Среди латвийских музыкантов много сильных личностей. На этот раз в рубрике Made in LV хочется рассказать о 31-летнем Романе Лямцеве, который не бросил игру на гитаре даже тогда, когда получил тяжелейшую травму. 

Роман не просто музыкант - он основал несколько коллективов. Сам он называет себя композитором и мастерит гитары. В свободное от работы время (Рома не зарабатывает музыкой) он занимается экстремальными видами спорта, хотя при том букете диагнозов, который у него, это кажется невероятным. Итак, лучше всего о себе он расскажет в интервью. 

ФОТО: Личный архив Романа Лямцева

- Кем ты себя сам называешь - музыкантом, аранжировщиком, композитором?

- Всегда воспринимал себя больше как композитора. Не исключаю, что это мое притянутое за уши оправдание собственной посредственной игры на разных музыкальных инструментах вместо виртуозной игры на чем-то одном. Но мне уже практически с детских лет было интересно именно придумывать что-то свое, а не отрабатывать технику или исполнять каверы.

Даже с точки зрения обучения игры на инструментах у меня несколько нестандартный подход - вместо того, чтобы гонять упражнения или изучать теорию, я обычно сочиняю что-то, ощутимо превосходящее мой текущий уровень, и потом несколько дней или даже недель сижу и, тихо матерясь себе под нос, учусь это играть.

ФОТО: Личный архив Романа Лямцева

- Когда ты стал заниматься музыкой? Сколько тебе было лет?

- Впервые напрямую с музыкой столкнулся в возрасте примерно 13-14 лет, когда, заявив родителям, что хочу научиться играть на гитаре, получил закономерный ответ, что у меня нет ни слуха, ни голоса и, мол, ничего у меня не выйдет - так что гитару мне покупать не будут.

Естественно, тут же включился режим ослиного упрямства, и на первую акустическую гитару я накопил с обеденных и карманных денег, предварительно поспорив с родителями, что если таки научусь играть, то потраченную сумму мне возместят.

Эта самая первая гитара была куплена тем же летом в Беларуси, куда меня в том возрасте родители сплавляли на летние каникулы под чутким присмотром бабушки, чтобы хоть немного отдохнуть от этого подросткового ужаса.

Купленная гитара представляла собой типичное околомузыкальное полено постсоветского производства с километровой высотой струн и кривой мензурой, так что играть на ней можно было исключительно блатные аккорды - да и то, только обильно окропив лады кровью. Также она была на правую руку, так что под левшу мне пришлось ее переделывать самостоятельно.

Что характерно, упрямство и тут победило! У меня была с собой папка песен "Агаты Кристи", "Машины Времени", "Любэ" и других подобных групп, которые благодаря выпавшей на то лето плохой погоде и отсутствию других развлечений в той глуши, где я жил, я кое-как научился играть к концу лета.

Теперь-то задним числом я понимаю, что родительский подход был чрезвычайно мудр и основан на реверсивной психологии, но тогда мне казалось, что я большой молодец и всех победил.

Деньги за гитару, кстати, мне так и не вернули. Когда наконец дойду до психотерапевта, начну разбор полетов именно с этой детской травмы.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от Roman Lamcev (@romanlamcev)

- Твой первый музыкальный проект, в котором ты начал играть?

- Первый музыкальный проект под названием "Мальхион" я собрал, если память не изменяет, лет в пятнадцать. В интернете даже сохранилась пара записей той музыки с претензией на глубокомысленный русский рок на минималках. На остальные инструменты в группе были затащены мои хоть на чем-нибудь играющие друзья, с которыми мы тут же ринулись покорять "Саксофон" и Depo своим авторским творчеством.

Может, ни сочинять, ни играть мы на тот момент особо и не умели, но это все равно было дико весело.

Еще из своих старых проектов Рома вспомнил Rise of My Empire.

"В 2018 году летал в Англию на одноразовое воссоединение группы Rise of My Empire, которую еще в университетские годы основал в Бирмингеме (город, в котором в свое время зародились небезызвестные Black Sabbath). Повод был грустный - покончил с собой бывший вокалист группы, и местное музыкальное сообщество организовало смесь концерта и поминок с целью сбора средств для местных благотворительных организаций, помогающих людям с депрессией и суицидальными наклонностями.

