преимущественно распространяется путем крошечных капелек, которые испускаются зараженным человеком. Однако для распространения вируса таким путем требуется тесный контакт между людьми и большая популяция. Чем ближе люди живут друг к другу, тем легче патогенам решать эту эволюционную задачу. Однако, несмотря на 300 000 лет истории человечества, респираторные вирусы в популяции людей стабилизировались только в одном последнем проценте всего этого отрезка времени. И путь к этой стабильности был довольно прост. Например, "генеалогическое древо" вируса кори говорит о том, что современная корь произошла от болезней грызунов, которые перепрыгнули на домашний скот и в конечном счете - на людей.

Самое страшное в том, что некоторые из самых опасных человеческих респираторных вирусов появляются внезапно - по мере развития цивилизации. Человечество находится под постоянной угрозой нападения.

История человеческих болезней может помочь нам осознать, что новая пандемия коронавируса является частью эволюционной траектории человечества. По меньшей мере семь коронавирусов могут поражать человека в более тяжелой или легкой форме. Новый коронавирус может навсегда стабилизировать мир людей или, как и атипичная пневмония, остановиться и исчезнуть. Пока что первый вариант кажется более правдоподобным.

НАВЕРХ