RUS TVNET продолжает освещать события в Беларуси в нашем регулярном обзоре. Сегодня наш гость – Эксперт Совета по международным отношениям "Минский диалог" Денис Мельянцов. Чем чреваты для Беларуси санкции США? Как грядущая реформа посольств отразится на отношениях с соседями? Превратится ли оппозиционная цитадель революции в заурядный офис, живущий на скромные гранты?

Эта неделя прошла в Беларуси под знаком реформ. Александр Григорьевич, вдохновленный тем, что оппозиция на День воли претерпела сокрушительное фиаско, продолжил наводить порядок в стране привычными методами.

Посольства – под нож

Вторничное совещание по актуальным вопросам внешней политики, стало сюрпризом для многих, напряженно следящих за развитием теплых и дружеских связей между Беларусью и ЕС. Президент обсудил с соратниками "вопрос оптимизации сети белорусских загранучреждений", сообщает пресс-служба главы государства. Проще говоря, поставил ребром вопрос закрытия дипломатических ведомств в ряде европейских стран.

Начал он с критики МИДа, упомянув, что косяков в их работе более чем достаточно, что весьма ощущалось во второй половине прошлого года. А дальше перешел к сугубо прагматичной теме: а надо ли держать раздутый штат посольских работников, которые мышей не ловят и только штаны просиживают, в тех странах, отношения с которыми оставляют желать лучшего и только ухудшаются с каждым месяцем?

"Дружественной для нас является та страна, где покупатель голосует своим рублем, долларом или евро за белорусский товар или услугу, а правительство этому не препятствует, а, наоборот, способствует", - заявил хозяйственный президент. Отметим, что сейчас 70 внешнеполитических ведомств Беларуси работают в 58 странах.

"Необходимо отдавать себе отчет в том, что, во-первых, мы небольшое государство и у нас нет безграничных возможностей финансировать раздутые штаты за рубежом. И вообще - зачем? Мы глобализмом не страдаем, если говорить о перспективах. У нас обычные, земные вопросы и проблемы как в политике, так и в экономике. Второе, на первом плане должна быть не претензия на лидерство, а защита и продвижение своих интересов в экономической сфере", - добавил глава государства.

Так что сеть дипломатических ведомств предстоит оптимизировать – где-то убрать, где-то наоборот, расширить присутствие, но – не увеличивая число работников. А поскольку в контексте совещания "батька" недобрым словом помянул соседей, пригревших лидеров оппозиции и сочувствующих им, нетрудно догадаться, белорусские посольства в каких странах в первую очередь попадут под раздачу.

НКО прижучат

На этом же совещании президент Беларуси поднял вопрос о деятельности различных фондов и некоммерческих организаций (НКО), ведущих "деструктивную антигосударственную деятельность". Это обсуждалось в контексте белорусско-польского вопроса, который обострился не только на внешнеполитическом уровне, но и внутри страны (речь идет о деле "проклятых солдат"). 

Как пишут TUT.BY, Лукашенко весьма жестко распетрушил работу местных органов власти, у которых перед носом бесчинствуют грантоеды и заявил, что

"Давно надо было провести проверки курсов изучения языков, скаутских организаций и других подобных им структур, управляемых и финансируемых из-за границы."

2

Впрочем, как строгий, но справедливый руководитель, глава страны добавил, что хорошие НКО не тронут: "Мы не собираемся вырезать тех, кто пользу приносит государству. Но мы увидели, кто есть кто. Поэтому их нужно привести в чувство. Если они способны работать на государство, мы будем их "терпеть" и с ними сотрудничать. Нет — значит под нож. Это же не дело, когда эти структуры, существуя в Беларуси, втягивают молодежь в антигосударственную деятельность, организуют утечку квалифицированных кадров за рубеж.".

Закон, что дышло

А тем временем власти продолжают совершенствовать законодательную базу – дабы была возможность перекрыть кислород тем, кто жаждет революционных изменений. И весенняя сессия Парламента открылась принятием целого пакета законов.

"Наше законодательство слишком либерально, чтобы давать симметричные ответы на новые формы экстремизма и информационной агрессии. Устранить этот пробел - прямая обязанность депутатов", - цитирует Deutsche Welle председателя нижней палаты белорусского парламента Владимира Андрейченко.