Мероприятие получилось очень ламповым и душевным - насколько такими словами можно описать сборище пьяных металлистов, а кульминацией вечера стала продажа на благотворительном аукционе моей первой гитары, на которой, собственно, и зародилась группа, и последующее торжественное разбивание ее на улице победившим счастливчиком под радостные крики толпы.

- Расскажи о своих сольных работах?

- Сколько себя помню, всегда любил очень разнообразную музыку. До сих пор мой плейлист характерен тем, что там может по порядку выскочить цыганский джаз, психоделический рок, попса, метал, рэп и какой-нибудь этюд Шопена. Так как сочинять мне было интересно такую же разнообразную музыку, как и слушать, а создавать под каждый жанр отдельный музыкальный проект было лень, то

я попросту обобщил всю эту эклектику в сольном творчестве, которое изначально существовало под чрезвычайно оригинальным названием Roman Lamcev’s Music, а потом было как-то спонтанно переименовано в Fake British Nihilist.

В рамках этого проекта я постоянно экспериментирую с новыми жанрами и музыкальными инструментами (часть из которых самостоятельно собираю из подручных материалов), а также сотрудничаю с местными и зарубежными вокалистами и музыкантами. Очень приятно, что некоторые песни этого проекта даже крутили по SWH Rock.

Кстати, именно в рамках FBN зарождается большинство треков, которые мы потом берем для моего основного live-проекта Hypervert, жанр которого можно описать как приблюзованный и осовремененный dark’n’roll.  

- С кем из латвийских музыкантов ты сотрудничал? 

- Когда я вернулся в Латвию после проживания в Англии и Африке, какое-то время играл на гитаре в группе Stagnant Project. Офигенные, обезбашенные и угарные ребята.

В сольном творчестве из местных музыкантов сотрудничал с Иваром Вейделисом (Ivars Veidelis - Condescension, Shkura) и Дмитрием Задонским (Stagnant Project, Hypervert).

С Димой даже основали отдельный диванный проект Killjoy Axiom, в рамках которого выпускаем примерно по одному-два тяжелых трека в год.

Также в плане продюсирования активно сотрудничаю с Андреем Мосоловым, который работал с такими латвийскими группами, как Sever.

Из зарубежных музыкантов работал с Andrew Williams (Callidus UK), молдавским диджеем The Digit и очень крутым британским вокалистом Chris Clancy (Mutiny Within, Wearing Scars).

Музыкой Криса заслушивался еще в подростковом возрасте, поэтому записать с ним несколько треков было практически реализацией детской мечты.

В дальнейшем надеюсь ощутимо пополнить этот список, ибо мои собственные вокальные данные оставляют желать лучшего, а идей громадье.

- Твои проекты сейчас?

- Мой, наверное, основной проект Hypervert буквально недавно выпустил новый сингл Hallowed Ground, не слишком вкрадчиво затрагивающий тему сожаления о содеянном через аналогию погребения заживо.

Помимо этого, мы с ребятами в 2020 году выпустили мини-албом Little Black Death, которым я лично очень доволен, что мне категорически не свойственно. 

ФОТО: Личный архив Романа Лямцева

Интересный факт: данный проект я собирал, тоже используя несколько нестандартный подход. Вместо того, чтобы попытаться завербовать в группу самых лучших музыкантов, я изначально попытался найти самых лучших людей (т. е. ребят, с которыми всегда было интересно и весело общаться вне зависимости от их уровня игры на инструменте).

Результат оказался просто феноменальным - все, кому это было нужно, очень быстро подняли уровень игры, а вот дружеская и продуктивная атмосфера в группе так и осталась.
 

ФОТО: Личный архив Романа Лямцева

Сольный проект Fake British Nihilist в прошлом году тоже выпустил второй альбом - Democrisis - аж на 20 треков (первый альбом Brave New Void вышел еще в 2017-м). Ну и проект Killjoy Axiom также продолжает свое существование, и мы с Димой сейчас работаем над очередной новой песней.

ФОТО: Личный архив Романа Лямцева

- Расскажи немного о самом себе. О своей основной профессии, хобби...

- По интернету уже долгое время гуляют различные вариации перефразированной цитаты Конфуция вроде: "Преврати свое хобби в работу, и тебе не придется работать ни одного дня в своей жизни". Так вот это категорически не про меня.

Все попытки превратить хобби в работу (написание саундтреков к фильмам/видеоиграм, переводы научных статей и телепередач и т. д.) оборачивались для меня пониманием того, что я рискую потерять интерес к одной из относительно немногих вещей, которые приносят мне удовольствие в жизни, и при этом еще и пошатнуть свою финансовую стабильность.

