Политзаключенный из Бреста: "В СИЗО нам постоянно говорят, что мы позор для своих семей"

Родион Медушевский ФОТО: instagram.com/radionmedushevskiy/

Родион Медушевский вышел на свободу после 2,5 месяцев в СИЗО. Парня приговорили к 1,5 годам ограничения свободы с отбыванием дома по "хороводному делу", когда 13 сентября 2020 на перекрестке в Бресте масштабная акция протеста закончилась песнями и танцами с последующим разгоном водометом.

Роман рассказал "Брестской газете", как его задерживали. включали в автозаке песню "Саня останется с нами", в СИЗО повесили желтую "политическую" бирку, лишали писем и пыталис убедить, что на воле никто их давно не поддерживает.

"Меня не били"

- Я узнал про возбуждение уголовного дела, когда ко мне домой приехали из уголовного розыска. Два человека постучались, показали удостоверение и сказали, что приехали за мной. Мне сообщили, что я был "где-то там, где мне быть не стоило". Я оделся и меня повезли в Московский РОВД Бреста. Там мне показали мои фотографии с хоровода и, помимо нашей беседы с человеком, который сидел в кабинете, к нам заходили другие сотрудники и, не разобравшись в том, кто я и по какому здесь вопросу, начали делиться своими соображениями по поводу того, как стоило бы поступить со всеми протестующими… В общем, разговор с ними оставил у меня яркие впечатления, но так как любая нелестная информация о сотрудниках силовых структур или правоохранительных органов может быть использована для возбуждения уголовного дела против меня, то мне сказать особо и нечего. Скажу только, что меня не били.

"Чтобы не наговорить лишнего"

- Потом меня повезли в Следственный комитет и постоянно намекали, что, если не буду давать показания, то меня посадят в ИВС. Следователь в двух словах объяснил расклад и позвал другого следователя. Он спросил меня, что произошло и что я делал на этих фото и видео [события 13 сентября в Бресте]. Я кратко рассказал. Потом он спросил, нужен ли мне адвокат для дачи показаний. Я сказал, что нужен, и мне вызвали адвоката. Адвокат сказал, что я могу вообще ничего не говорить, но меня могут посадить на трое суток, если я не стану давать показания. Я подумал, что иногда стоит пойти на такие жертвы, чтобы не наговорить лишнего. Я решил не давать показания и заявил, что не признаю вину. И меня просто отпустили домой, дав подписать подписку о невыезде. После этого я два месяца ходил под подпиской на свободе.

"Я был уверен, что меня не задержат, но на всякий случай взял зубную щетку"

- Где-то 13 марта мне позвонил следователь и сказал, чтобы 16 марта к двум часам дня я подъехал к нему. Я спросил, в чем дело, но он меня заверил, что просто нужно поговорить и еще разок допросят меня. Я знал, что второй допрос будет при предъявлении обвинения, поэтому я понял, что меня переведут из статуса подозреваемого в статус обвиняемого. Еще я знал, что в СИЗО сидит Данил Чемоданов из третей "десятки", но думал, что он там сидит как гражданин России, и что его посадили, чтобы он не сбежал. Я был уверен, что меня не задержат, но на всякий случай взял зубную щетку.

В автозаке нам включили песню "Саня останется с нами"

- Я приехал, у меня забрали паспорт и упаковали. Затем выставили обвинение и дали документ о смене меры пресечения на заключение под стражу. Спросили буду ли я давать показания и признаю ли я вину, я сказал, что нет и нет. Где-то час я провел в кабинете следователя, потом пришел конвой, одели на меня наручники и повели в автозак, где я еще где-то час просидел, пока они ждали еще одного "хороводника" Александра Храпко. Где-то через час его привели, он сел в соседний "стакан" в автозаке и нас повезли в СИЗО. При этом, нам включили песню "Саня останется с нами".


НАВЕРХ
Back