Первая автократия в ЕС? Covid-19 в качестве прикрытия захвата власти

ФОТО: Reuters/Scanpix, TVNET kolāža

В обстоятельствах глобальной трагедии правительства некоторых государств увидели возможность узурпировать власть. Когда кризис закончится, Европейскому союзу (ЕС), вероятно, придется подумать о том, что делать с первой по-настоящему авторитарной страной в своем составе.

Объявление режима чрезвычайной ситуации весьма заманчиво для любого существующего или будущего автократа, поскольку временно дает больше свободы обходить другие институты. Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан хочет придерживаться такого порядка как можно дольше. В свою очередь у российского автократа Владимира Путина появилась возможность остаться у власти еще на 16 лет, получая минимальную критику от западных СМИ и международных организаций.

Первая автократия в Евросоюзе?

В конце марта контролируемый Орбаном парламент проголосовал за замораживание своих полномочий по принятию решений, отмену выборов и передачу власти правительству Орбана, которое сможет принимать решения в обход других учреждений. Срок этих полномочий не указан. Первые решения правительства не были связаны с коронавирусом - они касались строительства музея и запрета на изменение пола в документах для трансгендеров; правительство также хочет своим решением скрыть информацию об инвестициях Китая в железнодорожный проект.

В то же время были приняты меры против ложных новостей. Однако, учитывая неконкретное определение термина "ложные новости" и отношения между СМИ и властями Венгрии, весьма вероятно, что эти меры могут быть использованы против честных журналистов, если те позволят себе критиковать правительство.

Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан ФОТО: AFP/LETA

За десять лет нынешнего правления Орбана независимость судебной власти в Венгрии уменьшилась, гражданское общество было ограничено, а независимые СМИ почти уничтожены. Венгрия и Польша, где судебная система постепенно разрушается, являются "проблемными детьми" ЕС. Уже давно говорят о разрушении демократии в этих странах и переходе к авторитаризму.

В 2018 году Европейский парламент (ЕП) поддержал активацию статьи 7 закона ЕС - инициирование процедуры санкций за угрозы фундаментальным ценностям блока и верховенству закона. С тех пор ситуация в Венгрии не улучшилась, а ухудшилась, отметил ЕП в январе этого года.

События в Венгрии ясно показывают одно из слабых мест ЕС - если стране, которая является кандидатом на вступление в союз, выдвигают высокие требования в отношении демократии, прозрачности и верховенства закона, то ей просто делают скрытые намеки и грозят пальцем. 

30

Хорошим примером этого является совместное заявление, подписанное большинством государств - членов ЕС, о том, что режим чрезвычайной ситуации, объявленный в связи с Covid-19, может поставить под угрозу демократию, права человека и верховенство закона. "Чрезвычайные меры должны ограничивать настолько, насколько это необходимо. Они должны быть соразмерными и носить временный характер. Их реализацию необходимо регулярно оценивать, и они должны соответствовать уже упомянутым принципам демократии и верховенства закона", - говорится в совместном заявлении стран - членов ЕС.

И хотя конкретная страна не была названа, заявление было явно нацелено на Венгрию. На замечания стран Евросоюза был получен ответ в лучших традициях "бутафорной демократии" - к письму присоединилась и Венгрия.

Краткий путь к вечной власти в России 

Путину путем различных махинаций удалось продлить два срока президентства, разрешенных в российской конституции, до 20 лет. Приближаясь к 2024 году, когда истекает срок его полномочий, вопрос был не в том, попытается ли он сохранить власть после этого, а в том, каким образом это будет сделано. Сможет ли президент РФ снова "поменяться стульями" с премьером? Или он займет должность во влиятельном государственном совете и продолжит неформально управлять страной? Может быть, Путин найдет политического наследника?

Ответы на эти вопросы начали появляться 15 января, когда Путин во время своей ежегодной речи о ситуации в стране предложил провести референдум по поправкам к российской конституции. Через несколько часов правительство Дмитрия Медведева объявило о своей отставке. В то время мировое внимание было обращено на Китай, где за четыре дня до этого от новой и неизведанной болезни умер первый пациент; вирус начал распространяться за пределами Китая. Спустя две недели первая жертва была зарегистрирована в Италии, запустив огромную волну Covid-19 в Европе. На сегодняшний день вирус унес более 50 000 жизней в Европе и более 70 000 - во всем мире.

Конституционные поправки, получившие политическую поддержку в России, стирают сроки президентства Владимира Путина и позволяют ему оставаться у власти до 2036 года.

30

Западные медиа, которые с беспокойством следили за распространением Covid-19, уделяли мало внимания дальнейшему захвату Путиным власти в России. Даже российская оппозиция протестовала не так громко, как в 2011 и 2012 годах. Выйти на улицы было невозможно - все собрания были быстро запрещены.

Однако вирус является противником, которому безразличны планы захвата власти и геополитические игры. В этом Путин убедился сам, так как принять конституционные поправки (которые включают такие пункты, как привязка уровня пенсии к индексу стоимости жизни и запрет на однополые браки) так и не удалось - из-за Covid-19 референдум, назначенный на день рождения Ленина (22 апреля), пришлось отложить.

Понимая, что вспышка серьезной и смертельной болезни может отыграться, Путин передал публичное решение по кризису Covid-19 в руки правительства и местных властей. Сам он посещает пациентов Covid-19 в защитной одежде и утверждает государственные расходы на поддержку граждан и предприятий.

Covid-19 ставит авторитарных лидеров перед дилеммой. С одной стороны, это, кажется, подходящее время для расширения своих полномочий перед лицом минимального сопротивления. С другой - если вспышка заболевания приведет к крупным человеческим жертвам, кризису в области здравоохранения и серьезным экономическим последствиям, легитимность режима будет поставлена под угрозу.

30

Вирус невозможно заставить замолчать или бросить его в тюрьму. Это будет серьезная проверка для всех стран, независимо от их политического устройства, однако в глазах общественности наилучшим образом будут выглядеть наиболее профессиональные и открытые правительства, которых нельзя будет обвинить в сокрытии данных или попытке узурпировать власть вместо того, чтобы защищать своих граждан.

Примеры России и Венгрии показывают, как лидеры с автократическими тенденциями используют глобальные потрясения, чтобы обеспечить себя большей властью. Время покажет, окажется ли это ошибкой. Однако даже демократическим странам после пандемии, возможно, придется бороться, чтобы изменить некоторые принятые во время кризиса решения.


НАВЕРХ
Back