Как вызволить человека из мира фантазий, если он этого не хочет

ФОТО: Getty Images

Однажды, когда ей было пять лет, Дая Бхардж заявила брату, что больше не хочет с ним играть. Теперь она будет играть сама с собой - в своем воображении.

Дая лежала на диване в гостиной и глядела в потолок. Она представляла себе маленького мальчика, примерно ее возраста, бегущего по полю. Он бежал к самолету, который совершил аварийную посадку, забирался внутрь и садился на одно из сидений в кабине пилотов.

Руки его были слишком малы, чтобы пристегнуть ремень безопасности. Но это же была фантазия Даи, и она изобрела еще одного героя, который помог мальчику пристегнуть ремень.

Мальчик выглядел как Питер Пэн, а тот, другой, который пристегивал его к креслу, напоминал Капитана Крюка. Потом Дая вообразила летчика, который запустил двигатель. Самолет взлетел и исчез в облаках.

Дая обнаружила, что ей очень нравится фантазировать. Она могла прокручивать в голове те сцены, которые уже придумала, добавляя при этом новые подробности или удаляя то, что ей не нравилось.

В тот день она провела часа два, лежа на диване. Остальные члены семьи думали, что она спит, но ее глаза были широко открыты.

Прошло 13 лет, а грезы наяву продолжались. Маленький мальчик вырос вместе с Даей, но жизнь у него была куда более богата событиями.

Getty Images

По мере того, как Дая вновь и вновь прокручивала в голове начальную сцену своей фантазии, она уточняла многие подробности, оставляя только то, что ей нравится.

Поначалу мальчика звали Питер, но вскоре она изменила его имя на Лайт. Грузный крепыш, который пристегивал Лайту ремни безопасности, больше не напоминал Капитана Крюка. Этот персонаж стал братом Лайта, героя грез Даи.

"Лайт - это я в том мире", - говорит она. Он напоминает Даю внешне, примерно ее роста, но, в отличие от нее, у него светлые спутанные волосы, очень бледная кожа, а тело покрыто шрамами. (Дая смотрела много японских мультфильмов, и Лайт становился все больше похож на персонажа из комиксов манга. Собственно, и имя для него она позаимствовала из сериала аниме "Предсмертная записка".)

Лайт - это идеал, к которому стремится сама Дая: он добрый, нежный и милый. Сегодня ему 18, как и Дае, но его голос по-прежнему звучит как у мальчишки.

Когда Лайт был маленьким, его похитили из семьи. Его богатый отец - глава "Синдиката" (или "Организации"), и похитители потребовали за Лайта выкуп.

Мальчика передавали от одних похитителей к другим. Порой он умолял отпустить его, порой пытался бежать. Но вот какой поворот: первоначально похищение Лайта организовал его же отец.

Невзгоды Лайта контрастируют со счастливой, спокойной, безопасной жизнью, которую ведет семья Даи в районе Уэмбли на севере Лондона.

"Думаю, мне не хватало переживаний, - говорит она. - Я читала разные книжки, и во всех у ребенка была ужасная жизнь. Вы никогда не встретите ребенка, который рос в прекрасной семье и в итоге стал героем".

Дая продолжала жить в грезах все время, пока училась в начальной школе, а когда перешла в среднюю, фантазии стали еще интенсивнее. В классе ее травили, и в какой-то момент ей даже пришлось перейти в другую школу. Она ненавидела реальный мир и спасалась от него в мире своих фантазий.

Getty Images

"Думаю, мне нужна была дружба, - рассказывает она. - Мне нужны были какие-то отношения с людьми. И я придумала таких людей, чтобы общаться с ними".

Каждый день после уроков она шла в парк по соседству, продолжая совершенствовать историю Лайта. Она создавала ответвления сюжета, могла избавиться от того или иного персонажа, но потом передумать и вернуть его, и сюжет продолжал развиваться как ни в чем не бывало.

Любимые сценки вновь и вновь прокручивались у нее в голове. Когда она грезила наяву, ей необходимо было двигаться, она расхаживала туда-сюда или качалась на качелях.

Она надевала наушники и слушала свои любимые песни, которые служили саунд-треком к придуманной истории, и действие развивалось в ритме партии баса или ударных.

Иногда Дая заимствовала сюжеты из прочитанных книг и телепрограмм. Фантазии становились все детальнее... и мрачнее.

Первого похитителя Лайта звали Килгрейв (имя было позаимствовано из комиксов Джессики Джонс). Килгрейв держал Лайта закованным в цепи и избивал его, когда тот пытался бежать.

У Лайта сложились в каком-то смысле дружеские отношения с дочерью Килгрейва Ланой. Потом Килгрейв решил, что от Лайта больше неприятностей, чем пользы, и продал его тем, кто соперничал за влияние с организацией отца Лайта.

