"Сидим как в бункере". Что говорят о выборах и протестах белорусы в регионах

ФОТО: BBC News

Вторые сутки в Минске и по всей Беларуси перебои с интернетом: в центральных районах, где собираются протестующие, связи почти нет, кое-где работают мессенджеры, но многие белорусские сайты, в том числе СМИ, не загружаются. Люди пытаются добыть информацию старым забытым способом - через стационарный квартирный телефон - единственное оставшееся стабильное средство связи. Корреспонденты Би-би-си связались со своими знакомыми в разных регионах Беларуси и спросили их о том, что происходит в их городах.

Вторые сутки в Минске и по всей Беларуси перебои с интернетом: в центральных районах, где собираются протестующие, связи почти нет, кое-где работают мессенджеры, но многие белорусские сайты, в том числе СМИ, не загружаются.

Журналистов, освещающих протесты, жестко задерживают, некоторые подолгу не выходят на связь с редакцией. Телевидение контролируется государством и не говорит о масштабах и причине протестов; в основном только ругает протестующих.

Люди пытаются добыть информацию старым забытым способом - через стационарный квартирный телефон - единственное оставшееся стабильное средство связи. Корреспонденты Би-би-си связались со своими знакомыми в разных регионах Беларуси и спросили их о том, что происходит в их городах.

Вероника, Брест

"Мы с мужем и дочкой сидим как в бункере. Интернет не работает, а то, что удалось прочитать, - страшно. Неужели он [Лукашенко] думает, что его после этого люди начнут любить? Я созвонилась с друзьями - вроде никто не пропал. Хотя у нас в Бресте после полуночи тоже разгоняли людей, били и задерживали".

Мария, Лунинец (белорусское Полесье)

"В Лунинце молодежь вчера пошумела, но обошлось. Страшно было в Пинске, там были большие столкновения демонстрантов с милицией. Из нашего Лунинца туда отправили автобус милиционеров. Что там сейчас, узнать невозможно. Интернет не работает, многим не дозвониться, вот рассказываем друг другу, что знаем. Забастовки у нас вряд ли будут - крупное предприятие у нас РУПП "Гранит", но они там все по стойке "смирно". Там был разогнан независимый профсоюз, многие активисты прошли через суды".

Полина, 16 лет, Минск

"Я уехала к бабушке, я боюсь ночевать дома на Грушевке [минский микрорайон - Би-би-си]. Прошлой ночью у нас под окнами били людей, люди кричали. Выли сирены, стоял стук, свет на улице выключили. Было очень страшно. Я плакала и не могла спать. Бабушка же живет на тихой улочке, думаю, сюда не доберутся. Я хотела уехать за город, но подруги предупредили меня, что дороги блокируют и в Минск я могу уже не попасть. Или попасть, не знаю когда".

Светлана, Сморгонь

"Вчера народ собирался, в основном предприниматели. Им предложили разойтись, но они стояли, и многих увезли. Сегодня, возвращаясь с работы, увидела, что перекрыт центр города, стоит милиция, машины пускают в объезд. Спиртное не продают, якобы объявлены "три дня трезвости". Мы сильно переживаем из-за происходящего, это очень грязно. Сама я не пойду никуда - сил нет. У меня нервное истощение: прожила столько в Беларуси, но такое вижу впервые. Мне плохо, я балансирую на грани. Все это непривычно, неприятно и нечестно".

Надежда, Жодино

"Я целый день хочу плакать! У нас в Жодино на улицы вышло около двух тысяч человек узнать результаты после подсчетов. Но ОМОН разогнал всех. Вообще у нас тут дурдом: интернет отключили, люди без связи, я кое-как зашла через VPN"

Анатолий, Гомель

"Вечером в воскресенье были протесты - в районе площади Восстания, площади Ленина. Даже по моей тихой улице Пушкина шла молодежь, скандировала "Жыве Беларусь!" Разгон был - хапун по-нашему. Человек 30 задержали. Сегодня судили, обвиняли в хулиганстве и неподчинении милиции. Женщинам, у кого дети, давали штрафы, мужчин и парней - на сутки. Суды будут и завтра. А наблюдателей независимых еще 8-го побрали. [...] Cейчас связи нет, интернет не тянет. И что будет сегодня - не знаю. Прислушиваюсь, что там на улице".

ОМОН задерживает мужчину в Минске

EPA

 

Татьяна, Дзержинск

"Я с внуками ходила голосовать - скандал был на нашем участке. Бюллетеней людям не хватило. Многие требовали заменить бюллетень - там какие-то точки, черточки стояли. У нас город небольшой, люди рассказывают, что и на других участках требовали бюллетени - а их нет, закончились. Что они думали: нарисовали на предварительном голосовании 30% сами знаете кому, а остальным - бюллетеней нет. Короче, скандал. Вечером в центре молодежь покричала, конечно. Но что там было точно, не знаю - при внуках все-таки".

Алексей, Полоцк

"Вечером на улицу лучше не выходить, очень сильно избивает ОМОН. Во дворах спокойно. Главное, я думаю, - когда стемнеет, не выходить. А вот возле школы, где участок голосования был, вечером, говорят, жара была. Естественно, в центре неспокойно. Люди просто в шоке, все в шоке, даже не верится, что это все у нас. Никто, абсолютно никто за Лукашенко не голосовал. [...] При всем этом люди особо ничего не знают, узнать просто негде.

Связь не глушат, просто менты видят телефон - и тебе хоть бабушка звонит, хоть королева, тебя просто крутят и в машину. А интернета вообще нет ни у кого, тут пару ушлых нашлось людей, просто файл программы передают друг другу по bluetooth, устанавливаешь - и хоть совсем медленный и тупой интернет, но зато он есть".

Татьяна Ванина, жительница райцентра Дзержинск (недалеко от Минска)

"Я поехала в магазин, в центр. Проезд перекрыт патрульными милицейскими машинами. Объясняю: в магазин! Милиционер отправил меня на стоянку - дальше иди пешком. Пока шла, видела, как к группе молодежи, которая, как обычно, вышла тусоваться в центр, они без всяких лозунгов общались, подъехал микроавтобус, выскочили люди в черном, несколько человек скрутили и затолкнули в автобус, остальных погнали по аллее. За что?"

НАВЕРХ
Back