Как силовики России и Беларуси разрешают похищать людей на своих территориях

Александр Федута сейчас в СИЗО КГБ ФОТО: Наша Нiва

11 апреля в Москве пропал белорусский политолог Александр Федута. Исчезновение первой обнаружила его жена Марина Шибко. Она рассказала, что вскоре после приезда мужа из Польши в российскую столицу он исчез. Знакомые Федуты вскрыли квартиру, которую он снимал в Москве, и нашли только его телефон на белорусском номере.

Жена обратилась в российские правоохранительные органы в связи с исчезновением супруга и только от сотрудников российской полиции узнала, что Федута был задержан в Москве представителями белорусского КГБ. Более того, сотрудники полиции не могли сказать, находится ли Федута до сих пор в Москве, или он уже в Минске, и собирались обратиться за разъяснениями в российскую прокуратуру. Причем в обоснование действий на территории России силовики ссылались на белорусский уголовно-процессуальный кодекс.

Александр Федута - известный белорусский политолог, в 1994 был членом предвыборного штаба Александра Лукашенко, затем начальником управления общественно-политической информации Администрации президента Беларуси (1994-1995). Работал в предвыборном штабе кандидата в президенты Беларуси Владимира Некляева, был арестован 20 декабря 2010 и впоследствии приговорен к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком два года. 11 января 2011 Amnesty International признала Федуту узником совести.

А 12 апреля стало известно о задержании в Москве адвоката белорусского происхождения Юрия Зенковича. У Зенковича белорусское и американское гражданство. Только 13 апреля адвокат Павел Ульянцев сообщил жене, что Зенкович в тюрьме КГБ. "Адвокат сказал, что задерживали белорусские спецслужбы в Москве. Я спросила, что они делали в соседнем государстве. Он сказал что-то вроде: "Вы же сами всё понимаете", - рассказала жена адвоката. 

Российские спецслужбы никак не прокомментировали, каковы правовые основания проведения подобных спецопераций и как они согласуются с международным правом. 

Очень похоже, что спецслужбы обеих стран действуют по принципу "ты мне - я тебе", и при таком раскладе на территории Беларуси не могут себя чувствовать в безопасности и граждане третьих стран. 

Так, например, украинец Павел Гриб 24 августа 2017 года уехал в Гомель на встречу со знакомой гражданкой России, с которой он познакомился в соцсети. После этого выезда Павел исчез. Только спустя две недели ФСБ сообщило Генеральному консульству Украины в Ростове-на-Дону о том, что молодого человека поместили в СИЗО Краснодара: украинца незаконно похитили и вывезли на территорию РФ, где обвинили в подготовке теракта в одной из школ Сочи. В суде он полностью отрицал предъявленные обвинения. Павел Гриб был приговорен к шести годам лишения свободы, освобожден в рамках российско-украинского обмена пленными. На момент освобождения молодому человеку исполнился 21 год. 

Соседние страны, которые в этих вопросах опираются на международное право, ведут себя в отношении белорусских активистов, мягко говоря, иначе. Так, Польша не выдала по требованию Беларуси основателей одного из самых известных Telegram-каналов страны "Нехта" Степана Путило и Романа Протасевича, как ни пытались белорусские власти обосновать, что молодые люди занимались "преступной деятельностью". А на запрос о выдаче одного из главных политических противников Лукашенко Светланы Тихановской, глава литовского МИД ответил, что скорее "ад замерзнет, чем мы начнем рассматривать ваши требования". 

Москва и Минск, как видно, могут себе позволить не соблюдать международное законодательство о задержании и выдаче подозреваемых в преступлениях - просто разрешая "дружественным" силовым структурам похищать их на своей территории.

НАВЕРХ
Back