У всех членов этой группировки была татуировка скорпиона (эту деталь Дая заимствовала из молодежных шпионских романов Алекса Райдера).

Getty Images

Они отрезали Лайту палец и послали его семье. Но, конечно, отец Лайта ни капли не был этим тронут, потому что именно он стоял за первоначальным похищением собственного сына.

Глава семейного синдиката хотел быть уверенным в том, что организация по наследству отойдет к брутальному брату Лайта, которого теперь звали Кайл. И когда палец Лайта был доставлен по почте, отец велел полиции прекратить поиски сына.

Поскольку получить выкуп не удалось, державшие Лайта в плену начали думать, как его убить. Но тут появилась Лана, которой удалось войти в доверие группировке. "Я помогу тебе бежать", - сказала она Лайту.

Она провела его по трубе канализации (напоминающей трубу, которую Дая видела рядом с детской площадкой в их районе), и парочке удалось бежать и спрятаться в доме, о котором никто не знал.

На следующее утро после побега Лайт проснулся прикованным цепями к кровати. "Что происходит? - спросил он Лану. - Я думал, что ты хочешь мне помочь!" И тут Лана призналась, что сама собирается получить за него выкуп.

Лайт был в отчаянии от такого предательства. Но по прошествии нескольких месяцев в плену у Ланы у Лайта с девушкой сформировалась тесная связь.

В конце концов Лана согласилась не продавать его. Когда однажды они стояли на крыше дома, Лана призналась Лайту в любви. Но Лайт ее отверг. Он вовсе не чувствовал ничего похожего к Лане, ну и кроме того, я гей, объяснил он девушке. Лана была в ярости.

Она столкнула Лайта с крыши, и он упал на землю, упрекая себя в том, что вновь доверился тому, кто этого не заслуживает...

Getty Images

Родители Даи беспокоились о ней. Они знали, что ее травят в школе, а теперь дочь стала себя вести очень странно. Она всегда стремилась остаться в одиночестве.

Каждый день после школы она проводила часы, расхаживая взад-вперед или качаясь на качелях, полностью погруженная в грезы. Иногда она прибегала к уловкам, чтобы не пойти в школу и остаться наедине с Лайтом и Ланой.

Ее успеваемость из-за этого страдала. Она не могла ни на чем надолго сосредоточиться. Если она смотрела телепередачу, то уже через пять минут убегала от экрана, потому что хотела попробовать использовать услышанную шутку или фразу в своих фантазиях.

А между тем история Лайта развернулась в новом направлении.

Упав с крыши, он выжил, но потерял память, ударившись головой. Он пытался вспомнить, кто же он на самом деле и что с ним случилось.

И потом он встретил другого мальчика, примерно его возраста, с татуировкой скорпиона. Лайт не помнил, что означает скорпион, но что-то у него екнуло, и он подошел к мальчику с татуировкой. Тот назвал себя Л.

Во многих отношениях Л. - полная противоположность Лайту. Он ездит на мотоцикле, он мрачен и уверен в себе, и вообще - плохиш. Кроме того, в глазах Даи он - идеальный бойфренд.

Между мальчиками сразу возникло взаимное притяжение. Л. предложил Лайту помощь в обретении прежнего себя. Они подружились и потом всегда были вместе.

Но Л. никогда не рассказывал Лайту, что состоит в банде скорпионов. И Лайт не мог вспомнить, почему эта татуировка выглядит столь знакомой.

Но потом он вспомнил. Банда с татуировками скорпионов хотела меня убить! Как ты мог со мной так поступить? - начинает он допрашивать Л. Как ты мог состоять в банде, которая похитила меня?

Л. умолял его выслушать, но все напрасно - Лайт в гневе покинул его и поклялся больше не встречаться с Л.

Getty Images

Когда родители Даи однажды увидели, как она разговаривает со стаканом воды, это стало для них последней каплей.

До этого она всегда погружалась в свои фантазии наедине с собой, втихомолку, но примерно с возраста 16-17 лет начала рассказывать вслух о происходящем в ее голове.

Я не схожу с ума, заявила она матери и отцу и попыталась рассказать о своих фантазиях, сюжетах и главных героях. Но родители не понимали ее. Не слишком ли она уже взрослая для того, чтобы иметь выдуманных друзей?

Даю отправили к психотерапевтам и психологам. Но те не пришли к единому мнению о том, что с ней происходит.

Некоторые считали, что у нее просто слишком буйное воображение. Другие думали, что это может быть обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР). Один специалист предположил шизофрению, но Дая возразила: "Я понимаю, что это - не на самом деле".

Школьный психотерапевт поинтересовался, не идентифицирует ли она себя с Лайтом потому, что в глубине души всегда хотела быть мальчиком. "Нет!" - отрезала Дая.