Так, в первом чтении приняты поправки к законодательству о противодействии экстремизму. Согласно букве закона, персона, которую причислили к членам экстремистской организации, лишается права заниматься некоторыми видами деятельности (педагогической, издательской и т.п.), а также вводится контроль за ее финансами. Также дано четкое определение, что же является "экстремистской символикой и атрибутикой", а также "экстремистскими материалами".

Отметим, что в Беларуси статус экстремистов присваивается и тем, кто ведет антиправительственные чаты, и тем, любит махать бело-красно-белыми флагами или выставлять портреты персон с неоднозначной репутацией: в числе злодеев и многодетные матери, и богема, и пенсионеры, не говоря уж о студентах.

2

Как сообщает немецкая волна, со ссылкой на Следственный комитет, в конце марта прокурорам передали для направления в суд уголовные дела о более чем 700 преступлениях, связанных с экстремизмом – все злодеяния, как и следовало ожидать, совершались во время акций протеста. 

Также, сообщает TUT.BY, одобрен законопроект о массовых мероприятиях. Их разрешено проводить только и исключительно на основании разрешения местных органов власти. Накинули платок на роток и СМИ, а также альтернативным медиа, запретив им упоминать о нелегитимных сборищах: "запрещается освещение в средствах массовой информации, сети Интернет или иных информационных сетях в режиме реального времени массовых мероприятий, проводимых с нарушением установленного порядка, с целью их популяризации или пропаганды".

Кроме того, приняли законопроект о недопущении реабилитации нацизма и о защите персональных данных.

Война с СМИ

Naviny.by, анализируя эти события, считает, что белорусские власти "идут танком на неподконтрольные им медиа". Заметим, что белорусским журналистам, особенно тем, кто не хочет плясать под дудку режима, живется очень несладко в плане психологического комфорта: их и на официальные мероприятия не пускают, и в тюрьму сажают – короче, работают как на пороховой бочке. И, похоже, дальше будет еще хуже

Так, ссылаясь на информационную войну, которая идет полным ходом, Лукашенко провел очередную ротацию в армии идеологов: назначив нового министра информации, а старого отправив на повышение. Задачи стоят простые и ясные – не допущать экстремизма и противодействовать внутренним и внешним врагам: проще говоря, всем инакомыслящим.

И под это дело грамотно подвели нормативную базу: помимо вышеупомянутого закона о массовых мероприятиях, слуги народа откорректировали и документы, касающиеся регулирования работы СМИ. В частности, расширен перечень оснований для отказа в госрегистрации СМИ, а в ряд случаев Мининформ получает право прекратить деятельность издания без суда и следствия. Прокуратура же может легко и просто заблокировать интернет-ресурс, если сочтет, что она распространяет экстремистскую информацию, попирающую национальные интересы Республики Беларусь.

Заколосились партии

А тем временем на арене политических игрищ наметилось новое поветрие – создание новоиспеченных политических партий в преддверии конституционной реформы. Как мы уже писали, на прошлой неделе штаб Виктора Бабарико заявил о создании партии "Вместе".

А вчера об аналогичным намерении заявил Лидер Народного антикризисного управления Павел Латушко. Он заявил, что надо работать на опережение и формировать новую политическую элиту еще до того, как авторитарный правитель покинет свой пост.

В будущем оппозиционер видит Беларусь парламентско-президентской республикой, ибо "эта форма правления - лучший способ избежать повторения диктатуры".

2

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

ФОТО: Из личного архива

Эксперт Совета по международным отношениям "Минский диалог" Денис Мельянцов

О реорганизации посольств

На внешнеполитическом поле одно из важнейших событий недели, которое произошло буквально на днях и стало своего рода сенсацией – это совещание у президента, во время которого было заявлено о необходимости реорганизации внешнеполитических ведомств. Речь идет о сокращении дипломатических представительств в ряде стран, которые пока не называются: но, скорее всего, это будет Литва и Польша, также возможно это коснется посольств в других странах ЕС. Потому что, судя по аргументации, у них не получается выполнить те задачи и цели, которые ставились перед посольствами: с одной стороны нарастить экспорт, с другой стороны – нормализовать отношения, а с третьей, учитывая резкое обострение отношений после президентских выборов – они должны были дать достойный ответ на санкции и ту риторику, которая звучит в западных странах. 