В силу этого в качестве основной работы я руковожу отделом project management в одной из крупных международных fintech-компаний, а уже свободное время посвящаю хобби.

Хобби много! Кроме музыки, путешествий и увлечения практически всеми существующими досочными видами экстремального спорта (snowboarding, wakeboarding, skateboarding, windsurfing, kitesurfing, surfing), я также очень люблю книги и фильмы, а в прошлом году еще и достаточно активно занялся сборкой музыкальных инструментов.

Так как я левша, мне часто сложно найти интересующий инструмент в доступной ценовой категории, поэтому в какой-то момент закралась подлая мысль: "А почему бы не сделать самому?".

ФОТО: Личный архив Романа Лямцева

Начал с обычных cigar box гитар, резонаторов и различных вариаций необычных народных инструментов - и со временем постепенно перешел на полноценные гитары. Кстати, почти весь материал Hypervert записан и исполняется исключительно на самодельных гитарах, басах и CBG.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от Roman Lamcev (@romanlamcev)

- Я знаю, что ты получил несколько травм. Как это повлияло на тебя? Не возникло ли проблем с игрой на гитаре? Какие трудности ты преодолел, как не сдался?

- В 2013 году я разбился на мотоцикле в Танзании и сломал два позвонка. Крайне повезло, метафорически, уйти после аварии на своих двоих, ибо после таких травм очень высокая вероятность перманентно "пересесть на колеса".

Но забот это, конечно, прибавило. Пришлось пережить три операции, в ходе первой из которых "чудесные африканские врачи" умудрились занести в мой "внутренний мир" готовый со мной потягаться в плане упрямства резистентный стафилококк.

На данный момент, вроде, удалось его побороть, но антибиотики его практически не берут, а над головой постоянно висит возможность рецидива.

С одной стороны, конечно, подобная ситуация деморализует. С другой - заставляет не сидеть сложа руки и не терять время впустую.

Отличный мотиватор. Так же подобный висящий над головой Дамоклов меч заставляет пересмотреть свои жизненные приоритеты и резко понизить толерантность к вещам с низким ROI, в чем бы он ни выражался.

Когда в 2017 году после поездки в Таиланд случился последний рецидив и меня практически прямо из приемной травматологички покатили в операционную, не пасть духом помогли друзья и родные. Особенно помог отчим, который пообещал мне дать погонять на его неимоверно крутом сноуборде, если я выкарабкаюсь. Сноуборд он мне, кстати, в результате подарил! Здесь я на нем:

После операций долгое время было больно сидеть, стоять, ходить. Какое-то время на гитаре мог играть только лежа, но со временем интенсивная физиотерапия решила эту проблему.

Сейчас все еще бывает больно долго играть стоя, но никаких долгосрочных негативных последствий это не дает, так что ради любимого занятия можно и потерпеть.

Из позитивного одно из последствий такой травмы - это достаточно жесткий комплекс упражнений, который нужно выполнять с завидной регулярностью, чтобы минимизировать боли. Благодаря нему разлениться и заплыть жиром не удается при всем желании.

ФОТО: Личный архив Романа Лямцева

- Легко ли быть музыкантом в Латвии, особенно если ты работаешь в непопулярном жанре?

- Зависит от поставленных целей и восприятия. У некоторых моих знакомых музыкантов опускаются руки из-за того, что "достичь успеха" в традиционной интерпретации  этой фразы сейчас не то чтобы невозможно, но как минимум очень сложно.

Мне, наверное, повезло, ибо меня не интересует успех в стандартном понимании этого слова в мире музыки.

Мне нравится делать музыку - и до тех пор, пока я сам доволен результатом, мне не очень важно, услышат ее пять или пять миллионов человек.

Конечно, я могу себе позволить роскошь такого мнения только потому, что музыка не является моим примарным источником дохода, так что к моей позиции в данном вопросе лучше относиться скептически.

Из того, что я вижу - в Латвии с каждым днем становится все больше талантливых музыкантов, с которыми одно удовольствие выступать, записываться и просто общаться,

поэтому при условии относительно гедонистского подхода, в котором музыка создается и исполняется ради самого акта созидания, а не с целью что-то за нее получить, можно шикарнейше кайфануть.

ФОТО: Личный архив Романа Лямцева