В общем, специалисты не смогли найти ответ. Однажды Дая открыла компьютер и набрала в поисковой строке "Гугла": "слишком много грез наяву". И быстро поняла, что она не одна такая.

Между тем к Лайту начала возвращаться память. Он вспоминал все больше и больше подробностей о своей прежней жизни - в том числе про Килгрейва и отца. Но кое-о-чем он не помнил - например, о том, как Лана столкнула его с крыши.

Однажды Лайта нашли агенты ЦРУ (порой эти агенты работают на другое агентство - это зависит от настроения Даи). "Где ты был? - начали спрашивать они. - Мы ищем тебя с тех пор, как тебя похитили!"

Лайт рассказал им, что помнил. На агентов произвело сильное впечатление то, как Лайт сумел объяснить суть дела, над раскрытием которого они бились столько лет. И пригласили его работать вместе над расследованием разных преступлений.

Но когда Лайт пришел к ним в штаб-квартиру, он был ошарашен и взбешен, увидев там Л. Разве Л. - не член банды с татуировками скорпиона?

Getty Images

Л. на это объяснил, что когда Лайт ушел, он испытал глубокое разочарование и понял, что идет в жизни не по той дорожке. Он решил уйти от плохих парней и присоединиться к хорошим.

Лайт и Л. снова подружились и стали вместе раскрывать преступления, понимая, что нуждаются друг в друге. Они начали расследовать деятельность банды скорпионов и вышли на Лану, которая по-прежнему числилась там.

Лана испытала ревность, увидев Л. и Лайта вместе, она сразу поняла, что между ними что-то есть. Она начала говорить Лайту, что он должен отомстить своему отцу и убить его. Но у Лайта к тому времени были другие первоочередные дела.

Он выследил Килгрейва и позволил тому снова взять себя в плен. Но когда Килгрейв отвез его к себе домой и попробовал приковать к стене, Лайт намотал цепь вокруг шеи Килгрейва и задушил его.

Лана, узнав, что Лайт убил ее отца, поклялась отомстить.

"Теперь она стала его главным врагом, - говорит Дая. - А Лайт планирует убить и своего отца, поэтому я сейчас на распутье - пока не знаю, как все это сделать".

В 2002 году израильский врач Эли Сомер, работавший с шестью пострадавшими от домашнего насилия подростками, заметил, что у всех у них есть кое-что общее.

Чтобы не преследовали воспоминания и эмоциональная боль, каждый из них убегал в детально продуманный мир фантазий, где мог находиться до восьми часов подряд.

Некоторые представляли идеального себя, живущего в идеальном мире. Другие создавали в голове целые отношения, в том числе романтические. Один представлял, как ведет партизанскую войну. Другой вызывал в воображении картины футбольных и баскетбольных матчей, в которых он показывал выдающуюся игру.

В их фантазийных сюжетах часто присутствовали темы плена, побега и спасения - например, их держали прикованными в пещере или они возглавляли тюремный бунт.

И это были не просто мечты. Не говоря уже о том, сколько времени они проводили в грезах, пациенты Эли Сомера с трудом контролировали свои фантазии. Это негативно влияло на их работу, учебу, социальные связи.

Getty Images

Сомер, профессор клинической психологии из Хайфского университета, описал свои находки в научном труде, где охарактеризовал "навязчивые грезы" (НГ) как избыточное фантазирование, которое заменяет человеку обычную жизнь и мешает нормальному межличностному и профессиональному функционированию индивидуума.

Исследователи из Лозаннского университета (Швейцария) и Фордхемского университета в Нью-Йорке тоже проводили собственные исследования НГ. В общей сложности было опубликовано 10 работ на тему навязчивых грез, две одобрены для публикации и еще две представлены на рецензирование.

Из этих работ можно предположить, что большинство людей с НГ - не жертвы насилия. Некоторые из них проводят в грезах до 60% времени бодрствования.

Результаты этих исследований очень популярны - но не в академических кругах, а среди тех грезящих наяву, кто ищет в "Гугле" объяснение того, что с ним происходит. На эту тему существует множество блогов, рассылок и видео в YouTube, и онлайн-сообщество НГ растет и процветает.

Дая была одной из тех, кто нашел этот термин в сети, и, по ее словам, это было как откровение. "Когда я обнаружила, что у этого есть название, я испытала прилив жизненных сил: я не сумасшедшая, это на самом деле существует!" - рассказывает она.

Однако ее "навязчивые грезы" - это диагноз, который она поставила себе сама.

Это расстройство не включено в "Статистическое руководство по диагностике психических расстройств", публикуемое Американской психиатрической ассоциацией (АПА). В Британском психологическом обществе говорят, что у него "не сформулирована определенная позиция относительно навязчивых грез, поскольку это расстройство не признано официально".