После оптимизации работы МИДа, где пару лет назад были масштабные сокращения, это, наверное, самая масштабная реорганизация, которая отражает все то, что происходит в отношениях Беларуси с Западом. Это, в некоторой степени, явление уникальное, потому что раньше в периоды спада отношений, Минск все-таки старался не реагировать на выпады и критику со стороны Запада. Сейчас же Минск начинает ответные меры вводить – и контрсанкции, и ограничение посольств, и высылку дипломатов. Белорусское руководство пришло к выводу, что в сфере внешней политики надо, грубо говоря, огрызаться и давать отпор – иначе критика будет постоянной и страны Запада будут чувствовать себя уверенно: вводить санкции и вести не совсем дипломатичную. Так что это новшество в белорусской внешней политике.

Видимо, выбор сделан в пользу более масштабного дипломатического присутствия на восточном направлении, в тех странах, которые в первую очередь интересны для Беларуси в экономическом смысле. Например, в Китае, куда Беларусь планомерно наращивает экспорт в последние годы, были достигнуты соглашения по лицензированию, по продаже мяса, по другим позициям. И, по логике, полезно иметь консульства и представительства и в других городах, помимо Пекина. Очень перспективно и индийское направление – вчера как раз проходила встреча Лукашенко с послом Индии в Беларуси. Возможны также другие государства в азиатско-тихоокеанском регионе: вот такой внешнеполитический выбор прослеживается.

Если говорить об экономических аспектах такого шага в отношении сопредельных государств, то потери будут с двух сторон: и со стороны Беларуси и тех стран, которые вошли в клинч с официальным Минском. Но тут превалирует политическая логика, а экономические калькуляции второстепенны. Это мы видим на примере Литвы: сейчас белорусские транзитные потоки переориентированы из порта Клайпеды в российские порты и товарооборот снижается. У Польши тоже, скорее всего, будут проблемы: к примеру, в свое время через Беларусь активно продавались польские санкционные товары, запрещенные к ввозу Россию – те же яблоки. В свете новой ситуации такое вряд ли будет возможным.

Об американских санкциях

Один из важных моментов – это вопрос американских санкций, потому что они сильно отличаются от европейских: в последние годы американские санкции имеют тенденцию к экстерриториальности – то есть санкции водятся не только против конкретных лиц или организаций, но они распространяются и на фирмы и лиц по всему миру, которые будут сотрудничать с подсанкционными компаниями.

Грубо говоря, Белнефтехим не сможет продавать свою продукцию не только в штаты, но будут и проблемы с другими странами, которые являются партнерами США.

2

Пока неизвестно, введут ли США именно такие санкции с экстерриториальной компонентой, но такая угроза есть. Минск до последней недели старался себя сдержанно вести с США: либо вообще не реагировал на заявления посольства США в Минске и Госдепа либо отвечал очень корректно. Но недавно, после того, как было заявлено, что США разморозят санкции, белорусский МИД позволил себя достаточно скандальную риторику: очень саркастически и издевательски ответил на поздравление американским посольством белорусов с Днем воли. После этого стало понятно, что Минск уже, скорее всего, не надеется на позитивное решение.

Санкции эти были введены еще после выборов 2006 года, но потом их приостановили в 2015 году: на определенный период времени, с продлением. И сейчас срок очередной приостановки заканчивается 26 апреля.  Это касается девяти компаний – флагманских предприятий белорусской нефтехимии, ориентированных на экспорт. Они сотрудничают не только с США – с Америкой у нас небольшой товарооборот, но проблема этих санкций в том, что американцы могут их распространить и на те фирмы в Европейском союзе, которые работают с этими белорусскими предприятиями. И, конечно, в итоге может получиться так, что Беларусь не сможет никому продавать, кроме русских и тех стран, которые с американцами не работают. Пока никто не знает, насколько эти санкции будут жесткими, но такая угроза есть и Минск этого сильно опасается. В любом случае, какие-то санкции, скорее всего, будут – потому что Минск ни на какие уступки не идет, а Госдеп как раз обусловил введение этих санкций необходимостью освобождения политических заключенных. Понятно, что Лукашенко на это не пойдет – тогда он потеряет лицо внутри страны.