Некоторые психологи считают, что НГ - не очень удачный термин. Скептики говорят, что из-за него есть риск ошибочно рассматривать нормальное поведение как психиатрические симптомы. Также не помогает делу считать НГ отдельным расстройством, а не сопутствующим продуктом, скажем, депрессии или ОКР.

"Проблема не в самих грезах, проблема в том, почему люди грезят так много, что это начинает мешать их жизни, - рассуждает Родерик Орнер, приглашенный профессор психологии университета Линкольна (США). - Бежать в мир фантазий человека заставляют какие-то другие проблемы".

Getty Images

Эли Сомер говорит, что термину НГ (сейчас он предпочитает "расстройство фантазирования") - лишь 15 лет, и для того, чтобы включить его в основные диагностические справочники, необходимо больше исследований.

Однако, по его словам, даже если это расстройство имеет отношение к другим - таким, как ОКР или синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ), - оно серьезно от них отличается.

Например, говорит он, психическая деятельность во время НГ не бессмысленна и не связана со стрессом, как при ОКР, она приносит удовлетворение, эти фантазии имеют важное значение для грезящих наяву.

"Люди с НГ описывают жажду фантазирования как нечто похожее на другие патологические зависимости - азартные игры, интернет, распущенное сексуальное поведение", - подчеркивает Сомер.

Он считает, что в конце концов синдром НГ будет официально признан поведенческой зависимостью.

В 2014 году студентка из Техаса Сайен Рид запустила петицию на Change.org, где призывала Американскую психиатрическую ассоциацию признать НГ в качестве расстройства.

Без официального признания, говорит Рид, тем, кто страдает от негативных последствий своего фантазирования, просто некуда пойти со своей проблемой, не к кому обратиться, кроме онлайн-сообществ, члены которых часто "попустительствуют" НГ.

"Некоторые не хотят от этого избавляться, - объясняет она. - Для них это как спасательный круг".

"Но те, кто хочет от этого избавиться, как я, например, ощущают себя брошенными на произвол судьбы. Я хочу вести плодотворную жизнь и не хочу тратить по часу в день на грезы. Это целый час, который я могла бы потратить на что-то другое".

Getty Images

Мы сидим с Даей в кафе недалеко от ее дома. "Я впервые кому-то рассказываю всю свою историю", - признается она. Похоже, что она испытывает от этого облегчение.

Мы разговариваем уже час, но я не всегда владею ее вниманием. Например, когда из-за прилавка доносился звук работающего капучинатора, Дая, как она рассказала потом, представляла, что это стрельба из пулемета, и пыталась придумать сцену, в которой Лайт изрешечивает пулями Килгрейва.

Порой грезы наяву мешают реальной жизни. Дая пробовала встречаться с парнями, но никто из них не мог сравниться с Л.

"Никто не выдерживал сравнения, и в итоге я прерывала отношения. Мне было неинтересно. И это грустно, потому что я чувствую: мне нужны настоящие отношения в настоящей жизни".

Но с тех пор как Дая нашла в интернете сайты, посвященные НГ, она научилась брать верх над фантазиями, которые так и норовят подчинить себе ее жизнь.

Она слушает те песни, которые еще не применяла в сюжетах своих грез. Когда она сдавала экзамены на аттестат зрелости, то заставила это делать и Лайта, поместив его под присмотр репетитора, все время напоминающего о необходимости сосредоточиться. (Сначала репетитор был молодым и симпатичным, и Лайт в него тут же влюбился, но Дая быстро сделала репетитора пожилым человеком.)

И похоже, все это сработало, потому что Дая поступила на курсы писательского мастерства в лондонский Университет Брунеля. Лайт тоже не отстает, учась на вечернем отделении рисунку и танцу, в то время как основное время у него уходит на работу в ЦРУ.

Я интересуюсь, а не хотела бы она превратить свои фантазии в книгу.

Дая говорит, что пару раз пыталась начать писать. Но дальше плана дело не шло. И тот получался настолько растянутый, что она останавливалась, ошеломленная громадностью задачи, стоящей перед ней.

Но это - не главная проблема. "Мне всегда было трудно все это записать, потому что я не знаю, что будет в конце, - объясняет она. - И я надеюсь, что никогда не дойду до конца, если честно".

Когда-то мысль о том, что ее грезы будут продолжаться и во взрослом возрасте, пугала Даю. Ей хотелось вырасти из этого. Но сейчас она считает, что фантазии - полезный инструмент для творческих проектов - например, для писательства.

"Мне хочется, чтобы это продлилось до конца моей жизни, - говорит она. - Надеюсь, это никогда не прекратится".

Getty Images

***

НАВЕРХ
Back