О новых партиях

Процесс создания новых партий активизировался, после того как было заявлено о конституционной реформе: сейчас комиссия работает над проектом. И тренд таков, что власть делает ставку на более тонкую настройку политической системы, с партиями и конкуренцией – ограниченной, скорее всего, но с децентрализацией власти, чтобы система была более устойчива в случае передачи власти – ведь когда-то это произойдет. И в этом контексте создаются партии, которые будут работать в новой системе.

Самое важное событие – создание партии Бабарико "Вместе".

Главный вывод, который можно сделать – все-таки лидеры протестных движений отказываются от революционной повестки и переходят в более легальное и конструктивное русло, надеясь на то, что для них найдется место в новой системе.

2

С одной стороны, это позитивные индикаторы для власти – часть протестного движения отходит от явных революционных идей и готова работать в рамках навязанной властями повестки, а вот для той части оппозиции, которая хотела бы безусловного ухода Лукашенко и проведения выборов на новых условиях, это, скорее – негативный тренд. Сейчас очевидно, что многие, по крайней мере такие знаковые фигуры, как Бабарико, готовы работать на легальном политическом поле и участвовать в партийной борьбе в той системе, которая создается, а не требовать, как было осенью, что пусть вначале Лукашенко уходит и полностью передает власть, потом проведем выборы, а дальше уже начнем реформы под эгидой демократического движения. 

Здесь явно видно, что революционные лозунги проигрывают, и власти удалось хотя бы частично втянуть часть протестного электората в эту игру с новыми партиями и конституционной реформой.

2

О Тихановской, финансировании и революции

Уже в октябре стало понятно, что протестное движение сходит на нет. Штаб Тихановской проводил необоснованные акции: например, предъявил ультиматум Лукашенко с угрозой организовать национальную забастовку. Это не получилось и стало понятно, что ресурса у этой части оппозиции нет. Они полностью потеряли улицу. Тех многочисленных акций, что были осенью, даже и близко нет: ни в будние, ни в выходные практически нет активности, только редкие спорадические пикеты. Но это даже рядом не лежало с теми массовыми мероприятиями, которые мы наблюдали летом и осенью. То есть такого важного инструмента и рычага, как уличное противостояние, у Тихановской и других оппозиционеров больше нет.

Соответственно, им остается только действовать через телеграмм-каналы и независимые оппозиционные СМИ, чтобы поддерживать протестные настроения.

2

Второй момент – это международная активность: у штаба Тихановской она высока и эффективна, потому что им удается встречаться на достаточно высоком уровне с лидерами западных стран, которые номинально высказывают поддержку. Но, опять же, если у них нет никакого влияния внутри страны, то это даже не повторение ситуации с Венесуэлой, когда Запад поддержал Гуайдо, а на более низком уровне. Сама Тихановская не называет себя избранным президентом, ни Евросоюз, не США также не признают ее таковой, как и в целом итоги выборов в Беларуси: с ней проводятся встречи в качестве лидера оппозиции.

А судя по тому, какие скромные суммы выделяются западными странами в поддержку белорусской демократии и правозащитного движения, то все это имеет минимальный эффект. И скорее всего Тихановская и ее офис превратятся в еще один эмиграционный оппозиционный центр, который не будет иметь никакого влияния внутри страны, но с которым западные политики будут встречаться и контактировать в силу того, что они уже когда-то их поддержали.

Финансирование слишком маленькое, чтобы изменить ситуацию кардинальным образом. Этого достаточно для того, чтобы организация функционировала, помогала эмигрантам, пострадавшим от репрессий и т.п., но не более того.

2

Судя по всему, организованного продемократического преобразования Запад не планирует – у нет планов продвинуть в Беларуси новую революцию, сделать Тихановскую президентом и вкладываться в это.

Поэтому я думаю, что кризис белорусско-западных отношений, конечно будет продолжаться какое-то количество лет, по примеру всех предыдущих волн, но потом страны Запада, исходя из того, что Лукашенко имеет реальную власть в стране и фактически всем руководит достаточно эффективно, начнут сотрудничать с тем правительством, которое имеется – хотя формально они могут его и не признавать.